WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Коротко говоря: мы не можем психологически отделить одно от другого препсихотическое, психотическое, постпсихотическое и непсихотическое, а только схизоидное. Лишь сопоставив все это вместе, мы получим правильную картину…» Последние строки нуждаются в некотором пояснении. Кречмер прав, когда говорит о практической трудности, иногда даже невозможности отделить явления, характеризующие схизофренический процесс от особенностей схизоидной (т. е. просто психопатической в выше объясненном значении этого слова) психики. Читателя, однако, должно несколько запутывать то обстоятельство, что отношения между схизофренией и схизоидией Кречмером мыслятся совершенно так же, как между циркулярным психозом и циклоидией. Между тем эти отношения принципиально отличны. Между маниакально-депрессивным психозом и циклоидной психопатией, действительно, как практически, так и принципиально, нет резкой грани. В обоих отношениях можно провести непрерывную линию постепенных переходов от крайних степеней резко выраженного психоза до совершенно нормального состояния циклотимической психики: во всех случаях мы будем иметь более или менее резко выраженные Формы проявления основной конституции личности, заложенные в ней с ее рождения и ни на йоту не изменяющие ее строения. Схизофренический психоз, будучи выражением первоначально чуждою организму болезненного процесса, всегда изменяет личность, безразлично, вызывает ли он в ее строении провалы или только небольшие искривления. Из психоза, как отмечает и Кречмер, личность выходит всегда изуродованная, с большим или меньшим дефектом. В этом отношении схизофрения противоположна маниакально-депрессивному психозу так же, как и схизоидной психопатии. Конечно, схизофрения, невидимому, развивается преимущественно у схизотимиков, вероятно, на почве свойственной последним конституциональной слабости и неустойчивости каких-то, нам пока неизвестных, внутрисекреторных аппаратов. Но пока эти аппараты только неустойчивы, мы имеем здорового, хотя и предрасположенного к заболеванию человека. Он [может остаться таким до конца своей жизни,—совершенно той же самой схизоидной личностью, изменяющейся под влиянием возраста и переживаний лишь постольку, поскольку и все остальные люди. Или он может заболеть. Пусть болезненный процесс будет очень легким, — произведенные им разрушения уже не восстановятся, как не восстановится, а лишь зарубцуется, ткань легкого, изъеденного бациллами туберкулеза, в случае излечения последнего. Постпсихотическая личность по выздоровлении от приступа схизофрении всегда будет носить в себе и конституциональные особенности прирожденной схизоидной психопатии, и следы произведенных болезнью изменений. Принципиально те и другие следует разграничивать, хотя практически их не всегда возможно различить.

Итак, пусть читатель помнит, что между схизоидией и схизофренией можно провести непереходимую и, однако, не всегда открываемую в действительности границу, которая совершенно отсутствует между циклоидией и маниакально-депрессивным психозом.

После этого небольшого отступления мы возвращаемся к характеристике схизоидных личностей.

Наиболее частые особенности схизоидных личностей Кречмер так же, как он делал это по отношению к циклоидам, делит на три группы. Черты первой группы — необщительный, тихий, сдержанный, серьезный (лишенный юмора), странный — красной нитью проходят через всю схизоидную характерологию, следовательно, совмещаясь с чертами второй и третьей группы. Эти последние до известной степени противоположны друг другу, образуя такую же контрастную пару, как у циклоидов — особенности гипоманиакальной и депрессивной групп.

Вторая группа—застенчивый, робкий, тонкочувствующий, впечатлительный, нервный, раздражительный; любитель природы и книг — описывает во всевозможных оттенках особенности повышенной психической чувствительности от мимозоподобно застенчивой тонкости чувств до постоянной гневной возбудимости. Наоборот, третья группа — послушный, добродушный, храбрый, равнодушный, тупой, глупый — дает признаки душевной нечувствительности, тупости и уменьшенной активности. Вкратце Кречмер так Формулирует основу схизоидных темпераментов: они лежат между полюсами раздражительности и тупости таким же образом, как циклоидные—между полюсами веселости и печали.

«Ключ к схизоидным темпераментам, говорит он, имеет тот, кто вполне усвоит, что большинство схизоидов отличаются не одной повышенной чувствительностью или одной душевной холодностью, но что они одновременно бывают чувствительны и холодны, в каждом отдельном случае — в различных отношениях». Из них можно составить непрерывный ряд, начинающийся с тех крайне чувствительных, нежных, постоянно ранимых мимозоподобных натур, про которых говорят, что они состоят из обнаженного клубка нервов, и кончающийся холодными, застывшими, почти безжизненными руинами, оставшимися после тяжелых схизофрений.

У самых мягких и нежных представителей мимозоподобной группы чувствуется легкое незаметное дыхание аристократической холодности и отчужденности, аутистическое ограждение проявлений своей чувствительности только небольшим кругом строго избранных людей и вещей. Один из схизоидов Кречмера с неподражаемой точностью дал выражение этому налету холодности: «Как будто стеклянная перегородка существует между мною и людьми», сказал он. Эту тонкую, крепкую, холодную и остро колющую стеклянную перегородку мы чувствуем у самого мягкого и приятного представителя этой группы — мимозоподобного Х¨льдерлина (до болезни), но гораздо отчетливее она выражена у Стриндберга, который говорил о себе: «Я тверд, как лед, и, однако, полон чувств до сентиментальности». С другой стороны, и у преимущественно холодной и бедной чувствами половины схизоидов можно при близком общении с ними в самой глубине их застывшего Футляра найти судорожно сжавшееся, нежное, удивительно нервно чувствующее, ядро личности. «Вы со всем не знаете, как больно мне от всего этого», —сказал своим родителям один сильно опустошенный болезнью гебефреник, внешность которого не обнаруживала ничего, кроме непреодолимой, сухой лени, вялости и полной безтемпераментности.

Образное выражение этому соединению холодной, грубой оболочки и нежно чувствующего ядра дал Геббель, характеризуя здорового схизотимика Уланда: «Он как капля огненного вина в бочке льда».

Отношение, в котором у отдельных схизоидов смешиваются гиперэстетические и анестетическиег элементы схизоидной скалы темперамента, Кречмер называет психэстетической пропорцией данного лица. Напомним, что подобные отношения, только между другими полюсами — веселости и грусти, — он устанавливает и для циклоидных личностей. Разница, помимо несходства самых скал, заключается, однако, в том, что пропорция настроений ци-клоидов колеблется волнообразно, тогда как психэстетическая пропорция подвергается внезапным сдвигам: отношение между гиперэстетическими и анэстетическими частями темперамента у большинства схизоидов в течение их жизни изменяется толчками, не возвращаясь больше никогда к исходному пункту. «И психэстезия здоровых средних людей смешанного, среднего темперамента, добавляет Кречмер, достигает своего высшего пункта в типически сентиментально окрашенной склонности к преувеличениям и чрезмерной чувствительности возраста полового созревания, чтобы, начиная приблизительно с 25 года жизни, медленно остывать до известной спокойной солидности устойчивого мировоззрения, и часто и до трезво-плоской и сухой неспособности подняться выше уровня обыденщины.

Сдвигание психэстетической пропорции (у схизоидов), продолжает Кречмер, идет параллельно этому нормальному развитию, образуя только как бы сильно углубленную Форму последнего. Духовно высоко развитые личности переживают такой переход от глперэстетического к анэстетическому полюсу с жуткой отчетливостью, и именно — как постепенное внутреннее охлаждение. Вот как описывает «го, напр., Х¨льдерлин:

«Мало жил я, но уже дышет холодом мой вечер. Тихо, подобно» тени живу я теперь, и уже без песен дремлет застывшее сердце в груди».

Особенность описываемого Кречмером схизоидного сдвига заключается, между прочим, в том, что после первого стадия общего повышения чувствительности схизоид прежде всего теряет способность аффективного резонанса на вещи и события, не затрагивающие самой его личности, тогда как ценности, имеющие к ней непосредственное отношение, будучи сами по себе для нее значительно более важными, обычно сохраняют свой сильный эмоциональный акцент, и только дальнейший, уже психотический, сдвиг лишает иногда и эти последние присущего им чувственного тона.

Важный вопрос о происхождении аутизма схизоидов Кречмер решает так:

«Есть случаи, где аутизм есть преимущественно симптом повышенной чувствительности. Такие чрезмерно впечатлительные схизоиды воспринимают все яркие, сильные краски и тона реальной жизни, которые для циклоида и среднего человека приятны и означают неизбежный возбуждающий жизнедеятельность элемент, как резкие, некрасивые, грубые, неприятные, даже как психически болезненные. Их аутизм — это болезненное съеживание в своей скорлупе… Они ищут, как красиво говорит о себе Стриндберг, одиночества, чтобы «закутаться в шелк своей собственной души». У них можно заметить закономерное предпочтение к определенной внешней среде, именно к такой, которая не сделает им больно, не ранит их: к миру холодных аристократических салонов, к механически по определенному распорядку протекающей работе канцелярий, к уединенной жизни на лоне природы, к далеким временам и ученым кабинетам. Аутизм анэстетиков, наоборот, является результатом простой бесчувственности, недостатка аффективного резонанса на внешний мир, который не представляет для их душевной жизни никакого интереса, и к интересам которого они безразличны.

Анэстетик замыкается в себя, так как у него нет основания делать что-нибудь другое, так как то, что находится вокруг него, ничего не может ему дать.

Однако, аутизм большинства схизоидов и схизофреников смешан из обоих элементов темперамента в различных пропорциях; он представляет из себя безразличие с налетом боязливости и враждебности, в нем одновременно сказываются и холодность, и просьба быть оставленным в покое…».

…«Многие схизоиды описываются как «добродушные» люди… Это схизоидное добродушие в самой своей основе есть нечто иное, чем соответствующее свойство характера циклоидов. Циклоидное добродушие есть сердечность, участие в радогти и горе, активное доброжелательство или дружеская терпимость к другим людям, особенности которых циклоид стремится понять. Добродушие схизоида, наоборот, составляется одновременно из разных компонентов: робости и аффективной вялости.

Оно представляет уступку желаниям внешнего мира, вызванную ленью, смешанной с застенчивой боязнью противодействовать. Циклоидное добродушие есть дружеское участие, схизоидное — боязливое отстранение от вмешательства…».

Схизоид может быть поверхностно доступным, не обнаруживая своей глубины, а скользя лишь по поверхности, или избирательно общительным с одним или двумя интимными друзьями, но он никогда не растворяется в среде. У гиперэстетических типов, наоборот, часто развивается резкое противопоставление своей личности внешнему миру и на этой почве — постоянный болезненный самоанализ и сравнения: «Правильно ли я действовал Не был ли кто ко мне несправедлив» и т. д. Это — люди постоянных душевных конфликтов, жизнь которых протекает, как непрерывная цепь трагедий, как исключительно тернистый путь скорби.

У них есть естественный талант к трагическому. Далее, хотя в семьях схизофреников часто встречаются резкий и холодный эгоизм, Фарисейское самодовольство и безмерно преувеличенное чувство собственного достоинства, однако, эти качества представляют не единственную Форму схизоидного самозамыкания. Другой является стремление к теоретическим схемам улучшения мира и увеличения счастия людей, проектам образцового воспитания и т. д.

Альтруистическое самопожертвование большого стиля, особенно за общие, не личные, идеалы также характерно для некоторых схизоидов.

Переработка впечатлений, притекающих из внешнего мира, происходит у схизоидов своеобразно, испытывая часто задержки и подвергаясь различным видоизменениям благодаря последовательному действию подавленных, но не изжитых психикой, прежних аффективных состояний, преимущественно, неприятного характера, так наз. комплексов.

Благодаря этому их реакции лишены характера непосредственности. Если психический темп циклоидов представляет ряд оттенков между быстротой и медленностью, то у схизоидов его характеризуют, с одной стороны, упорство, а с другой, капризное непостоянство. Кривая циклоидного темперамента волнообразно колеблющаяся, а схизоидного часто скачкообразная. В связи с этим важным признаком многих схизоидов является уже упоминавшаяся выше при описании схизофрений амбивалентность, зависящая от полярности, в их аффективной установке. У них отсутствует примиряющая средина: они или восхищены, или шокированы, или мечтательно увлечены какой-нибудь личностью, или враждебно к ней относятся, сегодня на вершине самоудовлетворения, а завтра чувствуют себя раздавленными. Для них существует только или да, или нет; они требуют или весь мир, или ничего. Для них нет людей умеренно хороших или плохих, с которыми можно было бы жить, принимая отношения немного юмористически, нет: рыцарь или мужик, ангел или чорт, святая или мегера, — третьего нет. Эта особенность не имеет ничего общего с сангвинической склонностью некоторых гипоманиакальных натур к преувеличениям. У последних это — чрезмерность от избытка чувств, а у схизоидов — от повышенной их напряженности. Движения схизоидов или вялы, угловаты, неуклюжи, скованы, или поспешны, суетливы, судорожны; часто даже у лиц, не бывших на военной службе, есть черты как бы военной выправки, чопорная деревянность позы и жестов, отсутствие выразительных движений. Склонность к подавлению аффектов и вообще всяких непосредственных реакций ведет у некоторых схизоидов к сдержанности и стилизованности, особенностям, которые вместе с гиперэстетической тонкостью чувств придают их облику своеобразную аристократическую красоту. С другой стороны, иногда сквозь внешнюю выдержку и воспитанность их неожиданно прорываются поразительно бестактные поступки или грубые нарушения свойственного им обычно изящества и вкуса. Чаще всего такие явления, однако, знаменуют начало схизофренического процесса.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.