WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Чтобы добраться до вероготовности и завладеть ею, нужно одной рукой водить перед носом, другой убирать защиты. В коммерческом жаргоне сегодняшних дней близкий термин – «понты», наводить понты, давить на понты и т.п. Именно этим и занимается любая реклама, успех коей напрямую зависит от того, насколько ей удается скрыть, чем и как занимается.

Дилемма Великого Инквизитора, психологическая диалектика: зло и добро пользуются одной и той же входной дырой – вот этой самой вероготовностью. Чтобы обмануть и использовать, чтобы уничтожить, человека требуется охмурить. Чтобы вылечить, чтобы выучить и развить, чтобы приобщить к истине, чтобы освободить, одухотворить, оживить – требуется охмурить. Очарование смерти равно очарованию жизни...

Все это Давид Ч. не столько знал, сколько чувствовал – кровью и позвоночником, пупом собственным. Понтизм-охмуризм – подчеркну еще раз, при наличии и других наклонностей и дарований – был его генетикой и его религией, это длилось вплоть до излома судьбы...

Мы шли с ним по саваннам и джунглям своего странного ремесла близко-соседними, иногда пересекающимися тропами: то общие пациенты, то общие знакомые и друзья, то нечаянно общие женщины. Сперва быстро сблизились, подружились молодыми семействами, потом как-то разминовались... Не берусь определить, как он относился ко мне. Я любил его неумеренно, восхищенно, люблю и сейчас, я не разлюбливаю... Прошло некое время, прежде чем догадался, что в нем погибает авантюрист высочайшего класса, гениальный актер собственной жизни. Не хватило, наверное, соответственного режиссера...

Вот как я описал в «Я и Мы» молодого Давида и его гипносеанс, на который он меня пригласил, чтобы мальчишески хвастануть мастерством.

Из описания явствует, что и сам автор находился в порядочном трансе… Первое впечатление: как легко дышится в присутствии этого человека.

Какое спокойствие. Какое приятство... Но — ощутимое “но”: холодок дистанции. Будь любезен, дыши, но не прикасайся… Д. медлителен. На пять движений обычного человека приходится у него одно. В такую медлительность погружаешься как в перину.

Стремительно-четким, впрочем, я его тоже видел...

…Звуконепроницаемый гипнотарий. Полутемно. Кровать и два стула, ничего больше. Сижу рядом с Д. Сейчас я впервые увижу лечебный сеанс гипноза. И даже приму в нем участие...

Медсестра приводит пациентку. Женщина лет двадцати восьми в больничном халатике с простоватым, округло- помятым лицом буфетчицы.

Рассказывает оживленно, что стала лучше спать, настроение чудесное, чувствует себя превосходно... Голос немного хриплый. ( Пьет..

Курит..) Ясно, что обожает Д., а что больна, непохоже...

Д. не глядит на нее, вернее, не смотрит глазами, но мне показалось, что смотрит мозгом… Между ним и пациенткой, почудилось, протянулась прозрачно-радужная дуга...

– Полежите немного...

Женщина легко легла на кушетку и сразу стихла.

Медленная тишина. Д. медленно берет руку пациентки. Медленно приподнимает... Считает пульс... Затем эту же руку вытягивает под острым углом к телу и вкладывает в ладонь ключ. Предмет мне знакомый: это входной ключ в отделения клиники, ключ врачей. Сейчас он служит взородержателем.

– Внимательно... Пристально... Смотрите на ключ. Внимательно.

Пристально...

Время стало пульсировать. Я не мог понять, быстро оно течет или медленно... Я пульсировал вместе с ним.

— …восемь. Теплые волны покоя... Туман в голове... Я считаю до десяти. С каждым моим счетом вы будете засыпать, засыпать все глубже...

Гипнотический темпоритм, гипнотический тембр – и роскошно сотканный голосом музыкальный рисунок сеанса. “Слова могли быть о мазуте...” Теплые волны покоя вибрировали в груди, горле, обволакивали мозг, тело... паузы между словами заполнялись вибрациями... никаких глаз...

—...десять... Рука падает... Глубоко и спокойно спите...

Пациентка уже посапывает. Д. начинает с ней разговаривать:

— Как себя чувствуете — Прекрасно... Хр... х-х-х...

— Прочтите стихотворение. Любое.

— “У лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. И днем и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом...” — Хорошо...

— Хрх... хр...

— Кто это вошел в комнату (Никого, разумеется.) — Женька. Племянник мой.( Наведенная гипногаллюцинация ) — Поговорите с ним.

— Привет, Женьк... Что сегодня в школе получил, а ну признавайся.

Отметку какую..

(Д. толкает меня в бок, чтобы я ответил. Я мешкаю, глотаю слюну.) — Три балла по арифметике... А как у тебя дела — Х-ф-х...

Д. улыбается: забыл передать «РАПОРТ» – то есть, перевести гипнотический контакт на меня – пациентка меня не слышит, она глубоко и спокойно спит.

– Сейчас вы услышите голос другого доктора. Будете говорить с ним.

– Здравствуйте, доктор.

(Это уже мне.) – Здравствуйте... Как чувствуете себя — Отлично. Погулять хочется.

Разговариваем... Потом разговоры кончаются. Начинается лечебное внушение. Голос Д. излучает торжество органной мессы.

— С каждым днем вы чувствуете себя лучше. Становитесь увереннее и спокойнее. Растет вера в свои силы. Улучшается настроение. Вам хочется жить, радоваться, работать... Вы чувствуете себя способной ко всему, чего сами хотите. Ко всему нужному и всему хорошему...

Несколько вот таких простых слов. Очень уверенно и мощно они были сказаны. Очень точно. Потом Д. умолк и дал пациентке просто поспать.

Этим сном закрепляется внушение, пояснил он. И удалился минут на двадцать. А я остался послушать дыхание... Д. возвращается. Опять странность: мне показалось, что он и не уходил, показалось, что показалось... Уверенно, сдержанно-торжествующе:

— Считаю в обратном порядке от десяти до одного. На счете “один” проснетесь с прекрасным самочувствием. Десять... пять... три, два, один!..

— (Сладко потянувшись, зевнув) Хорошо выспалась...

— Видели сны — Что вы, как убитая спала. (Так называемая спонтанная, т.е. не внушавшаяся специально, постгипнотическая амнезия, непроизвольное забывание – а точней, невпускание в сферу сознания... Так мы сразу и начисто забываем большую часть своих сновидений. Но некоторые можно и вспомнить...) — Наш сеанс окончен. Всего вам доброго.

— До свиданья, спасибо, доктор...

Насчет диагноза и судьбы этой пациентки я остался в неведении; могу, припоминая, предположить, что у нее, на почве какой-то душевной травмы, был психоневроз так называемого конверсивного типа – когда тело в ответ на психологически безысходную ситуацию воспроизводит любую болезнь, вплоть до настоящего умирания. В таких случаях гипноз может сгодиться – он действует и как оперативный «психический скальпель», и как магический ритуал – реализуемая мифологема, но суть исцеляющего влияния все же не в нем, а в особой связи врачующего и врачуемого – вот в этом рапорте...

Еще чуть-чуть о Давиде. Амплуа сверхчеловека – без Подготовки – таит в себе разнообразные саморазрушительные возможности. Давиду пришлось (как и мне, в иной фабуле) испытать это на себе. Он сам вмазался в конверсивный психоневроз, многолетний, многосимптомный... Едва выжил, но все же вырвался. Теперь это совсем иной человек: и иначе выглядит, и иначе работает. Солидный профессионал, превосходный мастер психиатрии и наркологии, искушенный лекарственник. Увлекся документально-историческими исследованиями. О гипнозе и вспоминать не хочет...

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.