WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Какое будущее ждет нашу больную Некоторое указание в этом направлении может дать то обстоятельство, что и по миновании расстройств сознания у нее остались болезненные явления: она не может читать, — буквы прыгают. Часть содержания сумеречных состояний закрепилась в психике больной и перешла в ее сознательную жизнь, лишив ее возможности работать. Очень вероятно, что потеря работоспособности соответствует ее затаенным желаниям: не даром она одновременно потеряла интерес к занятиям: «К чему все К чему учиться Когда подумаешь о жизни, то все кажется мелким и смешным». Хочется все забросить и ехать туда, где Володя. Такое Фиксирование нужного больному симптома — нередкая вещь у лиц с истерической конституцией, причиной является бессознательное преследование больным определенной, хотя большей частью и совсем неразумной цели. Далее обыкновенно развивается длительное хроническое болезненное состояние, в основе которого лежат не патологические изменения в организме, а ложно направленные инстинктивные влечения. Добавим, что явления, вызываемые таким чисто психическим путем, им же (отвлечением внимания, внушением и проч.) могут быть и устранены.

Выше по поводу острых психогенных заболеваний мы говорили об истерических реакциях. В случаях, подобных разбираемому, где имеет место уже привычное повторение патологических явлений, вызываемых, однако, теми же механизмами, надо говорить об истерии, как длительной хронической болезни. Выздоровление здесь всегда сомнительно, так как для него необходимо подлинное стремление к здоровью самого больного, чего часто именно и не хватает.

Болезненные явления становятся все более прочными, а сам больной все более охватывается бессознательным стремлением показать, что он действительно болен. Истерические механизмы охотно приходят ему на помощь, и каждый день появляются все новые симптомы. Лечение часто устраняет тот или иной из них, но на место исчезнувших через короткое время появляются другие. Только коренное перевоспитание личности больного, создающее у последнего волю к здоровью, а не к болезни, может вылечить его по настоящему.

Истерические состояния, развивающиеся у лиц переходного возраста в связи со свойственными ему любовными конфликтами, могут, однако, иметь относительно хороший исход: часто больные, попадая в благоприятную обстановку, с возрастом выравниваются, становятся духовно крепче; если им удастся при этом правильно изжить свои душевные драмы, психопатологические механизмы перестают действовать, и привычка к истерическим проявлениям исчезает.

Истерические симптомы бывают очень разнообразны. Чаще всего мы имеем дело с припадками. Самой легкой их Формой являются так наз.

истерики: приступы судорожного плача, иногда переходящего в смех, кончающиеся обычно криками, а то так и падением на пол, и судорогами. На Форму припадка оказывают решающее влияние причина, его вызвавшая, психическое состояние больного и склонность последнего к подражанию. Иногда больные довольно удачно копируют эпилептические припадки, что вызывает необходимость искать особенности, отличающие одни от других. Для истерических характерна гораздо меньшая степень затемнения сознания, обыкновенно— гораздо большая продолжительность припадка, беспорядочность и театральность движений, а, главное, что истерик, несмотря на ожесточенные бросания всего тела, никогда не разбивается так серьезно, как эпилептик, не говоря уже про то, что он не прикусывает языка и не упускает мочи. В некоторых случаях истерический припадок представляет повторение движений, совершавшихся больным или больной в момент переживания, положившего начало болезни (напр., оборонительные движения у женщин, испытавших половое нападение).

Кроме припадков истерия сказывается, как в ряде самых разнообразных истерических симптомов (параличи, различные подергивания, потеря чувствительности тех или иных участков тела, слепота, глухота, боли и т. д.), так и в многочисленных психических проявлениях (сумеречные состояния, галлюцинации, страхи, лунатизм и т. п.). Повторяем, что все эти симптомы — исключительно психического происхождения, и в основе их всегда можно найти определенную целевую установку, а также — механизмы, описанные выше для острых истерических реакций:

вытеснение, символообразование и проч. Иногда значение их очень запутано, но в некоторых, хотя и редких, случаях оно поразительно прозрачно.

Вот один пример, приводимый Кречмером. Обделенная судьбой и Физически и духовно, девушка безрадостно стареет в родительском доме в качестве исполняющей черные работы замарашки, не получая ни от кого ни признания, ни благодарности. Она годами несет свою тяжелую ношу, ясно чувствуя бессмысленность и неплодотворность своей жизни и пренебрежение, ею встречаемое. Семья — очень бедная. Наконец, под бременем постоянных забот о деньгах и необходимости ухаживать за очень трудной слабоумной бабушкой ее мужество сломилось. После ничтожного испуга она слегла в постель и надела синие очки, а при попытке поднять ее оказалось, что она не может больше стоять на ногах и падает, как только ее перестают поддерживать. По мнению Кречмера этими проявлениями больная бессознательно (здесь нет речи о притворстве) собирается сказать: «Я больше не хочу ничего видеть и слышать, я не двину больше ни одним членом, я не сделаю ни одного шага». Это — внутренний отказ от ее прежней жизни, облеченный в символическую картину двигательного расстройства.

Приведенный пример, между прочим, прекрасно показывает значение продолжительных и неразрешимых душевных конфликтов для возникновения истерических состояний. Чаще всего эти конфликты возникают между глубокими внутренними стремлениями человеческого существа и господствующими в его сознании нормами морали и приличий. Человек, не имеющий мужества открыто отвергнуть эти нормы, находит исход в символическом протесте против них при помощи истерических реакций.

Наиболее тяжелые, иной раз совершенно непереносимые для сознания внутренние противоречия возникают на почве половых переживаний, в которых так прихотливо переплетаются страсть и отвращение, желание и стыд. Именно в этих случаях и бывает, что вытесненные, но от этого не менее могучие стремления, притаившись где-то в глубине человеческого существа, заставляют сознание против его воли служить символическому выполнению их требований или, еще чаще, осуществляют свою волюг минуя сознание, т. е. автоматически производя через различные отделы нервной системы нужные им Физические явления. Для иллюстрации приведем коротенький пример (Ясперс).

У 15-летней девушки после того, как она успешно отбила нападение студента, стремившегося ее поцеловать, опухли губы. Объясняется это борьбой бессознательного влечения к студенту (желание, чтобы поцелуй осуществился) и стыдом перед недозволенным проявлением полового чувства. Мысль «я хочу, чтобы он много и сильно меня целовал» вытеснена из сознания, но только для того, чтобы символически проявиться в истерическом симптоме опухших, как от неумеренных поцелуев, губ.

Напомним читателю, что еще Ницше в очень красивом образе пытался выразить бесплодность борьбы сознательной води человека против могучих животных требований его организма.

«Позади твоих чувств и мыслей, о, мой брат, находится могучий повелитель, неведомый мудрец, — он называется «сам». Он живет в твоем теле, он — твое тело». Это тело со всеми его инстинктами носит у Ницше название «великого разума», «малый же разум»т т. е.

сознание, которым люди так склонны гордиться, и полновластную свободу которого так часто превозносят, есть лишь орудие, которое служит «самому» для расширения его власти. Мысли Ницше были в значительной мере использованы Фрейдом для построения его теории о зависимостях душевной жизни. По Фрейду человеческий индивидуум представляет из себя непознанное и бессознательное Оно, которое только поверхностно охвачено Я. Я олицетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью, в противоположность к Оно, содержащему страсть. В Оно безраздельно господствует принцип удовольствия, а Я заменяет его принципом реальности. По отношению к Оно — Я подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади, с той только разницей, что всадник пытается это совершить собственными силами, Я же — силами заимствованными. И как всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто только остается вести ее туда, куда ей хочется, так и Я превращает обыкновенно волю Оно в действие, как будто бы это было его собственной волей. При всей красоте и глубине мысли, выраженной в вышеприведенных отрывках, ей недостает биологической определенности. По отношению к интересующему нас вопросу эта.

определенность дается пониманием сущности истерических симптомов, как предобразованных в процессе Филогенетического развития типов реакций инстинктивной психической подпочвы, основывающихся на рефлексах, которые дремлют в каждом человеке. Крепелин, положивший основание этому воззрению, высказал предположение о существовании многообразных и захватывающих под свое влияние обширные области, унаследованных нами еще от животных предков, защитных приспособлений, которые сразу вступают в действие, как только потребность самосохранения получает толчок от соответствующих аффектов. Эту мысль прекрасно иллюстрирует Кречмер следующими сравнениями.

Если девушка, говорит он, поставлена перед нежелательным ей замужеством, то у нее есть две возможности избежать последнего. Или она будет действовать, обдумывая свои шаги и по определенному плану, используя слабые места своих противников, то энергично сопротивляясь, то хитро уклоняясь, и, таким образом, наконец, при помощи ряда продуманных разговоров и поступков достигнет цели. Или в один прекрасный день она неожиданно рухнет на пол, начнет судорожно биться, дрожать, подергиваться, кататься по полу и выгибаться, и это будет делать так долго и повторять так часто, пока не избавится от ненавистного жениха. Два солдата слишком малодушны, чтобы выдержать страх, возбуждаемый в них войной. Один, обсудив свой красивый почерк, свои технические способности, свои связи на родине и взвесив все за и против, сделает целый ряд ведущих его к цели шагов, — и вот он сидит, наконец, в спокойной канцелярии. Другого однажды утром после сильного обстрела находят в состоянии бессмысленного метания вдоль и поперек окопов; когда его пробуют отвести в сторону и успокоить, он впадает в сильнейшее дрожание всего тела; в результате—его отправляют в нервный госпиталь, а оттуда — на гарнизонную службу, в ту самую канцелярию, где давно уже устроился его более умный товарищ.

Из этих двух путей разумной человеческой природе, продолжает Кречмер, подобает только первый. Второй представляет из себя своеобразную биологическую реакцию, которая тянется через все животное царство от одноклеточных живых существ до человека.

Если плавающая под микроскопом инфузория приближается к зоне подогретой воды, то она реагирует на это чрезмерным обилием живейших движений, которые длятся до тех пор, пока одно из них не удалит ее от опасной цели. После этого она снова начинает спокойно плыть. Если пчела или птица попадет в комнату, то она не сядет спокойно в уголок для обдумывания положения и не станет планомерно исследовать окна и двери, чтобы найти отверстие, а, инстинктивно направляясь к свету, разовьет целую бурю беспорядочных движений то в ту, то в другую сторону, повторяя их приступами все снова и снова до тех пор, пока одно из этих движений случайно не освободит ее, — в тот же момент она переходит к плавному и спокойному полету.

К сказанному можно только добавить, что всякий сильный и вырвавшийся из-под контроля воли аффект представляет из себя реакцию, подобную описываемой Кречмером животной буре движений. Понятно поэтому, почему Крепелин определяет истерическое явление, как распространение эмоций на независимые от них при нормальных условиях области телесной и душевной жизни и преобразование их в болезненные явления, которые по существу соответствуют преувеличенным и искаженным формам проявления сильных душевных движений. Нас не может поэтому удивлять то-обстоятельство, что древние стоики считали все аффекты душевными болезнями. Подтверждение этому мы находим между прочим в явлениях так назыв. патологическою аффекта. Сильный гнев у некоторых психопатов может повести к совершенно безудержным проявлениям ярости вплоть до нанесения тяжелых ран и совершения убийства. Придя в себя после такого взрыва, человек иногда совершенно не помнит, что с ним было, и что он сделал.

Еще одно пояснение. Читатель, мы думаем, понимает, что когда психиатры говорят о психогенных Факторах душевных болезней, о психогениях, они имеют в виду не какие-нибудь особые нематериальные процессы. Выделение психических Факторов в отдельную группу имеет значение совсем по другой причине. Именно, их действие отличается тем, что вредные влияния на мозг и отдельные его части производятся не непосредственно, как при ушибах и других механических повреждениях, и не через кровь, как при отравлениях и инфекциях, а приходят к центральной нервной системе чисто нервным путем, именно при посредстве распространения того или иного возбуждения с периферии организма по чувствующим нервам.

Внешнее раздражение вызывает сначала в соответствующих органах чувств ряд Физико-химических изменений, которые служат толчком для возникновения нервного тока, идущего отсюда по нервным волокнам, соединяющим эти органы с мозгом. Достигнув определенных клеток в мозгу, нервный ток в свою очередь вызывает в них ряд химических процессов, которые ведут к дальнейшему распространению возбуждения и к переходу его на различные двигательные нервы, т. е, к ряду более или менее распространенных и сложных рефлексов. На психологическом языке все эти процессы будут называться ощущениями, чувствами, мыслями и стремлениями. Чрезмерная сила возбуждения может повести к различным отклонениям от нормального функционирования соответствующих аппаратов, но эти отклонения никогда не приводят к грубым органическим разрушениям. Чаще всего они являются чисто функциональными, т. е. сводятся лишь к временным изменениям в отправлениях мозга, а не в строении ею. Такими изменениями могут быть: общее или частичное торможение деятельности мозговой коры, разрывы нормально существующих в нервной системе связей, распространение нервного возбуждения на такие области мозга, которых данное возбуждение обычно не достигает, наконец, активирование при обыкновенных условиях не действующих примитивных механизмов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.