WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 44 |

. А непосредственное переживание (в противоположность вере в них -демонов, духов. Властей, Сил, Господств, Серафимов и Херувимов, Света) даже еще более удалено. В то время как области переживания становятся все более отчужденными от нас, нам нужна все большая и большая духовная открытость хотя бы для того, чтобы признать их существование.

Многие из нас не знают или даже не верят, что каждую ночь мы входим в такие области реальности, в которых забываем нашу жизнь наяву точно так же, как забываем свои сны, пробуждаясь. Не все психологи считают фантазию модальностью переживания [27] и, так сказать, контрапунктическим переплетением различных видов переживания. Многие, кому известны фантазии, считают, что фантазия находится за той границей, которую достигает переживание при "нормальных" обстоятельствах. Дальше расположены лишь "патологические" зоны галлюцинаций, фантасмагорических миражей и маний.

Такое положение вещей показывает почти невероятное опустошение нашего переживания. Тогда начинается пустопорожняя болтовня о зрелости, любви, радости и мире.

Само по себе это является следствием отхода нашего переживания -того, что от него осталось,-от нашего поведения.

То, что мы называем "нормальным", есть производное подавления, вытеснения, расщепления, проекции, интра-проекции и других форм разрушительного воздействия на переживание. Оно коренным образом отчуждено от структуры бытия.

Существуют формы отчуждения, которые относительно инородны статистически "нормальным" формам отчуждения. "Нормально" отчужденная личность по причине того, что она действует более или менее как все остальные, считается психически здоровой. Другие формы отчуждения, выбивающиеся из господствующего состояния отчуждения, клеймятся "нормальным" большинством как дурные или безумные.

Состояние отчуждения, сон, бессознательное состояние, нахождение не в своем уме -состояния нормального человека.

Общество же высоко ценит своего нормального человека. Оно обучает детей потере самих себя и превращению в нелепых, и таким образом нормальных людей.

За последние пятьдесят лет нормальные люди убили, вероятно, сто миллионов своих нормальных собратьев.

Наше поведение есть функция нашего переживания. Мы действуем согласно тому, как мы видим.

Если наше переживание разрушено, наше поведение будет разрушительным.

Если наше переживание разрушено, мы потеряли свои собственные "я".

Насколько человеческое поведение, будь то взаимодействие между личностями или группами, постигаемо с точки зрения человеческого переживания Либо наше взаимное поведение непостижимо, в случае чего мы просто являемся пассивным орудием неких нечеловеческих процессов, цели которых настолько же туманны, насколько они в настоящее время неуправляемы;

либо наше собственное поведение по отношению друг к другу есть функция нашего собственного переживания и наших собственных намерений, хотя мы от них и отчуждены. В последнем случае мы должны нести окончательную ответственность за то, что мы делаем из того, из чего мы сделаны.

Мы не найдем в поведении ничего постижимого, если будем рассматривать его как несущественную фазу в существенном нечеловеческом процессе. У нас имеются исследования людей как животных, людей как машин, людей как биохимических комплексов, но остаются огромные трудности при достижении человеческого понимания человека с человеческой точки зрения.

Во все времена человек был подчинен - как он считал и переживал - силам звезд, богов или силам, которые бушуют сейчас в самом обществе, являющемся тем, чем являлись когда-то звезды, определяющие судьбу человека.

Впрочем, людей всегда отягощало не только ощущение подчиненности судьбе и случаю, предопределенным внешним необходимостям или случайностям, но и ощущение, что их собственные мысли и чувства, в их наиболее личностных проявлениях, являются итогом и результатом процессов, которым они подвергаются.

Человек может отчуждаться от самого себя, мистифицируя себя и других.

Он также может обкрадываться другими.

Если мы лишены переживания, мы лишены своих поступков; а если наши поступки, так сказать, взяты у нас из рук, как игрушки из рук ребенка, мы лишаемся нашей человеческой природы. Нас нельзя обманывать. Люди могут разрушить и разрушают человеческую природу других людей, и условием возможности этого является то, что все мы взаимно зависимы. Мы не являемся самодостаточными монадами, никоим образом не воздействующими друг на друга, разве что друг в друге отражаясь. Мы влияем на других людей и меняемся -к худшему или к лучшему - под их влиянием. Каждый из нас есть другой для других.

Совершенно определенно, что, если мы не сможем упорядочить наше поведение более удовлетворительным образом, нежели в настоящее время, мы истребим сами себя. Но как мы переживаем мир, так мы и действуем, и этот закон сохраняет силу даже тогда, когда действие скорее скрывает, чем раскрывает наше переживание.

Мы даже не можем мыслить соответствующим образом о поведении, которое находится на грани уничтожения. Но то, что мы мыслим, меньше того, что мы знаем; то, что мы знаем, меньше того, что мы любим; то, что мы любим, намного меньше того, что есть. И именно в такой степени мы намного меньше того, чем мы являемся.

Однако, если нет ничего иного, каждый раз, когда рождается еще один ребенок, возникает возможность отсрочки. Каждый ребенок -это новое бытие, потенциальный пророк, новый духовный вождь, новая искра света, низвергнутая во внешний мрак. Кто мы такие, чтобы решать, что все безнадежно 4. Фантазия как вид переживания "Поверхностное" переживание себя и другого исходит из менее дифференцированной матрицы переживания. Онтогенетически самые ранние схемы переживания недолговечны и давно преодолены; но никогда -до конца. В большей или меньшей степени первые способы, которыми осмысливается мир, продолжают подпирать все наши последующие переживания и действия. Нашим первым способом переживания мира в основном является то, что психоаналитики назвали фантазией. Эта модальность обладает своей собственной обоснованностью, своей собственной рациональностью. Детская фантазия может стать анклавом, отделившимся неразвитым "бессознательным", но ей нужно быть чем-то иным.

Этот случай - еще одна форма отчуждения. фантазия в таком виде, в каком она встречается сегодня у многих людей,-это отщепление от того, что личность считает своим зрелым, здоровым, рациональным, взрослым переживанием. Тогда мы не рассматриваем фантазию в ее подлинной функции, а переживаем ее просто как навязчивую, назойливую помеху, оставшуюся от детства.

Большую часть нашей социальной жизни мы в основном замалчиваем этот подспудный уровень фантазии в наших взаимоотношениях.

Фантазия -особый способ отношения к миру. Это часть - и порой существенная часть - значения или смысла, имплицитного действию. Если рассматривать ее в качестве взаимоотношения, мы можем быть от нее отделены;

если в качестве значения, мы не можем ее ухватить; если в качестве переживания, она может различными путями ускользнуть от нашего внимания. То есть можно говорить о том, что фантазия является "бессознательной", если дать этому основному утверждению дополнительные пояснения.

Однако, хотя фантазия может быть бессознательной - то есть хотя мы можем не знать об этом виде переживания или отказываться допустить, что наше поведение предполагает отношения переживаний или переживание отношений, придающих ему значение, часто очевидное для других, если не для самих себя,-фантазии не нужно быть вот так отщепленной от нас, будь то с точки зрения ее содержания или модальности.

Короче, фантазия в том смысле, в каком я употребляю этот термин, всегда находится в переживании и всегда значима; и, если личность не отделена от нее, относительно обоснована.

Разговаривают, сидя в креслах, два человека. Один (Петр) что-то доказывает другому (Павлу). Он объясняет Павлу свою точку зрения различными способами в течение некоторого времени, но Павел не понимает.

Давайте вообразим, что происходит в смысле того, что я называют фантазией. Петр пытается достучаться до Павла. Он чувствует, что Павел излишне закрыт для него.

Для Петра становится все более важным ослабить его сопротивление, прорваться к Павлу. Но Павел кажется твердым, непроницаемым и холодным. Петр чувствует, что стучится головой о кирпичную стену. Он чувствует себя уставшим, потерявшим всякую надежду, все более опустошаемым по мере осознания своего провала. В конце концов он сдается.

Павел же, с другой стороны, чувствует, что Петр давит чересчур сильно.

Он чувствует, что должен отбить его нападение. Он не понимает, что говорит Петр, но чувствует, что должен защищаться.

Отделение каждого от его фантазии, а фантазии -от другого означает недостаток взаимоотношения каждого с самим собой и каждого с другим. "В фантазии" они оба связаны друг с другом более или менее, чем каждый притворяется себе и другому.

Здесь две дополняющие друг друга фантазии противоречат спокойной манере, в которой разговаривают два человека, удобно расположившись в креслах.

Ошибочно рассматривать приведенное выше описание как чисто метафорическое.

5. Отрицание переживания По-видимому, ничто, кроме другой личности, так действенно не оживляет для человека мир - взглядом, жестом, замечанием,- что устраняет реальность, в которой он пребывал.

ЭРВИНГ ГОФФМАН. "Встречи: два исследования по психологии взаимодействия" Физическое окружение беспрестанно предлагает нам возможности переживания или лишает их. Фундаментальное значение для человека архитектуры проистекает именно отсюда. Слава Афин, столь ярко утвержденная Периклом, и ужас многих черт современных мегаполисов состоят в том, что первые расширили, а вторые сузили человеческое сознание.

Здесь, однако, я сосредоточусь на том, что мы делаем самим себе и друг для друга.

Давайте возьмем простейшую межличностную схему. Рассмотрим отношения Джека и Джил. Поведение Джека по отношению к Джил переживается Джил определенным образом. То, как она переживает его, значительно влияет на то, как она ведет себя по отношению к нему. То, как она ведет себя по отношению к нему, влияет на то, как он переживает ее. А его переживание ее складывается с его образом поведения по отношению к ней, который, в свою очередь... и т. д.

Каждая личность может принять два, отличающихся в своей основе образа действия в этой межличностной системе. Каждый может действовать на основе своего собственного переживания или под влиянием переживания другой личности, и не существует никакого иного образа личностного действия внутри этой системы. Пока мы рассматриваем личностное воздействие "я" на "я" или "я" на другого, единственным образом, которым можно действовать, является действие на основе либо собственного переживания, либо переживания другого.

Личностное действие может либо раскрыть возможности обогащенного переживания, либо скрыть эти возможности. Личностное действие является либо в основном усиливающим, утверждающим, ускоряющим, поддерживающим и расширяющим, либо ослабляющим, низвергающим, замедляющим, подрывающим и суживающим. Оно может быть созидающим и разрушающим.

В мире, где нормальным условием является отчуждение, большая часть личностных действий должна быть разрушающей -на основе как собственного переживания, так и переживания другого. Я покажу здесь несколько способов того, как это происходит. Я оставлю читателю рассмотреть с точки зрения его опыта, насколько распространены подобные действия.

Под заголовком "механизмы защиты" психоанализ описывает множество способов, при которых личность становится отчужденной от самой себя. Эти механизмы часто описываются с точки зрения психоанализа как сами по себе "бессознательные", то есть личности, по-видимому, неизвестно, что она делает с собой. Даже когда у личности наблюдается достаточная проницательность, чтобы увидеть, что происходит, к примеру, "расщепление", она обычно переживает это как действительно механизм, так сказать, безличностный процесс, который она может наблюдать, но не может ни контролировать, ни остановить.

Таким образом, есть некоторая феноменологическая обоснованность в обозначении подобных "защит" термином "механизм". Но мы должны пойти дальше.

Они имеют такой механический характер, потому что личность, как она переживает самое себя, отделена от них. Ей и другим кажется, что она от них страдает. Они кажутся процессами, воздействующими на нее, и в таком виде она переживает себя в качестве пациента с какой-то психопатологией.

Но так обстоит дело лишь с точки зрения ее собственного отчужденного переживания. Когда же она становится неотчужденной, она в первую очередь узнает о них, если она этого уже не сделала, а во-вторых, что более важно, делает шаг к постепенному осознанию того, что она делает или делала это себе самой.

В конечном итоге можно обрести ушедшую из-под ног почву. Подобные защитные механизмы суть действия, предпринимаемые личностью на основе своего собственного переживания. В результате всего этого она отделила себя от своего собственного действия. Окончательный продукт такого двойного насилия -личность, которая переживает себя скорее не как полную личность, но как часть личности, подверженную вторжению разрушительных психопатологических "механизмов", перед лицом которых она -относительно беспомощная жертва.

Такие "защиты" это воздействие на себя самого. Но "защиты" не только внутриличностны, они и межличностны. Я воздействую не только на самого себя, я воздействую и на вас. И вы воздействуете не только на самих себя, вы воздействуете и на меня. В любом случае - на переживание.

Если Джек преуспевает в забвении чего-то, то нет проку от того, что Джил продолжает напоминать ему об этом. Он должен принудить ее не делать этого. Самый безопасный способ - не просто заставить ее об этом молчать, но принудить ее так же это забыть.

Джек может воздействовать на Джил различными способами. Он может заставить ее чувствовать себя виновной в постоянном "возвращении к этому".

Он может свести на нет ее переживание. Это может быть сделано более или менее полностью. Он может показать, что это просто неважно или незначительно, в то время как для нее это важно и значительно. Идя дальше, он может сменить модальность ее переживания с воспоминания на воображение:

"Это все твое воображение". Более того, он может свести на нет содержание:

"Этого никогда не было". В конце концов, он может свести на нет не только значение, модальность и содержание, но и саму ее способность. помнить и заставить ее чувствовать себя виноватой в том, что она это делает.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.