WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 28 |

3. Антиконформистский, антисоциальный путь отчуждения человека от общества, природы и от самого себя в стремлении не приспособиться или обойти нормы жизни социума, а сломить, пройти их силой и обманом. Здесь ценностная ориентация может быть представлена как оценка — проступок — преступление. Главная опасность даже не в том, что преступники нарушают законы государства, которое от этого, кстати, ничуть и не страдает, а в том, что они наряду с государством составляют дополнительный источник жизненного дискомфорта, гнета и страха, лишения человека его достоинства и личностных начал. С точки зрения общества и официального права преступление есть нарушение государственных норм и законов, а по содержанию своему оно есть не что иное, как противление злу насилием, попытка ответить на силу силой, на обман обманом, преодолеть зло злом. И до тех пор, пока существует государство с его легитимным правом на насилие над людьми, до тех пор будет существовать и преступность — таков замкнутый круг. Есть ли выход Из названных выше свойств ценностей со всей очевидностью следует, что зло злом не победишь, зло может быть нейтрализовано только добром. Но вся трагедия в том и состоит, что в человеческой жизни добро и зло неразделимы, не будет зла — не станет и добра. Поэтому в сфере морали, а тем более права и политики, их противостояние непреодолимо. Одни и те же люди являются носителями добра и зла одновременно, но только в разной, естественно, степени. Преступники тоже люди, но только отчаявшиеся до крайней степени. А диагноз и лечение неадекватны самой болезни — они-де не хотят работать. Но ведь труд лишь средство жизни, а не цель ее, и причина гораздо глубже:

подмена внутренней духовной свободы «для» — иллюзорной внешней свободой «от». Ярким примером такой неадекватности может служить совершенно ложная идея о том, что тоталитарные режимы успешно справляются с преступностью. На самом же деле, будучи сами преступными, они просто поддерживают с ней равновесие, держат ее в тени, постоянно воспроизводя преступников самим своим отношением к человеку как объекту и средству своего существования, полностью смыкаясь с преступностью на уровне политического терроризма. Ибо духовная нищета — мать преступности, а насилие — отец ее. Поэтому выход здесь один — перевод борьбы добра и зла из сферы социума в мир духа, из реального противодействия людей — в сферу духовной культуры, в искусство, религию и нравственность, а через них — в душу человека, а не в его внешнюю активность. Пусть человека мучают угрызения совести, а не поиски «врага» — внешней предполагаемой причины своих неудач и жизненных ошибок, будь-то конкретные люди или общество в целом.

Естественно, что подобную ценностную ориентацию нужно формировать у подрастающего поколения как можно раньше, начиная с дошкольного и раннего школьного возраста, и здесь профессиональное воздействие соответствующей системы образования вряд ли имеет альтернативу. Ибо в этой тонкой сфере формирования подлинно ценностного сознания приходится, увы, действовать не только совместно с родителями, но и нередко вопреки им, включая и так называемые благополучные внешне семьи. Ф. М. Достоевский как-то заметил в своем «Дневнике писателя» о том, что он хотел бы не такого общества, где он бы не смог делать зла, а такого именно, чтобы можно было делать всякое зло, но он не хотел бы его делать сам. И такой путь не утопия, ибо всегда были, есть и будут люди, идущие по нему.

4. Сверхконформистский путь сознательного духовного творчества тех, кто и задает человечеству ценностные ориентиры веры, любви и красоты, реализует всей своей жизнью смысл и высшее предназначение человека, независимо от своей профессии и социальной роли. М. Шелер, например, выстраивая иерархию личностей, вообще относит к ним лишь творцов духовных ценностей: святой, гений, герой, вождь, художник.

Естественно, что в реальной жизни диапазон проявления личностных начал гораздо шире. Но в любом случае жизненная судьба таких людей, как правило, трагична, ибо они живут по внутренним законам самореализации своих природных дарований, постоянно воспроизводя в человеческом окружении уникальный и неповторимый мир духовноценностных отношений. Но чем выше духовные ценности, тем меньшей силой они обладают в социуме: «Можно сказать, что наиболее сильной в нашем мире является грубая материя, но она же и наименее ценна… То же, что стоит выше всего в иерархии ценностей,… не является наиболее сильным» [16, с. 501]. Отсюда неадекватность оценки этих людей в обществе, независимо от степени их влияния и известности. Внутренняя целостность и духовная самостоятельность выводят их в любой жизненной ситуации на подлинно личностный уровень: оценка — поступок — поведение. А это делает таких людей даже при самом кротком характере, вроде князя Мышкина, неудобными и неуступчивыми при любом замеченном ими нравственном отклонении. Поэтому общество милует, скорее, разбойника Варраву, а казнит несущего ему духовный свет Христа, и так было всегда, во все времена, у всех народов и государств. Эти люди постоянно оказываются «лишними» при любом успехе и признании, будь то убитые Пушкин и Лермонтов, приговоренный к смертной казни и прошедший каторгу Достоевский или отлученный от церкви Л. Н. Толстой. Погибали ли они во время социальных катаклизмов, как Н. Гумилев и М. Цветаева, или «мирно ушли» в застойное время, как Высоцкий и Шукшин. Была ли с их стороны попытка услужить властному режиму, как у Горького и Маяковского, или всего лишь душевное его неприятие, как у Д. Андреева и П. Флоренского. Судьба их одинаково трагична, но и благодарна в высшем смысле, как у Сахарова и Солженицына, поскольку именно они составляют благородный теин своего народа, повторяясь в миллионах безымянных творцов — носителей духовно-ценностных отношений, цементирующих любое общество.

Совместная ценностно-ориентационная деятельность таких людей, направленная на преодоление отчуждения и воспроизводство общечеловеческих ценностей, и является по сути своей деятельностью смысложизненной. Ибо смысл жизни, во-первых, нигде, никогда и никому не дан в готовом виде, а сама человеческая жизнь есть не поиск этого смысла, а его осуществление. Поэтому, во-вторых, смысл моей жизни всегда во мне, а не вне меня, и тогда, в-третьих, «искание смысла жизни есть… собственно «осмысление» жизни, раскрытие и внесение в нее смысла». Ценностная ориентация как формирование иерархии ценностей субъекта любого уровня и есть процесс такого внесения. «Добро творится, — писал С. Л. Франк, — и …зло истребляется — одним лишь духовным деланием и его осуществлением — любовным единением людей. Никогда еще добро не было осуществлено никаким декретом, никогда оно не было сотворено самой энергичной и разумной общественной деятельностью; тихо и незаметно, в стороне от шума, суеты и борьбы общественной жизни оно нарастает в душах людей, и ничто не может заменить этого глубокого… органического процесса» [17, с. 198, 213].

Таким образом, ценностно-ориентационная деятельность объ-единяет в себе внутренне ценностную саморегуляцию и внешне оценочное целеполагание, личностное самоосуществление и социальную активность.

Их совмещение, проявленность внутреннего во внешнем, соответствие средств целям и определяет, как правило, судьбу человека и общества в целом. Ибо государственное устройство как социальная плоть жизни народа непосредственно зависит от степени его духовной зрелости и ее проявленности в этом устройстве. А поскольку, по словам Н. А. Бердяева, прежде всего «личность есть носитель и творец сверхличных ценностей» [18, с. 62], то, видимо, кризис непроявленности может быть преодолен лишь с преодолением кризиса личностных начал в данном обществе в данное время. Иными словами, мертвую зону или в лучшем случае нейтральную полосу между миром ценностей и сферой отчуждения, народом и властью может преодолеть только самостоятельная и духовно свободная личность как творец и носитель духовных начал своего народа, поскольку личность, как и народ, обладает в равной степени духом и разумом. И только народ, состоящий из таких личностей, может быть по-настоящему, то есть духовно и социально, свободен. Практически же это означает, что каждый человек, независимо от его социальной роли и значимости, от бомжа до главы государства, обладает абсолютной ценностью, то есть уникален и самоценен как личность. Особенно это касается соответствующего отношения общества и, прежде всего, государства к подрастающему поколению. Понимание, признание и реализация этой простой истины и есть показатель выхода данного общества из всех его тупиков и кризисных состояний и бесспорный признак подлинно гражданского общества.

Поэтому суть всех социогуманитарных проблем, особенно образования и воспитания новых поколений, состоит в том, что общественные идеалы, входящие в содержание любой ценности, живут и реализуются не в идеальном мире и только самими людьми. В этом смысле система образования всех уровней является единственным социальным институтом, способным реально направить ценностноориентационную деятельность своих подопечных именно по четвертому — духовно-творческому — пути формирования самостоятельной и социально активной личности гражданина своей страны, в полной мере осознающей свою личную ответственность за все происходящее в этом мире. Ибо учащийся в школе и студент в вузе заняты не только умственным, а прежде всего духовным трудом, в том числе и самовоспитания. Именно в годы учебы начинается и в основном завершается формирование эстетического и художественного вкуса и духовно-нравственного чутья, а вот насколько успешно — это уже зависит от качества работы образовательного учреждения. Педагогика же, фактически и по сей день, разделяет учителей и учащихся, соответственно, на субъект и объект своего воздействия, разрушая тем самым духовно-ценностный уровень их общения в процессе духовного же по своему содержанию труда. В результате системы общего и специального образования в массе своей пока лишь стихийно, что называется, наощупь, причастны к формированию мира ценностей у своих подопечных. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы делать это целенаправленно и профессионально, то есть не навязывая готовые установки, а максимально способствуя раскрытию исходных ценностных задатков и начал. Ибо если судьба каждой общности и всего общества зависит от степени реализации ценностей в их структуре и деятельности, то исходным творческим началом в этом процессе является индивид, становящийся личностью по мере формирования иерархии ценностей, переводящей его из сферы отчуждения в мир культуры. Не случайно, Н. О. Лосский заметил в свое время, что действительная личность и есть существо, способное к духовной деятельности.

Таким образом, ценностно-ориентационная деятельность объ-единяет в себе внутренне-ценностную саморегуляцию и внешне-оценочное целеполагание, личностное самоосуществление и социальную активность.

Их совмещение, проявленность внутреннего во внешнем, соответствие средств целям наиболее осуществимо сегодня только в системе общего и специального образования в единстве процессов образования, воспитания и обучения. Но для этого нужно отойти от стереотипов нашего мышления на всех уровнях и понять, что гуманитарная, духовно-ценностная подготовка является сегодня не роскошью и обузой, а реальной основой современного развития социального института образования и первым действенным шагом в реалии XXI века.

Список использованной литературы 1. Нэсбитт Д., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-е годы. Мегатенденции: Год 2000.

Десять новых направлений на 90-е годы. М., 1992.

2. Соловьев В. С. Оправдание добра. Нравственная философия // Соловь- ев В. С. Соч.: В 2 т. Т. 1. М., 1988.

3. Артановский С. Н. Об абсолютной ценности личности // Вестник Ленинградского университета. 1988. Вып. 3.

4. Там же.

5. Философия и жизнь (Материалы Совещания философской общественности) // Вопросы философии. 1988. № 2.

6. Головных Г. Я. Ценностные ориентации и перестройка общественного сознания // Философские науки. 1989. № 6.

7. Дробницкий О. Г. Некоторые аспекты проблемы ценностей//Проблема ценности в философии. М.; Л.,1966.

8. См.: Выжлецов Г. П. Аксиология культуры. СПб., 1996.

9. Лосский Н. О. Ценность и бытие // Бог и мировое зло. М., 1994.

10. Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое // Соч.: В 2 т. Т. 1. М., 1990.

11. Оруэлл Дж., Далош Д. 1984. 1985. Романы. М., 1991.

12. Ильин И. А. Путь к очевидности. М., 1993.

13. См.: Новый мир. 1986. № 8.

14. Достоевский Ф. М. Искания и размышления. М., 1983.

15. Лосский Н. О. Указ. соч.

16. Бердяев Н. А. Человек и машина // Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. Т. 1. М., 1994.

17. Франк С. Л. Духовные основы общества. М., 1992.

18. Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1993.

Н. И. Элиасберг, доктор педагогических наук, заведующая кафедрой гуманитарного образования СПбАППО ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ОРИЕНТИРОВ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ Прежде чем рассмотреть волнующие проблемы современного образования, обратимся к истории.

Вторая половина XIX века … Начавшаяся в развитых капиталистических странах индустриальная революция привела к существенным изменениям в общественном сознании, выразившимся в пересмотре традиционных жизненных ценностей.

Достижения техники, значительно изменившие не только производственную сферу, но и быт людей того времени, стали затмевать ценность человека, его жизни, его духовного содержания, индивидуальных свойств личности. Процесс урбанизации, переселение масс людей из сельской местности в города, потеря семейных корней и традиций — все это способствовало обезличиванию человека, стандартизации его жизни и быта.

Поэтому характерно, что многие принижали самих себя, преклоняясь перед техникой, абсолютизируя ее достижения и возможности.

Встречая ХХ век, люди, смеясь, расставались с достижениями человеческого духа прошлых эпох, с нравственными гуманистическими ценностями.

Однако рядом с верой в технический прогресс, который, как показалось тогда, должен сделать жизнь людей ярче, комфортнее, многообразнее, родились темные идолы — «сила» и «власть».

И как предупреждение человечеству прозвучали пророческие слова Александра Блока:

На гладях бесконечных вод, Закатом в пурпур облеченных, Она вещает и поет, Не в силах крыл поднять сметенных … Вещает иго злых татар, Вещает казней ряд кровавых.

И трус, и голод, и пожар, Злодеев силу, гибель правых … Предвечным ужасом объят, Прекрасный лик горит любовью, Но вещей правдою звучат Уста, запекшиеся кровью! 23 февраля 1899 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.