WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Поэтому первое, что можно сделать с ревностью, — это выработать у себя к ней изначальное непримиримое отношение, основанное на убеждении, что ревность — страсть не только тягостная, но и в любых своих проявлениях — неважно, трагических или низменных, — всегда отталкивающая. Ревность, культивируемая у себя или разжигаемая у партнера, — признак слабости, неспособности разрешить конфликт иными (прямыми) средствами.

Понимать все это и отдавать себя во власть ревности или сознательно пользоваться ею, чтобы оказывать давление на другого человека, — постыдно и унизительно.

Сказанное можно выразить формулой: скажи ревности — «н е т».

Второе, что необходимо, — это воспитать в себе серьезное и ответственное отношение к чужой ревности. Ревность — не объект для шуток и насмешек, тем более для разжигания. Доброжелательный чуткий партнер примет ее сочувственно, с пониманием, быть может, пойдет на какие-то уступки. Но в принципе это чувство не должно давать ревнующему каких бы то ни было привилегий. В случае, если ревность не знает никаких границ, а тем более, когда она идет рука об руку с пьянством, вряд ли стоит бороться за сохранение семьи. Если же ревность носит нелепый характер (непонятная аргументация, немыслимые объекты, странное поведение), следует вспомнить о существовании патологической ревности и посоветоваться с психиатром.

Таким образом, вторая рекомендация: деликатно обращайся с чужой ревностью.

Третий принцип является скорей профилактическим. Он требует уважать чужую индивидуальность, избегать попыток «переделывать» партнера на свой лад. Если человек по своей натуре податлив, гибок, способен беспрекословно выполнять чужие требования, то он и сам, без значительного на него воздействия займет зависимое положение, охотно подчинится, уступит лидирующую позицию. Если же партнер окажется человеком независимым, самостоятельным, достаточно «жестким», то активные попытки приспособить, перевоспитать его неминуемо приведут к конфликту. Одним из возможных осложнений такого рода отношений, как уже говорилось, является ревность. Предотвратить ее появление может только компромисс, основанный на самоограничении обоих партнеров. Каждый из них должен проявить как можно больше терпимости и уважения к индивидуальности другого. В то же время оба должны стремиться к максимальной уступчивости, готовности идти навстречу интересам, потребностям друг друга.

Требовать друг от друга можно чего угодно, кроме одного: нельзя претендовать на то, чтобы другой безоговорочно и полностью выполнял все, что от него хотят. Любой муж знает, что он не полностью соответствует идеалам своей жены. И он не слишком сильно старается добиться такого соответствия: на некоторые его недостатки у них разные точки зрения, а от других ему было бы слишком трудно избавиться. Но если он хочет, несмотря на какие-то претензии жены, остаться самим собой, значит, должен признать и право жены на некоторое несоответствие его идеалам, на неполное удовлетворение его запросов. Он может не отказаться от своих требований, может проявлять настойчивость, но он должен быть готов к тому, что это не принесет желаемого результата. Другими словами, супругам приходится мириться с определенной «неисправимостью» друг друга.

Итак, третий принцип сводится к совету: уважай чужую индивидуальность.

Следующее, четвертое положение можно сформулировать так: не позволяй ревности завладеть всеми чувствами.

Надо не просто бороться против ревности, а стремиться сохранить в себе и всячески культивировать те чувства (бороться з а них), которые составляют положительную сторону взаимоотношений. Эти чувства (если их не утратить) способны «растворить» в себе ревность.

Здесь не обойтись без иллюстрации. Один пожилой мужчина случайно узнал, что его жена до знакомства с ним допускала «нескромное поведение». Эта новость произвела на него ошеломляющее впечатление. Хотя он прекрасно понимал, что к нему лично прошлое жены не имеет никакого отношения, он не мог больше верить женщине (и, значит, жить с ней), которая «так» вела себя пусть даже 30 лет назад. Все его мысли целиком сосредоточились на неблаговидных поступках жены. Им овладело брезгливое чувство к ней. В те дни он начисто забыл о совместно прожитых счастливых годах, о ласке, радости и многочисленных удобствах, которые она ему постоянно создавала, о том, что она мать его детей. Он порвал всякие отношения с женой и усиленно готовился к разводу.

К счастью для той семьи, нашелся человек, который сумел снять шоры с глаз возмущенного мужа и заставил его увидеть вновь все то хорошее, что было за годы долгой совместной жизни. «Оскорбленному» мужу пришлось признать, что и сам он не настолько уж чист душой, чтобы испытывать столь благородное негодование. И еще неизвестно, кто у кого в долгу. Разве мало доставил он жене хлопот и огорчений А как часто бывал он несправедлив и даже жесток с ней, и сколько недодано ей внимания и заботы А ведь она все это спокойно сносила!... Так у обвинителя зародилось чувство вины. Но последнее, что окончательно погасило ревность, — было обращение к его мужскому достоинству: сила, честь мужчины не в безжалостном преследовании и отвержении когда-то оступившейся женщины, а в сочувствии к ее слабости, в великодушии. В результате наш герой не просто примирился с женой, но стал к ней очень внимателен, заботлив и... очень собой доволен.

Очередной, пятый принцип выражает формула: не будь рабом фактов, больше доверяй человеку, общему тону его отношения. Погоня за фактами вносит во взаимоотношения недоверие, напряженность, мелочность. Да и сами по себе факты далеко не всегда выражают истинную суть человеческих отношений. Взять хотя бы такой пример.

Мужчина после нескольких лет благополучной жизни расстался с женщиной и сошелся с другой. Первая не хочет смириться с потерей, надеется вернуть его. Она просит его о свидании, и он, будучи человеком мягким и не желая причинить ей дополнительной обиды, соглашается. При встрече он держится достойно, проявляет уважение и тактичность к бывшей спутнице, не изменяя при этом новой избраннице. Но он понимает, что последней эта встреча не понравится, и скрывает от нее этот факт. Однако она окольными путями узнает об этом. Ее реакцию угадать не трудно: «Ветреный, неверный человек! Бросил одну, теперь с ней же обманывает другую! А если у них ничего не было, то почему же он умолчал». Попробуйте-ка разуверить ее! Прекрасной демонстрацией претворения в жизнь данного принципа может служить повесть Аркадия Гайдара «Голубая чашка». Ревность в переживаниях героя передана очень тонко. Она как бы влита в общую обиду отца и дочери на несправедливость Маруси. Сначала Маруся проводит целый вечер со своим товарищем — полярным летчиком, а на следующий день вдруг отправляется в город, нарушив их планы. И отец со Светланой уходят «куда глаза глядят». А когда они возвращаются, героя не интересует, где была, что делала Маруся. Для него важно совсем другое:

«Подошел и я, посмотрел Марусе в лицо.

Глаза Маруси были карие и смотрели они ласково. Видно было, что ждала она нас долго, наконец-то дождалась и теперь крепко рада.

Нет, — твердо решил я... — И Маруся ничего не разбивала тоже».

А вот как принимает факт неверности жены один из персонажей М. Горького — Яков Богомолов (герой одноименной драмы и созданного на ее основе кинофильма «Преждевременный человек»). Он ошеломлен сообщением жены об измене и сначала не верит ей. А поверив, он в первую очередь думает не о себе, не о своей попранной чести. Он страдает, но прежде всего он старается понять, что толкнуло жену на этот шаг. И ему становится ясно, что это — поступок отчаяния, протеста против его недостаточного внимания к ней. В истинном ее отношении к себе Богомолов не сомневается: «Я ведь знаю — ты меня любишь, я это чувствую». Вот почему в его реакции нет осуждения, а преобладает теплота, сострадание, сочувствие. Такая реакция может еще больше привязать любящего человека.

И, наконец, еще одна рекомендация.

В борьбе с ревностью важно учитывать, что измена — совершившаяся или зреющая — чаще всего лишь заключительное звено в цепи разногласий и осложнений во взаимоотношениях. Поэтому слежка, преследования, упреки и прочие действия, направленные только на это последнее звено, бесполезны и даже вредны, ибо еще больше усугубляют расхождения.

При подозрении в неверности (а еще лучше — при первых признаках ревности) самый верный способ — исследовать себя: почему ты перестал удовлетворять партнера. Нужно проследить путь изменения взаимоотношений, сравнить то, что есть, с тем, что было. Но подходить к этому требуется не'со своих позиций, а с позиций партнера. Важно постараться посмотреть на вещи его глазами и понять, что ему нужно, чего не хватает: уважения, чувства значимости, внимания, ласки, заботы, помощи, развлечений, разнообразия жизни, сексуального удовлетворения и т. д. Разумеется, если удастся найти причину расхождений, при взаимном сознательном и доброжелательном отношении ее можно устранить либо как-то компенсировать недостающее.

Тут невозможно не воспользоваться рекомендацией Козьмы Пруткова: «Смотри в корень!». Пусть этот совет послужит шестой формулой.

Таковы общие принципы защиты от ревности и, надо сказать, принципы не бесспорные.

Больше всего возражений приходится слышать, когда речь заходит об их применении к «справедливой» ревности.

В самом деле, далеко не всегда ревность является «продуктом» одних только внутренних свойств ревнующего. Достаточно часто она в той или иной мере связана с поведением «второго лица» (то есть того, кого ревнуют) или «третьих лиц» (то есть, к кому ревнуют). Иными словами, в отличие от ревности напрасной «справедливая» ревность спровоцирована или даже имеет под собой реальную почву. Но, увы, граница между этими двумя видами ревности весьма относительная. Так, для ревнующего ревность всегда, обязательно обоснована — хотя бы в тот момент, когда он ее испытывает. (Вспомните, ревность — это сомнение в верности, в полной преданности любимого человека.) А если послушать ревнуемых Оказывается, многие из них смотрят на вещи совершенно иначе. Не будем останавливаться на случаях сознательного искажения фактов с целью сокрытия измены. В изложении ревнуемых (искреннем!) даже реальная неверность выглядит нередко оправданно и совсем по-другому, чем в устах ревнующего. Если же до явной измены дело не дошло, то ревнуемые обычно рассматривают свое увлечение как невинную забаву. Чаще всего они вовсе не задумываются над тем, какое впечатление производит их поведение, либо просто-напросто ради своего развлечения пренебрегают чувствами ревнующего. Наконец, встречаются и такие, которым чужая ревность льстит, доставляет удовольствие тешит их самолюбие или же она создает самоуспокоенность по отношению к собственному положению в семье и тем самым освобождает от необходимости заботы о благополучии близкого человека, от проявления к нему любви и внимания. В жизни все эти варианты пренебрежительного отношения к чужой ревности часто переплетены и трудно различимы. Вот характерная история.

Вполне благополучная и как будто счастливая семья. Но это благополучие и счастье лишь внешние. Беда в том, что ОН — «увлекающаяся натура». Жену уважает и даже любит. Однако это не мешает ему в ее присутствии расточать комплименты и бросать многозначительные взгляды на других женщин. ОНА не сомневается в верности мужа, но его поведение оскорбляет ее, доставляет жестокие страдания, о которых знают только он, да дети, да самые близкие друзья: ссоры происходят лишь в узком кругу. Она настойчиво избегает появляться с мужем на людях, потому что боится стать свидетелем очередного флирта. Ему надоели обиды и упреки, но вести себя иначе он не может (или не хочет). При всем том он хороший семьянин, дома всегда помогает жене, заботлив необычайно. Людей этих связывает очень многое, и развода, видимо, не будет. Но не будет и покоя, потому что каждая ссора все больше омрачает их отношения.

Есть мнение, что лучшая помощь ревнующим — осудить поведение легкомысленных супругов и тех, кто искушает их, воззвать к чувству долга первых и к совести тех и других.

И действительно, это самый простой и естественный способ, подкупающий своей прямотой. Однако чтобы он возымел действие, требуется ряд условий. Прежде всего нужно, чтобы у тех, к чьей совести и чувству долга взывают, были бы эти самые совесть и чувство долга. Но этого мало. Необходимо также, чтобы люди, к которым обращаются, были бы способны и хотели бы понять человека, источником страдания которого они оказались. (Помните, ведь для них самих события представляются в ином свете) Наконец, чтобы один из супругов захотел избавить другого от ревности, нужно, чтобы он по-настоящему дорожил его покоем, благополучием и ценил его интересы не меньше своих. Как видите, условия не простые, хотя и выполнимые. Поэтому испробовать данный путь стоит. Но по нему нельзя пройти несколько раз. Если совесть оказалась открытой для воздействия, достаточно обратиться к ней однажды. Если нет — новые призывы к ней напрасны и принесут лишь дополнительные разочарования.

Здесь могут возразить: если человек глух к призывам другого человека, то голос многих объединенных людей — общественное мнение — все же способен заставить его прислушаться и изменить свое поведение. Да, это так. Но общественность берется за дело только тогда, когда речь идет о явных, несомненных нарушениях моральных норм нашей жизни. Какое, например, обвинение могло бы быть предъявлено герою приведенного выше случая Что он любезничает с женщинами в присутствии жены, и не более. Вряд ли нашлось бы такое собрание, которое включило бы в свою повестку подобное персональное дело.

Общественности нередко удается сберечь семью, которой угрожает разрыв. Но, как бы то ни было, муж или жена, возвращенные в семью решением профсоюзного собрания, — это уже не тот муж (не та жена), который удерживался в семье собственным якорем. В случаях же более тонких вмешательство со стороны становится и вовсе опасным. Зачастую оно происходит грубо, вероломно. В чужую жизнь особенно охотно вторгаются люди, не имеющие достаточного такта, не способные глубоко понять душу другого человека. В результате не только все остается по-старому, но тем, кого обсуждали, наносится душевная травма, подчас значительная. Страдают (правда, менее очевидно) и участники таких обсуждений: они получают прививку бездушия, бестактности. И как знать, какие она принесет плоды Отсюда, однако, не следует, что общественные организации вообще не должны вникать в личные (и семейные) дела членов своих коллективов. Коли дела эти запутываются и возникает надобность их распутывать, вмешиваться приходится. Но вмешательство должно быть умным, чутким, а главное — деликатным и доброжелательным. Вот какая история произошла на одном из ленинградских предприятий.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.