WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Болезные, кыш!.. Ротики раскрывайте, а ручками брать не надо, измажете и измажетесь… Не присобачивайте постамент, боюсь холода и люблю плясать. Найдите себе какого-нибудь Кашпировского, вознесите, будет большой кайф скинуть вдребезги. Не выкраивайте икону из моих строчек. Не в том человек, что написал, а в том, что недописал. Не делайте из меня самозванца. НИГДЕ я не говорю, что могу больше вас.

Учитель, гуру, наставник — Фигушки с маслом. Смертный болящий врач.

Вам помогаю, но ничего не могу в жизни собственной, кроме обычной дури, а что могу, то не для себя. Все в точности по закону Природы.

Такое точно, как вы, больное беспомощное чудовище.

Жить, просто жить. Руки на клавиши.

ИСТИНЫ БЕЗ ГРАНИЦ ВЗЫСКУЯ НАШЕЛ ПОВОД ЗАТКНУТЬСЯ Тупо и безуспешно борюсь со своим лирическим вампиризмом. Ух, жуть подкожная!..

Все писатели и поэты, все самовыраженцы-художники, все болтуны-ученые, все лгунищи-политики, все эти прямо-или-косвенно-о-себе-говорители, все токующие глухари и воркующие глухарки долдонят одно: “Вот я какой, вот я какой, вот я какой, какой я, я, я” — кричат, щебечут, шепчут, надрываются, намекают, подразумевают… Вот какой я хороший — тем, что не боюсь сказать, какой я хороший.

Вот какой я высоконравственный — тем, что признаю, какой я плохой.

Вот как я прав признанием неправоты. Вот как умен — признанием глупости. Я хорош! Я велик! Я всепервый достоин жизни и размножения!.. Дайте, дайте же мне пососать вашей вкусненькой кровушки-похвалы, дайте еще разочек вколоть героинчик вашего восхищения… Уж давно просек, что это, окромя действия сексуально-рыночного инстинкта, дарвиновского этого самого полового отбора, – еще и социумная зомбированность: оценочно-самооценочная установка, ярмо оценки, оценочная задолбанность, оценочная удавленность с первых сраных пеленок.

Истины без границ взыскуя, раздалбываюсь, раззомбливаюсь…Заклинаю себя денно-нощно: не хочу нравиться, не хочу удивлять, не хочу восхищать, не хочу злить и тревожить завистью, не хочу производить своею персоной совсем никаких эффектов... Самооценка, пошла на три буквы!..

Ха-ха, как же. Хотел быть лучше других, плюнул и захотел быть лучше себя.. Истины без границ взыскуя, откроешь рот – и уже перед кем-то оправдываешься; пискнешь разок-другой, и уже убеждаешь кого-то в своем богоподобии... И получается, мать честная!..

ПО ПРИЧИНЕ, УКАЗАННОЙ ВЫШЕ...

Четыре утра. Примерно в это время меня поднимает боль.

Делаю мыслемассаж, встаю, завариваю чай или кофе, что-нибудь принимаю или не принимаю, делаю гимнастику или мыслегимнастику, или не делаю – и сажусь за стол. (Тоже можно мысленно.) Мой Неведомый, здравствуй. Трагикомедия не в том, что я мудрый доктор, не могу себя вылечить. “Врачу, исцелися сам”, в смысле буквальном — предложение идиота. Кто же это такой догадливый.. Кто обязал доктора быть бессмертным и совершенным.. Богу в таком случае тоже есть от чего полечиться.

А в чем же трагикомедия В том, что у меня есть право на вранье, которым я пользуюсь.

Меньше, чем мог бы, но пользуюсь.

Первый документ в досье новоприбывшего на тот свет Имярека – отчетец, томов на двести — сколько, где, когда, почему, зачем и с какими последствиями было вранья в промелькнувшей имярековой жизни.

Приложение — правда об этой жизни. Не просто правда, конечно, не пошленькая правдёнка, как говорят актеры, а Правда Истинная, как народ говорит, настоящая правда. Листик-другой.

Комитрагедия в том, что и при самых истовых посюсторонних усилиях сказать, записать, выразить, запечатлеть эту вот самую правду — не получается.

Все равно вранье, вранье и вранье…Мумифицированное вранье, так сказать, нетленка. К примеру вот: «Мысль изреченная есть ложь».

Держу пари, что поэт не заметил собственного логического парадокса.

Если мысль изреченная – ложь, то в том числе и вот эта, она ведь изречена.. В таком случае изреченная мысль не есть ложь!..Но изречена эта мысль при посредстве лжи, путем лжи… Запела первая птица. Вот-вот засветает... Внезапно стало понятно, почему я люблю тебя, мой Неведомый, почему люблю... Я мог бы об этом сказать, словом владею, но не скажу. По причине, указанной Выше.

Как же светло стало, когда дошло, наконец, до тупой души моей, что говорю с Тобой и пишу Тебе, прежде всех Тебе.

Зачем нужно было, чтобы я Тебя так долго не узнавал Путался по сторонам...

Тут замешан Третий, подслушивающий, создатель помех, в котором Ты, очевидно, не на шутку заинтересован. Собственно, и весь разговор ради этого Третьего.. Некий спектакль, понимаю — но ведь не только, скажи, не только..

Знаю, страдаешь вместе со мной: знаю, главное страдание Твое — невозможность сделать меня Тебе равным. Мое главное страдание, как Ты понимаешь, встречное...

ДВУПОЛУШАРНОСТЬ ЖИЗНИ Уже свыкся не просто с сознанием смертности, но с истинным положением самосознающего существа — положением умирающего. Да, знаю, помню... Вот только живу преступно несоответственно.

Нужно отказываться от гораздо большего, чем казалось...

Желания, обещания, поцелуи мира, умирающего во мне, крылья снов... К чертовой матери Ваш больной мир и его вонючие потроха. А — пошло оно... А — погуляй вволю, выразись — и пропади все пропадом! — вот что поет Желание и пришептывает, и лепечет, что это долг, долг божественный!..

Легче, приятней, наркозней уходить будет тот, некто-последующий, кто вдохнет аромат твоих наслаждений, запечатленный в строках, звуках, красках и линиях, райской памятью помня, что ты был на вершине...

Чего же боле.. Без Моцарта – разве я жил бы.. Был Моцарт, есть Моцарт — и умереть можно... Запечатлеть стон наслаждения, изрыгнуть фонтан жгучей крови, а там будь что будет!..

Но долг иной. Но страдание — тьма, в которую должен вбросить карту спасения, предупредить... Знаю, вижу... Тьма одиноких путников. Им не до поцелуйчиков, им дорогу, ночлег и опять дорогу...

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Действительный случай, сам видел и проследил… Дело было в конце восьмидесятых годов.

В экскурсионном бюро в самом центре Москвы, возле Кузнецкого – зашел, вижу: посреди большого офисного зала стоит строительная стремянка, вся покореженная, полусломанная. В потолок упираясь – стоит. На стремянке записка: “Просьба лестницу не убирать, может обвалиться потолок”.

Кругом толчется народ. Люди ходят туда-сюда, толкают стремянку, ушибаются о нее. Некоторые останавливаются, тупо читают надпись.

Вверх не смотрят. Отходят. Подходят… Через пару недель захожу и узнаю, что потолок этот грохнулся наконец. Стремянку кто-то упер. По счастью, произошло это в нерабочее время, не пострадал никто.

Слушайте... Не убирайте меня, пожалуйста: я стремянка, поддерживающая ваш потолок, ей же Богу!..

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.