WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 71 |

Изображения насекомых и птиц вызывают, согласно В. Эберхарду, сексуальные ассоциации. Так, бабочка и пчела, берущие нектар из цветка, символизируют соитие, которое описывается, как "любовное безумие бабочки и дикой пчелы". Слово "няо" - "птица" - обозначает и фаллос и вообще является бранным словом. Ласточкины гнезда - это известный возбудитель мужской сексуальности, поэтому и изображения ласточек содержат эротические аллюзии, "курицей" кличут проституток; две сороки, символизирующие, как известно, радостную встречу сказочного Пастуха и Ткачихи, могут иметь и сексуальный оттенок: "уточки-мандаринки" ("юань-ян"), являющиеся олицетворением супружеской верности, имеют и иной смысл: так называется одна из 30 поз при соитии. "Иволгой-куропаткой" иногда называют проституток;

"перепелочки" - устойчивое обозначение девиц легкого поведения; "воробей", "воробушек" - название фаллоса; "зимородок" ("фэйцуй") - так называется одна из 30 поз при соитии. Две рыбки, играющие в воде, являются символом сексуальной удовлетворенности; "краб" ("сушеный краб") считается прекрасным возбудителем мужской сексуальности: "угорь" обозначает фаллос, "желтый угорь" - это гомосексуалист. Заяц, особенно держащий пест и толкущий в ступе, символизирует мужскую сексуальную активность.

Выражение "ловить зайца" обозначает "отправиться в публичный дом"; "зайчонок" - это нецензурное слово, "женский заяц" ("иньт-у") - название влагалища. Лошадь в Китае является воплощением женского начала, вместе с тем словосочетание "глаз коня" обозначает отверстие на головке фаллоса, выражение "конь бьет копытом" характеризует одну из 30 поз при соитии.

Священные мифологические животные - цилинь, дракон, тигр и черепаха (со змеей), символизирующие страны света, светила, первоэлементы, цвета, звуки, обладают также и сексуальным смыслом. Так, цилинь, известный тем, что приносит счастье при деторождении, является образом-символом одной из 30 поз при соитии. Черепаха, точнее иероглиф черепахи, представляет как графический символ фаллоса, а змея - женское начало, - слившаяся с черепахой, олицетворяющей мир воды и темного женского начала и одновременно мужской силы, - это один из центральных сексуальных образов китайского искусства. Дракон вида цин лун, сине-зеленый дракон, считается воплощением мужской сексуальности; лев или львы, играющие в мяч, - образ сексуальных "игр". Выражение "Два феникса танцуют в согласии" является названием одной из 30 поз при соитии. Изображение пары овец - двойное ян служит образом мужской сексуальности.

Многообразный мир вещей, воплощенный в китайской живописи, раскрыт В.

Эберхардом как исполненный тонких игривых намеков, связанных с сексуальной сферой жизни человека. Так, кольцо (юаньби) означает девственность; мяч, часто вышитый, прочитывается как подобие магическому, животворному яйцу - отсюда игра львов с мячом, драконов с жемчужиной (имеющей аналогичный мячу символический смысл) предстают как сексуальные образы.

Выражение "хороший стрелок" осознается как эротическая метафора. Кисть для письма нередко символизирует фаллос: оплывание свечей может осознаваться как страстность соития: сеть для ловли рыбы обозначает женские половые органы. Музыкальные инструменты, такие, как флейта, лютня-пипа, цитра-цинь, обладают определенным сексуальным смыслом. Выражение "слушать звук лютни" означает посещение публичного дома, цинь выступает как метафора половых губ.

В пейзажных композициях с изображением гор и рек, деревьев, луны в небе, различных мостиков и павильонов, одиноких задумчивых рыбаков в лодке или странников В. Эберхард раскрывает определенный сексуальный смысл. Горами, вернее яшмовыми горами, нередко называют женскую грудь, горная долина - это впадина между ними, соски же подобны виноградинам и плодам лотоса. Мост в эротической литературе обозначает область между анальным отверстием и влагалищем. Картина с изображением одинокого мужчины, прогуливающегося по мостику над водным потоком, имеет эротические аллюзии, может означать и гомосексуализм. Изображение заднего сада в архитектурном ансамбле определенно связывается с гомосексуализмом, как и выражение "любоваться полной луной", "трехэтажной башней" метафорически обозначает влагалище, треугольник - известный древний символ вульвы.

Особой чувственностью и сексуальной напряженностью пронизаны различные природные стихии, взаимодействие объектов природы, функции предметов и т.п. Верховая езда, "скакать на коне" - это метафора соития: созерцать иву - значит посещать публичный дом; "шаг тигра" - название одной из поз при соитии; любить ветер и луну означает сексуальную активность; облака и дождь символизируют сексуальное единство: облако - это взаимодействие партнеров, дождь - климакс, лететь, лететь вместе - означает взаимную любовь. "Дух вздымается до небес" - описание оргазма, выражение "есть жареную свинину" означает соитие. "Южным ветром" ("нань фэн") называют гомосексуализм, так как это словосочетание звучит так же, как "нань фэн", означающее "мужской обряд", т.е. содомию.

Разумеется, выявленные В. Эберхардом сексуальные ассоциации, пронизывающие большинство образов-символов китайской живописи, не всегда воспринимаются зрителем. Возвышенные пейзажи Фань Куаня или виртуозные монохромные листы с изображением бамбука мастера У Чжэня, чистые, простые композиции Ни Цзаня не вызывают эмоций и мыслей из сексуального кода. Но подавляющая часть живописи цветов и птиц, жанровой и портретной живописи и частично пейзажа насыщена сексуальными аллюзиями в очень значительной степени. Думается, что в свитках Ци Байши с изображением крабов содержится намек не только на японских захватчиков, как об этом обычно говорится, и известный живописный шедевр сунского времени "Лотос" выражает не только буддийский идеал чистоты и совершенства...

ЛИТЕРАТУРА 1. Завадская Е. В. Философско-эстетический смысл так называемого "божественного гриба" ("лин-чжи") // Научные сообщения Государственного музея искусства народов Востока. - Вып. 9. - М., 1977.

2. Завадская Е. В. Эстетические проблемы живописи старого Китая. М., 1975.

3. Лотман Ю. М. Структура художественного текста. - М., 1970.

4. Топоров В. Н. Растительный код // Мифы народов мира. - Т. II. М.. 1982.

5. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и летенд).

- Шанхай, 1985.

6. Eberhard W. A Dictionary of Chinese Symbols. /tr. by Cambell. - N.

Y., 1984.

7. Man and Symbols. /Ed. by C. G. Jung. - L, 1964.

8. La nouvelle Histoire. - P., 1978.

9. Williams С. A. S. Outlines of Chines Symbolism and Art Motives. Shanghai, 1962.

О. М. ГОРОДЕЦКАЯ ИСКУССТВО "ВЕСЕННЕГО ДВОРЦА" Эрос - одна из древнейших тем в искусстве, существовавшая и существующая всегда и везде, во все времена и у всех народов. Искусство и эротика часто дополняют (или заменяют) друг друга. Чувственное эротическое начало человека питает энергетически его художественное творчество. Подобное утверждение давно уже не вызывает сомнений даже у прирожденных ханжей.

Каждый актер знает, что, выходя на сцену, он должен любить, хотеть, иметь и отдаваться своему партнеру, даже если происходящий между ними конфликт далек от любовного. Должен уметь любить весь зал и каждого зрителя в отдельности, и лишь тогда можно рассчитывать на успех.

Но оставим театр, порождение, как известно, бесовское, и обратимся к так называемому "святому искусству" и увидим, что там все то же. Даже в христианстве, которое почитает плоть низменным началом, экстаз духовного прозрения изображается порой так, что трудно его отличить от экстаза плоти. Удивительно похожи Св. Тереза (скульптура Бернини) и насилуемая женщина с рисунка Леонардо да Зинчи.

Разумеется, и эстетическое признание обнаженной натуры напрямую связано с сексуальным пониманием того, что есть желанно и что есть прекрасно. Так, например, в Греции и Риме эстетизация, обожествление мужественного тела в искусстве сочетались с развитым гомосексуализмом в жизни.

История греческого искусства вообще примечательна тем, что мужская обнаженная фигура появляется в нем значительно раньше женской и гармоничная мужественная красота наделяется божественной сутью. Этот греко-римский эстетический феномен - явление почти уникальное, равно как и греко-римская идеализация гомосексуальных отношений. Обычнее для человеческого общества поклонение телу женскому. Культ богини-матери, средоточии всех тел и душ рода, племени или человечества, находил свое отражение в искусстве еще со времени палеолита. Каноном "Палеолитической Венеры" было изображение женщины с широким тазом и большим животом, содержащим зародыш самого существования, и с огромной грудью, предназначенной для вскармливания всего сущего. Подобные статуэтки выполнялись как в натуралистических формах, так и в знаковых. Иногда древний человек ограничивался только схематическим изображением женских гениталий - лона, принимающего и отдающего, дарующего успокоение, творящего жизнь, - "первобытная щель", "врата мира" - или, если отбросить всю громоздкую философию, то просто предмета мыслей и вожделений рисовавшего (или, вернее, высекавшего). Подобное искусство отражает не только "зарю человеческого сознания". Оно распространено широко как в пространстве, так и во времени.

Возрождалось, например, и в Европе XX в. в качестве одного из направлений так называемого "авангарда".

В данном случае, имея в виду дальнейший разговор об эротике в искусстве Китая, для нас среди палеолитических статуэток наиболее интересны знаменитая "Венера Леспюг" и так называемые "стержневидные женские фигурки", ибо в них изображение женственных форм совмещается с формой фаллоса.

Одиночные фигурки богини-матери, может быть, когда-либо и существовали в китайской древности, однако нам подобные не известны, и в традиции они закрепления не получили. Ближе китайскому миропониманию оказались именно такие изображения, которые объединяют женское начало с мужским.

Начиная с керамики Яншао (V III тыс. до н.э.), можно проследить их развитие в знакомых формах и, начиная с Поздней Хань (1-III вв. н.э.), - в реалистических. Этим временем датируется наиболее раннее из известных нам изображений эротической сцены. Это достаточно грубо исполненный рельеф на камне, украшавший внутренние покои гробницы. Происходит он из районов юго-западной провинции Сычуань, не раз поражавшей археологов своими сокровищами.

Отказ от одиночных изображений женского тела и любовь к сюжетам, совмещающим оба начала, связаны в Китае с тем, что основой миропонимания было разделение всего сущего на две стихии: теневую, лунную, мягкую, женственную инь и световую, солнечную, твердую, мужественную ян, высшей целью для которых было слияние. Гармоничное единство двух мировых составляющих - "Великое Единое" (тай и) - оно-то и обладало животворящей силой.

В произведении искусства, которое во всех культурах мыслилось как модель мира, одинокое инь не могло быть самодостаточным. Иными словами, воде (стихия инь) неуютно без гор (стихия ян), раскрытому цветку (инь) без птицы или мотылька (ян), птице-феникс-без дракона. Одинокая красавица не может не ждать, не томиться без возлюбленного. Женское томление на свитках или альбомных листах с одинокими красавицами передается, помимо общего настроения, множеством разнообразных деталей-символов. Рядом с феей реки Ло изображен улетающий дракон - сцена прощания (свиток Гу Кайчжи, созданный на рубеже III-IV вв. н.э.). Женщина убирает себя перед зеркалом (альбомный лист Су Ханьчэня XII в.). Женщина держит в руке открытый сосуд - знак ее открытости и готовности принять "янский дождь" (рисунок XVII-XVIII вв. из серии иллюстраций к роману "Хун лоу "эн" - "Сон в красном тереме"). Дама на фоне кракелированного узора льда - знак активизации инь - стоит рядом с трехногим сосудом - знак мужского полового органа (рисунок из той же серии). Дама поклоняется трехногому сосуду (гравюра начала XVII в.) и т.д. (илл. 10, 12, 13).

В отличие от многочисленных европейских "Томлений Венер" в китайской традиции женщина в подобных ситуациях почти никогда не изображается обнаженной, за исключением, разумеется, откровенных стилизаций под Запад.

Не прихоть художника, но идея вселенской гармонии требовали обязательного изображения рядом с женской вульвой мужского фаллоса.

Именно по этой причине, когда в Китае начала распространяться западная порнопродукция, часто использующая одиночные изображения женских или мужских гениталий, то китайское традиционное наименование эротических сцен "чунь гун ту" (буквально: "картинки весеннего дворца") оказалось для нее неприемлемо. Таким образом, согласно китайской терминологии, эротические изображения следует различать двух типов: первый - "сэ цин хуа" (собственно: "рисунки плотских чувств") - это современные западного толка картинки, которые могут быть и одноначальны, т.е. с одиночным персонажем или со всевозможными лесбийскими сценами (как известно, лесбиянство, в отличие от мужского гомосексуализма, у нас не считается криминалом, и с точки зрения психиатрии это есть явление "в пределах нормы");

и второй - это интересующие нас "чунь гун ту" - традиционно китайские и почти всегда двуначальные. Именно "почти", поскольку реально среди картинок "чунь гун" не часто, но иногда встречаются и гомосексуальные сцены. Однако это отдельная проблема, и речь о ней пойдет ниже, после того как попытаемся разобраться с различными особенностями взаимоотношений инь и ян и их отражением в искусстве.

Поскольку весь мир двоичен, то перед лицом Неба и Земли все равно: и возвышенный пейзаж "шань шуй" ("горы и воды"), и широко распространенный жанр "хуа няо", "цао чун" ("цветы и птицы", "травы и насекомые"), и "чунь гун" - картинки с изображением эротических сцен. То есть можно говорить и о сексуальности китайского пейзажа, и о философских идеях в тех сценах, которые принято с негодованием называть порнографией.

Взаимоотношения. Взаимотрансформация. Соитие и распад. Перекачка, энергообмен двух сил. Своего рода качели. Эта идея, которая так прославила французского художника XX века Хуана Миро, в китайской живописи и графике известна с давних пор. Кстати, сами качели были одним из мощных эротических символов в Китае. Сцены, в которых мужчина (или мужчины) раскачивают женщин на качелях или сами женщины раскачивают друг друга в присутствии мужчины, нередко встречаются в литературе и искусстве. Согласно рассказанному в романе "Цзинь, Пин, Мэй" ("Цветы сливы в золотой вазе"), в результате подобных развлечений можно и невинность потерять (илл. 123).

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.