WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 44 |

"Этот ребенок не хочет сюда приходить, вы это осознаете Она -моя младшая сестра. Этот ребенок ничего не знает о том, о чем не следует знать".

Тут начинает говорить ее "старшая сестра", делая для меня очевидным, что Джулия -невинная и несведущая, а потому не несет ни за что ответственности. Система "старшей сестры", в противоположность системе невинной и несведущей "младшей сестры", являлась весьма знающей и ответственной "личностью", доброй, опекающей и защищающей. Однако "она" не стоит на стороне Джулии, подрастающей младшей сестры, а всегда говорит "за" младшую сестру. Она хочет установить status quo.

"Разум у этого ребенка дал трещину. Разум у этого ребенка закрыт. Вы пытаетесь открыть разум этого ребенка. Я никогда не прощу вам попыток открыть разум этого ребенка. Этот ребенок мертв и не мертв".

Подтекст последней фразы состоит в том, что, оставаясь в некотором смысле мертвой, она в некотором смысле может быть не мертвой, но, если она примет ответственность за "реальную" жизнь, она может быть "реально" убита.

Впрочем, эта "сестра" к тому же могла говорить и так:

"Вам должен быть нужен этот ребенок. Вы должны его радушно принять...

вы должны позаботиться об этой девочке. Я - хорошая девочка. Она - моя младшая сестра. Вы должны водить ее в туалет. Она - моя младшая сестра. Она ничего не знает об этом. Она не является невыносимым ребенком".

В этой старшей сестре содержатся опыт, знание, ответственность и благоразумие в противоположность невинности, неведению, безответственности и капризности младшей сестры. Мы здесь также видим, что шизофрения у Джулии состоит в общем недостатке объединенности, а не просто в отсутствии у нее некоего места "душевного здоровья". Эта составляющая ее бытия - "старшая сестра" - могла говорить разумно, здраво и уравновешенно, но это говорила не Джулия: ее душевное здоровье, если угодно, было расщеплено и заключено в оболочку. Ее реальное здоровье зависело не от возможности говорить здраво от имени "старшей сестры", а от возможности общего объединения всего ее бытия.

Шизофрения выдает себя ее ссылками на саму себя как на третье лицо и при внезапных вторжениях младшей сестры тогда, когда говорит старшая сестра ("Я - хорошая девочка").

Когда же она демонстрировала мне слова или действия как свои собственные, представленное таким образом "я" оказывалось полностью психотическим. Большая часть действительно загадочных и сжатых утверждений, по-видимому, принадлежала остаткам системы ее "я". После расшифровки они открыли, что эта система, вероятно, являлась источником сфантазированного внутреннего "я", которое мы описали в случае здоровых шизоидных состояний.

Мы уже пытались описать, как так происходит, что переживание этого "я" включает в себя такие предельные парадоксы, как "фантастическое всесилие/бессилие" и т. п. Феноменологические черты переживания такого "я" кажутся у Джулии в принципе сходными. Однако нужно быть готовым трансформировать ее шизофрению в здравую речь, прежде чем предпринимать попытки феноменологического реконструирован(tm) переживания этого "я". Мне приходится еще раз прояснить, что, используя в таком контексте термин "я", мы не подразумеваем под ним ее "истинное "я"". Однако эта система, по-видимому, являлась ядром, вокруг которого могло произойти объединение.

Когда произошло разъединение, она, похоже, представляла собой центр, от которого вся разлеталась в стороны. Она, видимо, являлась центром для центробежных и центростремительных сил. Она казалась действительно безумной сердцевиной ее бытия, тем центральным аспектом, который, по-видимому, должен был стать хаотичным и мертвым, чтобы она не была убита.

Мы попытаемся охарактеризовать природу этого "я" с помощью утверждений, сделанных не только прямо этим "я", но также и утверждений, по-видимому, проистекающих из других систем. Существует не так много подобных заявлений, по крайней мере, так сказать, лично от этого "я". За время ее пребывания в больнице многие из них, вероятно, слились вместе, и в итоге получились постоянно повторяемые, по-телеграфному краткие утверждения, имеющие колоссальный подтекст.

Как мы видели выше, она говорила, что у нее внутри - Древо Жизни.

Яблоками этого дерева были ее груди. У нее было десять сосков (ее пальцев).

У нее были "все кости Шотландской бригады легкой пехоты". У нее было все, о чем она могла помыслить. Все, что она хотела, она немедленно, одновременно имела и не имела. Реальность не бросала свою тень или свой свет на ее желания или страхи. Каждое желание встречало мгновенное фантастическое выполнение, а каждый страх точно так же мгновенно фантастическим образом исчезал. Таким образом, она могла быть кем угодно, где угодно и когда угодно. "Я -Рита Хейворт, я -Джоан Блонделл. Я -царствующая королева. Мое королевское имя -Джулианна". "Она -самодостаточна,- говорила она мне.- Она имеет самообладание". Но это самообладание обоюдоостро. У него также есть и темная сторона. Она являлась девушкой, которой "овладел" фантом ее собственного бытия. У ее "я" не было ни свободы, ни автономии, ни власти в реальном мире. Поскольку она была кем угодно, кого ей хотелось вспомнить, она являлась никем. "Ее (о себе в третьем лице) тысячи. Она делит вас всех.

Она послу снится (то есть мнимое существо, не личность, и в то же время "послушница", "монахиня")". Бытие монахини подразумевает очень много смыслов. Один из них противопоставляется положению невесты. Обычно она рассматривала меня как своего брата и называла себя моей невестой или невестой "прекрасной-распрекрасной живой Жизни". Конечно же, поскольку жизнь и я для нее порой были тождественны, она боялась Жизни -или меня. Жизнь (я) раздавила бы ее, сожгла ее сердце раскаленным докрасна железным прутом, отрезала ноги, руки, язык и груди. Жизнь понималась с самой неистовой и разрушительно свирепой из возможных точек зрения. Это не было каким-то моим свойством или чем-то, что я имел (например, фаллос = раскаленный докрасна железный прут). Это было то, чем я являлся. Я был жизнью. Несмотря на то, что внутри у нее было Древо Жизни, она ощущала себя главным образом Разрушительницей Жизни. Поэтому понятно, почему она боялась, что жизнь ее разрушит. Жизнь обычно описывалась с помощью мужских, или фаллических, символов, но кажется, она хотела не просто сама стать мужчиной, но иметь тяжелое сексуальное вооружение обоих полов -все кости Шотландской бригады легкой пехоты, десять сосков и т. д.

Она родилась под черным солнцем. Она была черным сном Окцидента (Запада).

Древний и весьма зловещий образ черного солнца возник совершенно независимо от какого-либо чтения. Джулия оставила школу в четырнадцать, читала очень мало и не была особо развитой. Маловероятно, что она встретила где-то какую-то ссылку на этот образ, но мы воздержимся от обсуждения происхождения данного символа и ограничимся рассмотрением ее языка как выражения того способа, которым она переживала бытие-в-своем-мире.

Она всегда настаивала на том, что никогда не была нужна матери и та скорее выдавила ее каким-то чудовищным способом, чем родила нормальным образом. Мать "хотела и не хотела" сына. Она была "черным сном Окцидента", то есть сыном инцидента (несчастного случая), которого мать из ненависти превратила в девочку. Лучи черного солнца обжигали и иссушивали ее. Под черным солнцем она существовала как мертвая вещь. Таким образом, Я -прерия. Она -разрушенный город.

Единственными живыми существами в прерии были дикие звери. Крысы наводняли разрушенный город. Ее существование описывалось в образах предельно бесплодной, сухой пус-тьшности. Такая экзистенциальная смерть, такая смерть-в-жизни являлась преобладающим образом бытия-в-мире.

Она -призрак заброшенного сада.

В этой смерти не было ни надежды, ни будущего, ни каких-либо возможностей. Все уже произошло. Не было ни удовольствия, ни источника возможного удовлетворения или возможного наслаждения, ибо мир был таким же пустым и мертвым, как и она.

"Она просто одна из девушек, живущих в этом мире. Все притворяются, что она им нужна, а она им не нужна. Сейчас я просто веду жизнь дешевой шлюхи".

Однако, как мы видели из более ранних заявлений, она оценивала себя только в виде фантома. Существовала вера (хотя это было психотическое верование, все же это была некая вера) в то, что есть нечто очень ценное, потерянное или спрятанное глубоко внутри нее и пока не найденное ни ею самой, ни кем-либо другим. Если проникнуть глубоко в черную землю, можно обнаружить "блестящее злато", если хорошенько вникнуть, можно найти "на дне морском жемчуг".

ПОЛИТИКА ПЕРЕЖИВАНИЯ I. ЛИЧНОСТИ И ПЕРЕЖИВАНИЕ...что великие и подлинные амфибии, по природе своей, живут подобно существам не только иных стихий, но и других, далеких миров.

СЭР ТОМАС БРАУН. "Religio Medici:": 1. Переживание как свидетельство Даже факты становятся выдумкой без соответствующих способов видения "фактов". Нам нужны не теории, а переживание, которое есть источник теории.

Мы не удовлетворены верой в смысле иррационально поддерживаемой неправдоподобной гипотезы -нам требуется пережить "свидетельство".

Мы можем видеть поведение других людей, но не их переживание. Это заставляет некоторых людей утверждать, что психология не имеет ничего общего с переживанием другой личности, а занимается лишь ее поведением.

Поведение другой личности -мое переживание. Мое поведение -переживание другого. Задача социальной феноменологии - связать мое переживание поведения другого с переживанием другим моего поведения. Ее предмет - связь между переживанием и переживанием, ее истинное поле деятельности -взаимное переживание.

Я вижу вас, а вы видите меня. Я переживаю вас. а вы переживаете меня. Я вижу ваше поведение. Вы видите мое поведение. Но я не вижу, никогда не видел и никогда не увижу вашего переживания меня. Точно так же, как вы не можете "видеть" моего переживания вас. Мое переживание вас не находится "внутри" меня. Это просто вы, какими я вас переживаю. И я не переживаю вас находящимися внутри меня. Сходным образом я понимаю, что вы не переживаете меня находящимся внутри вас.

"Мое переживание вас" - лишь иная форма выражения.

"вы-такой-каким-я-вас-переживаю", а "ваше переживание меня" равно "мне-такому-каким-вы-меня-переживаете". | Ваше переживание меня находится не внутри вас, и мое переживание вас - не внутри меня, но ваше переживание меня невидимо мне, а мое переживание вас невидимо вам.

Я не могу переживать ваше переживание. Вы не можете переживать мое переживание. Мы с вами - люди-невидимки. Все люди -невидимы друг для друга.

Переживание обычно называют Душой. Переживание как невидимость человека человеком в то же самое время свидетельствует больше, чем что-либо иное.

Свидетельствует единственно переживание. Переживание - единственное свидетельство. Психология есть логос переживания. Психология - структура свидетельства, и, следовательно, психология -наука всех наук.

Если же, однако, переживание есть свидетельство, как можно изучать переживание другого Ведь переживание другого для меня не очевидно, поскольку оно не является и никогда не сможет являться моим переживанием.

Я не могу избежать попыток понять ваше переживание, потому что, хотя я и не переживаю ваше переживание, которое мне невидимо (и не-осязаемо, не-обоняемо, неслышимо), однако я переживаю вас в качестве переживающего.

Я не переживаю ваше переживание. Но я переживаю вас как переживающего.

Я переживаю самого себя как переживаемого вами. И я переживаю вас как переживающего самого себя как переживаемого мной. И так далее.

' Изучение переживания других основывается на заключениях, которые я делаю - исходя из моего переживания вас, переживающего меня,- о том, как вы переживаете меня, переживающего вас, переживающего меня...

Социальная феноменология -наука о моем собственном переживании и переживании других. Она занимается связью между моим переживанием вас и вашим переживанием меня. То есть взаимным переживанием. Она занимается вашим поведением и моим поведением, какими я их переживаю, и нашим с вами поведением, каким вы его переживаете.

Поскольку ваше и их переживание мне невидимо, как и мое -вам и им, я стараюсь сделать очевидным для других, посредством их переживания моего поведения, то, что я заключаю о вашем переживании, посредством моего переживания вашего поведения.

Именно здесь кроется основное затруднение социальной феноменологии.

Естественные науки занимаются лишь переживанием вещей наблюдателем, а не тем, как вещи переживают нас. Нельзя говорить, что вещи не реагируют на нас и друг на друга. Естественным наукам ничего не известно о связи между поведением и переживанием. Природа подобной связи таинственна -в марселевском смысле слова. Она, так сказать, не является объективной проблемой. Для ее выражения непригодна традиционная логика. Нет и разработанной методики понимания ее природы. Но эта связь есть связка нашей науки-если наука означает форму знания, соответствующую своему предмету.

Связь между переживанием и поведением -камень, который отвергнут строители на свой собственный риск. Без него все здание нашей теории и практики должно рухнуть.

Переживание невидимо другому. Но переживание - скорее не "субъективно", а "объективно", скорее не "внутренне", а "внешне", скорее не процесс, а практика, скорее не "вход", а "выход", скорее не психическое, а соматическое, скорее не какие-то сомнительные данные, выуженные из интроспекции, а из экстроспекпии. Менее всего переживание является "внутрипсихическим процессом". Подобные взаимоотношения, объективные отношения, межличностные отношения, перенос, контрперенос -поскольку мы должны жить среди людей -представляют собой не просто взаимодействие двух объектов в пространстве, каждый из которых обладает внутрипсихическими процессами" Такое различие между внешним и внутренним обычно относят к различию между поведением и переживанием;

но порой оно относится к некоему переживанию, которое должно быть "внутренним" в противоположность другим, которые являются "внешними". Более точно это различие между разными видами переживания, а именно восприятием (как внешним) в противоположность воображению и т. п. (как внутренним). Но восприятие, воображение, фантазии, грезы, сновидения, воспоминания -лишь разные модальности переживания, они не более "внутренние" или "внешние", чем любые другие.

Однако подобный способ рассуждений отражает раскол в нашем переживании.

По-видимому, мы живем в двух мирах и большинству людей известен только "внешний". Пока мы помним, что "внутренний" мир -не какое-то пространство "внутри" тела или мозга, такой способ рассуждений может служить нашей цели.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.