WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Психические потрясения или, как чаще говорят, психические травмы вызывают не одни истерические реакции. Так, напр., длительное и чрезмерное аффективное напряжение у примитивных личностей с эпилептоидной или схизоидной психикой, не могущих или не умеющих изжить его попытками поделиться с другими людьми, приводит иногда к импульсивным действиям, совершенно не соответствующим их обычному поведению. Хороший пример такого кратковременного импульсивною помешательства приводит Кречмер. Дело идет об упомянутой в предыдущей главе при описании схизоидной психопатии девушке, — прислуге, совершивший поджог дома своих хозяев и убийство их детей.

На суде выяснилось, что она, впервые поступив в прислуги, с самого начала испытывала страшную тоску по родине и сильно переутомлялась.

Все ей было чуждо, она не знала, что делать, и никому не решалась рассказать о том, что чувствовала. «Если бы от дома и детей ничего не осталось, она могла бы вернуться в родную» деревню», — такая мысль, может быть, и приходила ей в голову, а, может быть, только неясно шевелилась, оставаясь под порогом сознания. Все время — глухое, страстное, невыносимое навязчивое стремление: «Только бы вон отсюда!» Утром в день преступления — чувство тумана и головокружения в голове, она не понимала, что с ней происходит; но как только услыхала — потрескивание огня под лестницей, стала спокойнее, и настроение ее прояснилось. Характерным здесь является то обстоятельство, что роковой поступок, хотя и образует одно связное и понятное целое с аффективным к нему побуждением, однако остается как бы оторванным от всей остальной личности. Импульс, вызванный тоской по родине, благодаря огромной силе напряжения, не прошел через Фильтр борьбы мотивов, а непосредственно без задержки повел к действию. Механизм таких поступков Кречмер образно называет «коротким замыканием».

Далее, сильное горе от утраты близких людей ведет иногда к настоящим депрессиям, очень сходным с депрессивными состояниями циркулярного психоза. Затем иногда, невидимому, реактивные психозы принимают Форму, которая отличается от схизофрений только тем, что болезнь кончается полным выздоровлением, не оставляя на личности никаких следов деградации. Основываясь на такого рода данных, Бумке считает, что на душевные потрясения человек всегда реагирует конституционально ему присущим типом реакции. Благодаря этому, по его мнению, психогенные заболевания должны считаться реакциями эндогенною типа в отличие от экзогенных, г обязанных своим происхождением таким вредным воздействиям, как отравление чуждыми организму ядами, инфекции, Физические травмы и т.. д. Именно поэтому важной чертой психогенных душевных заболеваний надо считать существование понятной внутренней связи между вызывающими психоз переживаниями и его содержанием: психоз здесь является проявлением внутренних предрасположений, а не вторгается, как нечто чуждое, в психическую жизнь.

Психогенные Факторы играют роль в возникновении не только реактивных психозов. Психические травмы чрезвычайно часто выявляют и обостряют и маниакальные, и депрессивные Фазы циркулярного психоза, приступы схизофрении также нередко развиваются под влиянием толчка, данного любовными конфликтами, служебными неудачами и т. д. На течение прогрессивного паралича душевные потрясения часто действуют резко ухудшающим образом, почему иногда после них заболевание и становится впервые заметным. Но есть еще и другое направление, в котором душевные болезни подвергаются влиянию психических причин, это так наз. психопластическое воздействие предшествующих болезни переживаний. Содержание психоза (бреда, галлюцинаций больного и проч.), как читатель, вероятно, уже заметил из наших описаний, в значительной степени определяется тем направлением, в котором развивались мысли и чувства больного до болезни, при чем иногда эти последние переходят в психику душевно-больных в символическом виде, подвергаясь всем тем изменениям, которые свойственны истерическим преобразованиям — сгущениям, смещениям и т. д. Особенно часто это можно наблюдать у схизофреников.

В заключение нам необходимо остановиться еще на одной болезненной Форме, в происхождении которой психические Факторы играют очень важную роль. Форма эта, носящая название паранойи, представляет из себя не что иное, как психологическое развитие психопатической личности, почему самое причисление ее к болезням, к психозам, в сущности, неправильно.

Понятие развития личности, прекрасно выясненное Ясперсом включает в себя три основных момента: 1) конституциональное предрасположение, которое само по себе, вне влияния внешних обстоятельств, имеет склонность к развитию в определенном направлении, к развертыванию заложенных в этом предрасположении возможностей; 2) среду, с которой предрасположение вступает в теснейшее взаимодействие, — она определяет житейскую судьбу личности и «с помощью разнообразных механизмов (привычка, упражнение и т. д.) Формирует окончательный склад последней; и 3) переживания,— мы только что говорили, что предрасположение реагирует на них так, как именно ему свойственно, в результате чего возникают понятным для нас путем взгляды, мнения и чувства личности. Психологическое развитие является прямой противоположностью психотическому процессу, который вне-психическим путем (отравления и другие повреждения мозга) вносит в психический мир личности элементы, не могущие быть понятыми из одного взаимодействия трех указанных выше факторов.

Крепелин определяет паранойю, как сравнительно редкое заболевание, которое характеризуется тем, что на почве своеобразного предрасположения при полном сохранении осмысленности и правильности в мышлении, в чувствованиях и в поведении у человека медленно развивается стойкая система бреда, представляющая переработку жизненных переживаний. Источниками бреда являются: во первых, повышенное чувство собственного достоинства, которое приводит больных к противоречиям с требованиями жизни, далее, живое воображение, благодаря которому проблемы в жизненном опыте щедро заполняются вымышленными прибавлениями, и, наконец, чрезмерная зависимость суждений от потребностей чувства. В связи с этими особенностями возникает тенденция оценивать и истолковывать данные опыта более или менее произвольно, исключительно с субъективной точки зрения в зависимости от своих желаний или опасений и, искажая действительность, так представлять окружающие-взаимоотношения, как это более всего соответствует личным интересам. В результате этих очень медленно совершающихся изменений является создание особого бредового миросозерцания и выдвижение на первый план той или другой ложной точки зрения, становящейся с этих пор центром, около которого вращается вся жизнь больного.

В качестве примера паранойи мы приведем возбудивший в свое время очень большой и бытовой, и психопатологический интерес-случай учителя Вагнера, подробно описанный Гауппом.

Около 5 часов утра 4 сентября 1913 года, когда только что занимался рассвет, старший учитель в деревне Дегерлох Эрнст Вагнер убил свою жену и четырех детей, заколов их всех в сонном виде кинжалом.

Прикрыв трупы одеялами, Вагнер умылся, оделся, захватил с собой револьвера и свыше 500 патронов и отправился по железной дороге в место своей прежней службы — деревню Мюльхаузен. Там он поджог несколько зданий, а затем выбежал на улицу и, держа в каждой руке по револьверу, начал стрелять во всех встречавшихся ему жителей. В результате 8 человек были им убиты, а 12 — тяжело ранены. Только когда он расстрелял все бывшие у него наготове патроны, и оба револьвера оказались пустыми, удалось в тяжелой борьбе его обезоружить, при чем он получил столь тяжкие повреждения, что первое время после конца борьбы казался мертвым. В виду странности мотивов, выдвинутых им в объяснение этого кровавого преступления, было произведено психиатрическое его испытание, которое дало такие результаты.

Вагнер оказался чрезвычайно тяжело отягощенным наследственно, как со стороны отца, так и со стороны матери. В детстве он был очень чувствительным, обидчивым и самолюбивым мальчиком. Крайняя правдивость не оставляла его даже тогда, если за правду ему грозило наказание. Он был щепетильно верен своему слову. Очень рано появились у него тяготение к женскому полу, богатая и неукротимая Фантазия и страсть к чтению. В учительской семинарии, где он учился, его отличали духовная самостоятельность, повышенное чувство собственного достоинства, любовь к литературе и крайняя добросовестность в отношении к своим обязанностям. Рано приобрел он безнадежный взгляд на жизнь: «Самое лучшее в этой жизни — никогда не родиться,— 17-летним юношей записывает он в альбом одному своему товарищу, — но, если родился, надо упорно стремиться к цели». 18-ти лет Вагнер попал во власть порока, который оказался роковым для его судьбы, — под влиянием повышенной половой возбудимости он начал заниматься онанизмом. Упорная борьба, которую он повел против своей слабости, оказалась безуспешной. С этого времени его чувство собственного достоинства и его откровенная правдивость получили сильнейший удар, а пессимизм и наклонность к ипохондрическим мыслям — благоприятную почву для развития. Впервые личность его испытала глубокий внутренний разлад между приобревшим отныне господство в его душе чувством вины и самопрезрения и прежним эстетизмом, влечением к женщинам и высоким мнением о себе. Он начал подозревать, что товарищи замечают его тайный порок и насмехаются над ним. Однако, этот душевный конфликт не оказал заметного влияния на его успехи и внешние отношения с людьми. Он прекрасно сдал первый учительский экзамен и поступил на службу помощником учителя. Отношения с товарищами по службе у него установились хорошие: они считали его за добродушного, хотя несколько заносчивого и слишком обидчивого молодого человека. Однако, благодаря своему самомнению он скоро столкнулся со старшим учителем, вследствие чего был переведен в другое место,— деревню Мюльхаузен. Связи с женщинами у него начали возникать довольно рано, тем не менее онанизма, несмотря на всю свою борьбу с этим пороком и попытки лечиться, он не мог бросить даже в 26-летнем возрасте. 27 лет, больше чем за 10 дет до преступления, под влиянием винных паров, — а в это время, чтобы заглушить укоры совести, он стал порядочно пить, — он, возвращаясь из трактира домой, несколько раз совершил содомистические акты (т. е. половые сношения с животными). С тех пор главным содержанием его мыслей и чувств стали угрызения совести по поводу этих отвратительных поступков. Как, он, человек художественного вкуса, с высокими нравственными стремлениями, с его честолюбием и презрением ко всему неблагородному, поддался такому дикому, противоестественному животному влечению! Страх, что его преступление будет открыто, снова сделал его чрезвычайно подозрительным, заставив боязливо, недоверчиво присматриваться и прислушиваться к лицам и разговорам окружающих. Уже имея на своей совести этот грех, Вагнер сдал свой второй учительский экзамен, при чем, опасаясь быть арестованным, все время носил в кармане револьвер, — при аресте он собирался застрелиться. Чем дальше, тем его подозрительность росла все сильнее и сильнее. Мысль, что его сношения с животными подглядели, начала неотвязно его преследовать. Ему стало казаться, что уже все известно, и что за ним установлено специальное наблюдение. Если при нем разговаривали или смеялись, то у него сразу возникал опасливый вопрос, не об нем ли разговор и не над ним ли смеются. Проверяя свои ежедневные наблюдения и обдумывая их мельчайшие детали, он все более укреплялся в основательности таких мыслей. И это — несмотря на то, что, по его собственным словам, ему ни разу не удалось услыхать ни одной фразы, которая бы вполне доказывала его подозрения. Только сопоставляя взгляды, мимику и отдельные движения сограждан или толкуя в особом смысле их слова, он приходил к убеждению в несомненности отношения всего этого к себе. Ужаснее всего казалось ему то, что, тогда как он сам мучился жестокими самообвинениями, проклинал и казнил себя, окружающие безжалостно обратили его исключительно в предмет всеобщих насмешек. С этого времени вся картина жизни стала представляться ему в совершенно извращенном виде: поведение мирных обывателей Мюльхаузена, вовсе не подозревавших душевной драмы Вагнера, в его представлении приобретает характер намеренного над ним издевательства. Дальнейшее развитие бреда прерывается переводом Вагнера в другое место. Приняв перевод, как наказание, он все-таки, оставляя место, где совершилось его преступление, первоначально почувствовал облегчение от мысли, что его на новом месте никто не будет знать. Действительно, хотя и там в душе его господствовали глубокий мрак и тоска, однако, в течение 5-ти лет он не замечал никаких насмешек над собой. За это время он женился на девушке, с которой случайно сошелся, женился исключительно потому, что считал невозможным отказаться от брака с забеременевшей от него женщиной. Несмотря на то, что теперь Вагнер жил уже вполне нормальной половой жизнью, подозрительность его все-таки требовала пищи, и постепенно прежние опасения снова пробудились. Сопоставляя невинные замечания друзей и знакомых, он стал приходить к убеждению, что слухи об его пороках достигли и сюда. Конечно, виновниками этого были мюльхаузенцы, которым мало было самим издеваться над несчастным, а понадобилось его сделать предметом посмешищ и в новом месте. Чувство глубокого негодования и гнева стало расти в его душе. Бывали моменты, когда он доходил до крайних степеней гневного возбуждения, и только начавшая с этого времени зреть у него мысль о мести удерживала его от непосредственной расправы. Любимым предметом его мечтаний сделалось теперь детальное обсуждение задуманного дела. План преступления в мельчайших подробностях был им разработан уже за 4 года до приведения его в исполнение. Двух целей хотел одновременно добиться Вагнер. Первой из них было полное уничтожение его рода, — рода дегенератов, отягощенного позором отвратительнейших пороков: «Все, что носит Фамилию Вагнер, рождено для несчастия. Все Вагнеры подлежат уничтожению, всех их надо освободить от тяготеющего над ними рока», так говорил он потом следователю. Отсюда — мысль убить всех своих детей, семью своего брата и самого себя. Второй целью была месть: он собирался сжечь всю деревню Мюльхаузен и перестрелять всех ее жителей мужчин за их жестокое издевательство над ним.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.