WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 44 |

Фантазия -особый способ отношения к миру. Это часть - и порой существенная часть - значения или смысла, имплицитного действию. Если рассматривать ее в качестве взаимоотношения, мы можем быть от нее отделены;

если в качестве значения, мы не можем ее ухватить; если в качестве переживания, она может различными путями ускользнуть от нашего внимания. То есть можно говорить о том, что фантазия является "бессознательной", если дать этому основному утверждению дополнительные пояснения.

Однако, хотя фантазия может быть бессознательной - то есть хотя мы можем не знать об этом виде переживания или отказываться допустить, что наше поведение предполагает отношения переживаний или переживание отношений, придающих ему значение, часто очевидное для других, если не для самих себя,-фантазии не нужно быть вот так отщепленной от нас, будь то с точки зрения ее содержания или модальности.

Короче, фантазия в том смысле, в каком я употребляю этот термин, всегда находится в переживании и всегда значима; и, если личность не отделена от нее, относительно обоснована.

Разговаривают, сидя в креслах, два человека. Один (Петр) что-то доказывает другому (Павлу). Он объясняет Павлу свою точку зрения различными способами в течение некоторого времени, но Павел не понимает.

Давайте вообразим, что происходит в смысле того, что я называют фантазией. Петр пытается достучаться до Павла. Он чувствует, что Павел излишне закрыт для него.

Для Петра становится все более важным ослабить его сопротивление, прорваться к Павлу. Но Павел кажется твердым, непроницаемым и холодным. Петр чувствует, что стучится головой о кирпичную стену. Он чувствует себя уставшим, потерявшим всякую надежду, все более опустошаемым по мере осознания своего провала. В конце концов он сдается.

Павел же, с другой стороны, чувствует, что Петр давит чересчур сильно.

Он чувствует, что должен отбить его нападение. Он не понимает, что говорит Петр, но чувствует, что должен защищаться.

Отделение каждого от его фантазии, а фантазии -от другого означает недостаток взаимоотношения каждого с самим собой и каждого с другим. "В фантазии" они оба связаны друг с другом более или менее, чем каждый притворяется себе и другому.

Здесь две дополняющие друг друга фантазии противоречат спокойной манере, в которой разговаривают два человека, удобно расположившись в креслах.

Ошибочно рассматривать приведенное выше описание как чисто метафорическое.

5. Отрицание переживания По-видимому, ничто, кроме другой личности, так действенно не оживляет для человека мир - взглядом, жестом, замечанием,- что устраняет реальность, в которой он пребывал.

ЭРВИНГ ГОФФМАН. "Встречи: два исследования по психологии взаимодействия" Физическое окружение беспрестанно предлагает нам возможности переживания или лишает их. Фундаментальное значение для человека архитектуры проистекает именно отсюда. Слава Афин, столь ярко утвержденная Периклом, и ужас многих черт современных мегаполисов состоят в том, что первые расширили, а вторые сузили человеческое сознание.

Здесь, однако, я сосредоточусь на том, что мы делаем самим себе и друг для друга.

Давайте возьмем простейшую межличностную схему. Рассмотрим отношения Джека и Джил. Поведение Джека по отношению к Джил переживается Джил определенным образом. То, как она переживает его, значительно влияет на то, как она ведет себя по отношению к нему. То, как она ведет себя по отношению к нему, влияет на то, как он переживает ее. А его переживание ее складывается с его образом поведения по отношению к ней, который, в свою очередь... и т. д.

Каждая личность может принять два, отличающихся в своей основе образа действия в этой межличностной системе. Каждый может действовать на основе своего собственного переживания или под влиянием переживания другой личности, и не существует никакого иного образа личностного действия внутри этой системы. Пока мы рассматриваем личностное воздействие "я" на "я" или "я" на другого, единственным образом, которым можно действовать, является действие на основе либо собственного переживания, либо переживания другого.

Личностное действие может либо раскрыть возможности обогащенного переживания, либо скрыть эти возможности. Личностное действие является либо в основном усиливающим, утверждающим, ускоряющим, поддерживающим и расширяющим, либо ослабляющим, низвергающим, замедляющим, подрывающим и суживающим. Оно может быть созидающим и разрушающим.

В мире, где нормальным условием является отчуждение, большая часть личностных действий должна быть разрушающей -на основе как собственного переживания, так и переживания другого. Я покажу здесь несколько способов того, как это происходит. Я оставлю читателю рассмотреть с точки зрения его опыта, насколько распространены подобные действия.

Под заголовком "механизмы защиты" психоанализ описывает множество способов, при которых личность становится отчужденной от самой себя. Эти механизмы часто описываются с точки зрения психоанализа как сами по себе "бессознательные", то есть личности, по-видимому, неизвестно, что она делает с собой. Даже когда у личности наблюдается достаточная проницательность, чтобы увидеть, что происходит, к примеру, "расщепление", она обычно переживает это как действительно механизм, так сказать, безличностный процесс, который она может наблюдать, но не может ни контролировать, ни остановить.

Таким образом, есть некоторая феноменологическая обоснованность в обозначении подобных "защит" термином "механизм". Но мы должны пойти дальше.

Они имеют такой механический характер, потому что личность, как она переживает самое себя, отделена от них. Ей и другим кажется, что она от них страдает. Они кажутся процессами, воздействующими на нее, и в таком виде она переживает себя в качестве пациента с какой-то психопатологией.

Но так обстоит дело лишь с точки зрения ее собственного отчужденного переживания. Когда же она становится неотчужденной, она в первую очередь узнает о них, если она этого уже не сделала, а во-вторых, что более важно, делает шаг к постепенному осознанию того, что она делает или делала это себе самой.

В конечном итоге можно обрести ушедшую из-под ног почву. Подобные защитные механизмы суть действия, предпринимаемые личностью на основе своего собственного переживания. В результате всего этого она отделила себя от своего собственного действия. Окончательный продукт такого двойного насилия -личность, которая переживает себя скорее не как полную личность, но как часть личности, подверженную вторжению разрушительных психопатологических "механизмов", перед лицом которых она -относительно беспомощная жертва.

Такие "защиты" это воздействие на себя самого. Но "защиты" не только внутриличностны, они и межличностны. Я воздействую не только на самого себя, я воздействую и на вас. И вы воздействуете не только на самих себя, вы воздействуете и на меня. В любом случае - на переживание.

Если Джек преуспевает в забвении чего-то, то нет проку от того, что Джил продолжает напоминать ему об этом. Он должен принудить ее не делать этого. Самый безопасный способ - не просто заставить ее об этом молчать, но принудить ее так же это забыть.

Джек может воздействовать на Джил различными способами. Он может заставить ее чувствовать себя виновной в постоянном "возвращении к этому".

Он может свести на нет ее переживание. Это может быть сделано более или менее полностью. Он может показать, что это просто неважно или незначительно, в то время как для нее это важно и значительно. Идя дальше, он может сменить модальность ее переживания с воспоминания на воображение:

"Это все твое воображение". Более того, он может свести на нет содержание:

"Этого никогда не было". В конце концов, он может свести на нет не только значение, модальность и содержание, но и саму ее способность. помнить и заставить ее чувствовать себя виноватой в том, что она это делает.

Подобное далеко не необычно. Люди проделывают друг с другом такие вещи все время. Однако для того чтобы такое межличностное сведение на нет работало, полезно покрыть его толстым слоем мистификации [30]. Например, путем отрицания того, что делается именно это, а затем сведения на нет любой мысли, что это делалось, заявлениями вроде подобных: "Как ты могла такое подумать" или "У тебя, наверно, паранойя" и т. д.

6. Переживание отрицания Существует множество разновидностей переживания недостатка или отсутствия и множество тонких различий между переживанием отрицания и отрицанием переживания.

Любое переживание как активно, так и пассивно- единство данного и истолкованного. И построение, помещаемое на то, что дано, может быть положительным и отрицательным: это то, что человек хочет, или чего боится, или готовится принять, или не принять. Элемент отрицания присутствует в любом взаимоотношении и в любом переживании взаимоотношения. Разница между отсутствием взаимоотношений и переживанием каждого взаимоотношения как отсугствия -это различие между одиночеством и постоянной уединенностью, между временной надеждой или безнадежностью и нескончаемым отчаянием. Роль, которую, но своим ощущениям, я играю в создании такого положения вещей, определяет то, что, по моим ощущениям, я могу или должен сделать в отношении этого.

Первым намеком на небытие, возможно, была грудь или мать в качестве отсутствующих. Кажется, это было предположение Фрейда. Уинникотт пишет о "дыре", сотворении ничто посредством поглощения груди. Бион относит происхождение мышления к переживанию не-груди. По выражению Сартра, человеческое существо не создает бытие, но скорее вводит небытие в мир, в исходную полноту бытия.

Ничто, как переживание, возникает как отсутствие кого-то или чего-то.

Нет друзей, нет взаимоотношений, нет радости, нет смысла в жизни, нет идей, нет счастья, нет денег. Применительно к частям тела -нет груди, нет пениса, нет ни здоровых, ни больных внутренностей - пустота. Перечень в принципе бесконечен. Возьмите что угодно и вообразите отсутствие этого.

Бытие и небытие - центральная тема любой философии и на Востоке, и на Западе. Такие выражение -не безвредные и невинные словесные украшения, разве что в профессиональном философствовании декаданса.

Мы боимся достичь бездонной и безграничной беспочвенности всего сущего.

"Бояться нечего". Высшее успокоение и высший ужас.

Мы переживаем объекты нашего переживания как находящиеся там, во внешнем мире. Источник нашего переживания, видимо, находится вне нас самих.

При творческом переживании мы переживаем источник сотворенных образов, форм, звуков находящимся внугри нас, но по-прежнему за нашими пределами. Цвета исходят из источника до-света, самого по себе не зажженного, звуки - из тишины, образы - из бесформенного. Такой дообразный до-свет, такой до-звук, такая до-форма есть ничто, но, однако, это источник всего сотворенного.

Мы отделены друг от друга и связаны друг с другом физически. Личности как воплощенные бытия связаны друг с другом посредством пространства. И мы отделены и соединены нашими точками зрения, образованием, прошлым, организациями, группами, членством, идеологиями, социально-экономическими интересами класса, темпераментами. Эти социальные "вещи", объединяющие нас, являются в то же время. в е щ а м и, множеством социальных вымыслов, что встают между нами. А если бы мы смогли отбросить все эти необходимости и случайности и открыть друг другу свое обнаженное присутствие Если вы выкинете все - любые одеяния, маски, костыли, грим, а также общественные проекты, игры, дающие нам повод нарядить их в маскарадные костюмы собраний и заседаний,- если бы мы смогли встретиться, если бы был такой случай, счастливое совпадение человеческих существ, что бы нас сейчас разделяло Двое людей, между которыми и в начале и в конце ничего нет. Между нами ничто. Ничто. То, что в действительности "между", нельзя назвать ни одной вещью, находящейся между. Между -это само ничто.

Если я рисую что-то на листе бумага, то вот действие, которое я предпринимаю на основе своего переживания своего положения. Что я сам переживаю в качестве действия и какое у меня намерение Пытаюсь ли я передать кому-то нечто (сообщение) Перестраиваю ли я части какой-то внутренней головоломки (намерение) Пытаюсь ли я раскрыть свойства этого вновь появляющегося гештальта (открытие) Удивлен ли я, что появляется нечто, чего раньше не существовало Что эти строки не существовали на этой странице до того, как я их написал Здесь мы подходим к переживанию творения и ничто.

То, что мы называем стихом, составлено из сообщения, намерения, оплодотворения, открытия, производства и сотворения. В борьбе намерений и побуждений произошло чудо. Под солнцем есть нечто новое: бытие возникло из небытия, из камня забил ключ.

Без чуда ничего не происходит. Машины уже стали общаться друг с другом успешнее, чем человек с человеком. Ситуация -иронична. Все больше и больше интереса к сообщению, все меньше и меньше интереса сообщить.

Мы не так уж заняты переживаниями "заполнения пробелов" в теории познания, заполнения дыры, занятия пустого пространства. Вопрос не во вставлении чего-то в нечто иное, но в сотворении чего-то из ничего. Ex nihilo. То ничто, из которого возникает творение, в чистом виде не пустое пространство и не пустой промежуток времени.

В вопросе небытия мы находимся на внешних границах того, что установлено языком, но мы можем показать языком, почему язык не может сказать того, чего он не может сказать. Я не могу сказать того, что не может быть сказано, но звуки могут заставить нас слушать тишину. В рамках языка возможно показать, когда должно начаться многоточие... Но, используя слово, букву, звук, ОМ, нельзя сложить звук с беззвучностью, имя с неименуемым.

Тишину до-сотворения, выраженную в языке и посредством языка, нельзя выразить языком. Но язык можно использовать для того, чтобы описать то, что он не может сказать,-пробелами, пустотами и описками, решеткой слов, синтаксиса, звучания и значения. Модуляции высоты и громкости точно изображают форму, не заполняя пространства между строк. Но грубая ошибка принимать строки за модель или модель за то, что она моделирует.

Наиболее основополагающе человек не вовлечен ни в открытие существующего, ни в сообщение, ни в намерение. Он делает бытие способным возникнуть из небытия.

Переживание бытия действительного посредника непрерывного процесса творения проводит мимо любого подавления, или гонения, или суетной славы, даже мимо беспорядка и пустоты, и вводит в само чудо того непрерывного полета небытия в бытие. Оно может стать возможностью того великого освобождения, когда осуществляется переход бытия, боящегося ничто, к осознанию того, что нечего бояться. Тем не менее очень легко сбиться с пути на любой стадии.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.