WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 44 |

Внутреннее "я" стремится жить с помощью определенных (явных) компенсирующих выгод. Подобное "я" лелеет определенные идеалы. То, что было отчетливо видно в школьнике Дэвиде, является внутренней честностью. В то время как любые обмены с другим могут стать чреваты притворством, двусмысленностью и лицемерием, индивидуум стремится достичь взаимоотношений с самим собой, которые до щепетильности являются откровенными, искренними и честными. Все что угодно может скрываться от других, но ничего не должно быть утаено от самого себя. При этом "я" предпринимает попытку стать "взаимоотношением, связывающим себя с собой"*, исключая все и вся. Здесь мы имеем зерна вторичного расщепления внутри "я". Бытие индивидуума становится расщелиной между истинным и ложным "я", истинное и ложное "я", как уже указывалось, теряют свою реальность, но к тому же они оба, в свою очередь, разбиваются на подсистемы внутри себя. Таким образом, во взаимоотношениях "я" с самим собой можно обнаружить вторичную дуальность, развивающуюся посредством того, что внутреннее "я" расщепляется для установления с самим собой садо-мазохистских взаимоотношений. Когда происходит подобное, внутреннее "я", являющееся, как мы предположили, в первую очередь средством привя-зывания к ненадежному ощущению индивидуальности, теряет даже то, с чего должна была начинаться индивидуальность. (Клинические иллюстрации см., в частности, в случае Розы -с. 159.) Подмена взаимодействия с другим приводит в итоге к тому, что индивидуум начинает жить в пугающем мире, где ужас не ослабляется любовью. Индивидуум боится мира, он опасается, что любое столкновение будет тотальным, разрывающим, проникающим, раскалывающим и поглощающим. Он боится хоть в чем-то дать себе "волю", выйти из себя, потерять себя в каком угодно переживании и т. п., поскольку тогда будет исчерпан, истощен, опустошен, ограблен, иссушен.

*Эго фраза Киркегора из книги "Болезнь к смерти", использована здесь с абсолютно иными коннотадиями.

Поэтому изолирование "я" является следствием потребности находиться под контролем. Человек предпочитает скорее красть, чем быть отданным. Он предпочитает скорее отдавать, чем иметь что-либо, по его ощущениям, украденное у него, то есть ему приходится контролировать все входящее в него и все покидающее его. Подобная система защиты, по нашему предположению, разрабатывается для того, чтобы скомпенсировать изначальный недостаток онтологической уверенности. Индивидууму, уверенному в собственном бытии, не требуется прибегать к подобным мерам. Однако попытки удержать трансцендентное "я" вдали от опасности и установить дистанционное управление непосредственным переживанием и действием приводит к нежелательным последствиям, которые могут намного перевесить явные цели, которые должны были быть достигнуты.

Поскольку "я" при установлении изолированности и обособленности не посвящает себя творческим взаимоотношениям с другим и занято фантазиями, размышлениями, воспоминаниями и т. п. (имаго), которые нельзя прямо наблюдать или прямо выражать другим (в некотором смысле), возможно все что угодно. Какие бы успехи или неудачи ни случались с системой ложного "я", "я" способно оставаться незадействованным и неопределимым. В фантазиях "я" может быть кем угодно, где угодно, делать что угодно и владеть всем. Таким образом, оно всесильно и совершенно свободно -но только в фантазиях. Если оно хоть раз посвятит себя какому-то реальному проекту, оно испытает муки унижения -необязательно из-за неудачи, но просто потому, что ему придется подвергнуть себя необходимости и случайности. Оно всесильно и свободно лишь в фантазиях. Чем больше позволено такого фантастического всесилия и свободы, тем более слабым, беспомощным и скованным оно становится в действительности.

Иллюзия всесилия и свободы может удерживаться только внутри магического круга его собственной заколоченности в фантазиях. А для того чтобы такое положение не рассеялось из-за минимального вторжения реальности, фантазию и реальность необходимо держать порознь друг от друга.

действие, значимое Рис. восприятие, нереальное действие, тщетное Рис. Очень хорошо описывает такое расщепление Сартр в своей книге "Психология воображения" [36]:

"...Мы можем различать в нас самих два разных "я":

мнимое "я" с его склонностями и желаниями - и реальное "я". Существуют мнимые садисты и мазохисты -люди неистового воображения. В каждый момент наше мнимое "я" раскалывается на мелкие осколки и исчезает при контакте с реальностью, уступая место реальному "я". Ибо реальное и мнимое не могут сосуществовать по самой своей природе. Суть состоит в двух типах объектов, чувств и поступков, которые совершенно не сводимы одни к другим.

Следовательно, можно подумать, что индивидуумов нужно разбить на две большие категории в соответствии с тем, какую жизнь они предпочитают вести -мнимую или реальную. Но необходимо понять, что означает какое-либо предпочтение для мнимого. Суть вовсе не в предпочтении одного вида объектов другому. Например, мы не должны считать, что шизофреники и патологические мечтатели пытаются главным образом заместить нереальным, более соблазнительным и ярким содержанием реальное содержание жизни и стремятся забыть о нереальном характере своих образов, реагируя на них так, будто они являются действительно существующими объектами. Предпочтение мнимого означает не только предпочтение роскоши, красоты и мнимого богатства существующей посредственности несмотря на их нереальную природу. Это означает к тому же выбор "мнимых" чувств и поступков ради их мнимой природы.

Выбирается не просто тот или иной образ, но мнимое состояние вместе со всем, что оно подразумевает; это побег не просто от содержания реального (бедности, неразделенной любви, неудачи собственного предприятия и т. п.), но от формы самой по себе реальности, характера ее присутствия, своеобразного ответа, которого она требует от нас, приспособления наших поступков к объекту, неистощимости восприятия, независимости, самого пути, каким должны развиваться наши чувства".

Такой раскол между фантазией и реальностью является центральным для понятия аутизма у Минковского.

Но личность, которая не действует в реальности, а действует только в фантазиях, сама становится нереальной. Действительный "мир" для такой личности становится иссушенным и обедненным. "Реальность" физического мира и других личностей перестает использоваться в качестве пиши для творческих упражнений в воображении и, следовательно, начинает сама по себе обладать все меньшей и меньшей значимостью. Фантазия, не будучи либо в некоторой степени укоренена в реальности, либо обогащаема инъекциями "реальности", становится все более и более пустой и быстро улетучивающейся. То "я", чья связь с реальностью уже незначительна, становится все менее и менее реальным "я", а все более и более фантастическим по мере все большего и большего вовлечения в фантастические взаимоотношения с собственными фантомами (имаго).

Без открытой двусторонней цепи между фантазией и реальностью в фантазии, становится возможным все что угодно. Разрушение в фантазии продолжается без желания заняться компенсирующим исправлением, поскольку чувство вины, намекающее на сохранение и внесение поправок, теряет свою настоятельность. Разрушение в фантазии может неуправляемо свирепствовать таким образом, что мир и "я" -в фантазии -превратятся в прах. При шизофреническом состоянии мир стоит в руинах, а "я" (очевидно) мертво.

По-видимому, никакого количества искренней деятельности не хватит, чтобы привнести жизнь обратно.

Таким образом, происходящее оказывает прямо противоположное желаемому воздействие. Реальные жабы вторгаются в воображаемые сады*, и призраки бродят по реальным улицам. Так, несколько по-иному, индивидуальность "я" вновь ставится под угрозу.

*Марианна Мур. "Собрание стихов" Не совсем правильно говорить, что "я" связано только с самим собой.

Необходимо ослабить это утверждение в одном отношении и усилить в другом. Мы уже ослабили данное утверждение, прояснив то, что мы говорим о прямых и непосредственных взаимоотношениях. Становятся важны именно такие прямые и непосредственные взаимоотношения с другим, и даже с теми сторонами собственного бытия личности, находящимися за пределами анклава "я".

К примеру, один пациент, внешне ведший сравнительно "нормальную" жизнь, но разработавший такой внутренний раскол, изначально пожаловался на тот факт, что никогда не мог заниматься любовью со своей женой, а только с собственным образом жены. То есть его тело имело физическую связь с ее телом, но его ментальное "я" в процессе этого могло лишь взирать на то, чем его тело занимается, и (или) воображать себя занимающимся любовью со своей женой как объектом воображения. Он объяснил виной за подверженность такому поведению то, что искал совета психиатра*.

Вот пример того, что я имею в виду, говоря, что фантазия и реальность держатся порознь друг от друга. "Я" избегает прямой связи с реальными людьми, а связывает себя с собой и с объектами, которые само постулирует.

"Я" может связывать себя непосредственно с объектом, который является объектом его собственного воображения или воспоминаний, но не с реальной личностью. Конечно, это не всегда очевидно, даже для самого индивидуума, а еще меньше для какого-либо другого. Жена описанного выше пациента не знала, что он чувствует то, что "он" никогда не занимался любовью прямо с ней; он занимался любовью лишь с имаго, которое оказалось достаточно хорошо совпадающим с ней в действительности, поскольку никто, кроме него, не понимал этой разницы.

Одна из черт такой увертки состоит в том, что "я" способно наслаждаться ощущением свободы, которую оно боится потерять, если предастся реальности.

Это приложимо как к восприятию, так и к действию. Данный пациент, как бы он ни был одинок в моменты величайшей физической близости, в любом случае, по своим ощущением, находился в безопасности: его разум оставался свободным, хотя такая свобода становилась чем-то, на что он чувствовал себя обреченным.

*3амечания о чувстве вины, испытываемом Питером (глава 8), относятся к такой форме шизоидной вины, которая, по-моему, не была еще достаточно распознана.

Эквивалентный вопрос встает в отношении действия. Поступки индивидуума могут показаться, с точки зрения другой личности, недвусмысленными и заинтересованными, но он сам обнаруживает, что "он" совершает поступки, которые "он" не ощущает как выполняемые "реально". Так, описанный выше пациент сказал, что, хотя Кинзи мог говорить, что занимается любовью от двух до четырех раз в неделю уже в течение десяти лет, "он" понимал, что тот никогда не занимался любовью "реально". Переход от заявления такого типа к заявлению, сделанному психически больньм миллионером, сказавшим, что у него "реально" нет денег, решительный, но тонкий. Как мы увидим в главе 10, переход, по-видимому, состоит в столь полной потере ощущения реальности в отчете Кинзи, что индивидуум выражает "экзистенциальную" истину о себе с такой же обыденностью, с которой мы описываем факты, которые можно единодушно обосновать в разделяемом с другими мире.

Данный пациент мог бы быть, например, психически ненормальным, если бы вместо того, чтобы говорить, что никогда не занимался любовью со своей женой "реально", настаивал бы на том, что жена, с которой он занимался любовью, не являлась его "реальной" женой. В некотором смысле это было бы совершенно верно: это было бы экзистенциально верно, поскольку в данном экзистенциальном смысле его "реальная" жена была скорее объектом его собственного воображения (фантомом или имаго), а не другим человеком, находящимся вместе с ним в постели.

Невоплощенное "я" шизоидного индивидуума не может реально на ком-нибудь жениться. Оно существует в постоянной изоляции. И однако, конечно же, такая изолированность и внутренняя незаинтересованность не существуют без самообмана.

Есть нечто окончательное и определенное в том акте, на который подобные личности смотрят с подозрением. Действие является тупиком вероятности. Он закупоривает свободу. Если его нельзя в конечном счете избежать, каждый поступок должен обладать настолько двусмысленной природой, чтобы "я" никогда не могло попасться в его ловушку.

Гегель говорит о действии так [2]:

"Действие есть нечто просто определенное, всеобщее, постигаемое в абстракции; действие есть убийство, кража или благодеяние, подвиг и т. д., и о нем можно сказать, что оно есть. Оно есть "это", и его бытие есть не только знак, но сама суть дела. Оно есть "это", и индивидуальный человек есть то, что есть оно; в простоте "этого" бытия индивидуальный человек есть сущее для других, всеобщая сущность, и перестает быть только мнимой сущностью. Хотя он в этом установлен не как дух, но так как речь должна идти о его бытии как бытии и, с одной стороны, двойное бытие внешнего облика и действия противостоят друг другу, а то и другое должно быть его действительностью, то следует, напротив, в качестве его подлинного бытия утверждать только действие - не его лицо, которое должно было выражать то, что человек думает относительно своих действий, или то, что думали о том, что он только мог бы делать. Равным образом, так как, с другой стороны, противопоставляют друг другу его произведение и его внутреннюю возможность, способность или намерение, то лишь произведение следует считать его истинной действительностью, хотя бы он сам на этот счет обманывался и, возвратившись в себя из своих действий, мнил, будто в этом внутреннем он есть некоторое "иное", чем на самом деле. Индивидуальность, которая вверяет себя предметной стихии, переходя в произведение, тем самым обрекает себя, конечно, на изменения и извращения. Но характер действия именно тем и определяется, будет ли оно действительным бытием, которое устоит, или оно будет только мнимым произведением, которое, будучи внутренне ничтожным, пропадает.

Предметность не меняет самого действия, а только показывает, что оно есть, то есть есть ли оно, или не есть ли оно ничто".

Легко можно понять, почему шизоидный индивидуум так ненавидит действие, как это охарактеризовано Гегелем.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.