WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 71 |

Они сражались уже целую стражу /18/, а семя у Симэня все еще не изверглось. Лежа снизу, он закрыл глаза и позволил женщине сидеть сверху на корточках, а его черепашья головка, со всей силой вставлявшаяся и вынимавшаяся, от трения издавала удивительные звуки. Симэнь долго предавался этому занятию, пока жена не повернулась к нему. Тогда он своими ступнями поднял ее ноги, высоко задрал их и стал резко двигаться взад и вперед. Хотя Симэнь своим телом касался тела Цзиньлянь, а его глаза все видели, он чувствовал себя, словно в пустоте.

Прошло много времени, страсть Цзиньлянь дошла до предела, она повернулась, руками обхватила Симэня за шею и повалилась на него, погрузив кончик языка в его рот. Тот самый предмет у Симэня сразу же проник в лоно жены, которая вся отдалась трению - катанию и безостановочно бормотала: - Дорогой, хватит, я уже умерла. - Вскоре она впала в забытье, а язык у нее стал холодным как лед. Когда изверглось семя, Симэнь ощутил в ее лоне струю горячей пневмы, которая проникла в его киноварное поле, что родило в сердце неописуемую радость. Вытекшее Цзиньпянь вытерла платком. Они обнимались, сплетали шеи и ноги, сосали языки друг у друга, но тот самый предмет больше не вздыбливался.

Они заснули. Но не прошло и часу, как возбужденная Цзиньлянь сама взобралась на Симэня. Сражение разгорелось снова. После двукратной радости за один раз она лежала совершенно изможденная. Симэнь же был бодр, как ни в чем не бывало, и мысленно поражался чудодейственной силе заморского снадобья.

Запели петухи, на востоке занимался рассвет.

- Душа моя! - говорила Цзиньлянь. - Ты не доволен, да Приходи вечером, и я буду тебя ублажать до утра.

- Меня этим не удовлетворишь, - отвечал он. - Мне только одно даст удовлетворение.

- Что же - спросила она. - Скажи.

- Секрет! Вечером скажу.

Наступило утро. Он встал, умылся и причесался. Чуньмэй подала ему одежду.

Хань Даого и Цуй Бэнь уже дожидались его. Он вышел к ним, возжег жертвенные деньги и вручил отъезжающим письма - Это - на пристань, - объяснил он. - Передадите хозяин, постоялого двора Ван Божу, а что - проживающему в городе Мяо Цину. Разузнайте, чем кончилось его дело. Да не задерживайтесь там. А не хватит денег, с Лайбао перешлю.

- А его сиятельству Цаю будет письмо - спросил Цуй Бэнь.

- Пока не писали - отвечал Симэнь. - Тоже с Лайбао отправлю.

Слуги простились и вскочили на коней, но не о том пойдет речь.

Симэнь облачился в парадные одежды и отбыл в управу, где, встретившись с Ся Лунси, поблагодарил его за приглашение.

- Был бы весьма польщен вашим присутствием, - сказал Ся Лунси. Больше никого не будет.

После заседания они разъехались по домам.

Между тем Юэнян накрыла стол и пригласила Симэня к завтраку. Тут к воротам неожиданно примчался гонец в темном платье верхом на скакуне.

Под мышкой у него торчал узел, с лица катился пот.

- Здесь живет надзиратель господин Симэнь - обратился он к Пиньаню.

- А ты кто такой - спросил в свою очередь тот.

Всадник поспешно соскочил с коня и поклонился.

- Я гонец его сиятельства Аня, управляющего перевозками императорского строевого леса, - отчеканил он. - Прибыл с подарками господину Симэню. Мой господин с его сиятельством Хуаном, смотрителем гончарен, пирует сейчас с его cиятельством Ху в Дунпине и намеревается заехать по пути с визитом к господину Симэню - Визитная карточка есть - спросил Гыньань - Гонец достал из узла карточку с перечнем подарков и протянул ее привратнику. Тот удалился и вручил ее Симэню. На визитной карточке значилось: "Чжэнцзянского шелка два куска, хучжоуской ваты четыре цзиня, пояс и старинное зеркало".

- Дай гонцу пять цяней /19/ серебра и мою визитную карточку, - наказывал Симэнь. - Скажи, хозяин, мол, почтет за великую честь принять высоких гостей.

Всадник умчался, а Симэнь дал распоряжение накрывать столы.

В полдень к воротам прибыли два роскошных паланкина, сопровождаемые целой свитой слуг. Гонцы вручили визитные карточки прибывших. На одной значилось: "От Ань Чэня с поклоном", на другой - "От Хуан Баогуана с поклоном". Из паланкинов вышли сановники в черных креповых шапках и черных туфлях. Парадные одежды их украшали наперсники с изображением летящих в облаках серебристых фазанов /20/. Они обменялись поклонами и, уступая друг другу дорогу, приблизились к воротам, где их встретил Симэнь и проводил в залу. Там после взаимных приветствий и излияний дружеских чувств все сели. Смотритель гончарен Хуан расположился слева, управляющий Ань - справа. Симэнь занял место хозяина.

- Давно жаждал с вами познакомиться, милостивый сударь, - подняв руку, начал Хуан. - Широко известны ваши добродетели, повсюду о вас гремит слава. Мне приходится глубоко сожалеть, что до сих пор не имел чести засвидетельствовать вам свое почтение.

- Что вы, ваше сиятельство! - воскликнул Симэнь. - Это меня мучит совесть, что до сего дня не выразил вам всю мою признательность и заставил вас утруждать себя этим посещением, коего я никак не достоин. Позвольте узнать ваше почтенное прозвание.

- Брат Хуан, - сказал Ань, - прозывается Тайюем, что значит "Умиротворитель Вселенной", из выражения "ступил на твердь умиротворенную, и излучили свет небеса" /21/.

- А мне будет позволено узнать ваше почтенное прозвание - спросил Хуан.

- Мое скромное прозвание Сыцюань, - отвечал Симэнь. - Происходит от четырех колодцев у меня в поместье.

- Мне довелось встретиться с братом Цаем, - заговорил Ань Чэнь. - Он рассказал мне, как они с Сун Суньюанем причинили вам хлопоты своим визитом.

- Да, но так пожелал Юньфэн, - отвечал Симэнь. - А помимо того, его сиятельство является цензором в наших краях, и долг обязывал меня устроить прием. Слуга, вернувшись из столицы, говорил мне, что вы, ваше сиятельство, удостоились высокого поста. Позвольте поздравить вас с назначением. Давно из родительского дома - После расставания с вами здесь в минувшем году, - говорил Ань Чэнь, - я по прибытии домой взял себе вторую жену, встретил Новый год и в первой же луне отбыл в столицу, где получил назначение в Ведомство работ.

Там меня и направили инспектировать перевозки императорского леса. Направляясь в Цзинчжоу через ваши края, я, конечно, не мог не выразить вам моего искреннего почтения.

- О, я до глубины души тронут вашим вниманием, - поблагодарил его Симэнь и предложил гостям снять парадные одежды, а слугам наказал внести столы.

Смотритель Хуан собрался было откланяться.

- Скажу вам по правде, - пояснил Ань Чэнь. - Мы с братом Хуаном должны еще поспеть в Дунпин к господину правителю Ху. Там нас тоже ждет прием. Мы ведь к вам проездом заглянули, отдать долг вежливости. Если позволите, мы побеспокоим вас как-нибудь в другой раз.

- Но, господа, Дунпин ведь очень далеко! - воскликнул Симэнь. - И если не голодны вы, то как быть вашим сопровождающим Я не посмею вас долго задерживать, господа. Только легкая закуска, никаких особых приготовлений. И подкрепленье слугам.

Первым делом вынесли блюда носильщикам паланкинов. В зале на столе тотчас же появились в изобилии отборные яства и редкие дорогие кушанья, какие только можно было достать в это время года, всевозможные супы и сладости. Они осушили всего по три маленьких золотых чарки вина. Потом стали угощать доверенных слуг и писцов. Немного погодя оба гостя встали и начали прощаться.

- Завтра мы пришлем вам приглашение, - обратился к хозяину Ань Чэнь.

- Будем просить вас, досточтимый сударь, пожаловать на скромное угощение. Оно будет в поместье придворного смотрителя его сиятельства Лю, сослуживца брата Хуана. Были бы счастливы видеть вас на приеме. Смеем надеяться, вы прибудете.

- Не смею отказаться от столь любезного приглашения, - заверил их Симэнь и проводил за ворота.

Не успели отбыть их паланкины, как принесли приглашение от Ся Лунси.

- Сейчас иду! - сказал посыльному Симэнь, распорядился седлать коня, а сам пошел в задние покои переодеваться.

Симэня сопровождали Дайань и Циньтун, а также солдаты, отгонявшие с дороги зевак. Особые лица обмахивали его черным опахалом.

Достигши дома Ся Лунси, Симэнь проследовал прямо в залу, где гость и хозяин обменялись взаимными приветствиями.

- У меня только что были управляющий перевозками императорского леса его сиятельство Ань и смотритель гончарен Хуан, - объяснял Симэнь. - Если б не они, я бы пораньше приехал.

Он снял парадный халат и пояс, и Дайань велел солдату завернуть их в узел.

В зале были накрыты два стола. Симэню предложили занять место слева.

Рядом с ним сел домашний учитель сюцай /22/ Ни. Они разговорились.

- Позвольте узнать ваше почтенное прозвание, учитель - обратился к нему Симэнь.

- Меня зовут Ни Пэн, - ответил сюцай. - Другое имя Шиюань, а прозвание Гуйянь. Я состою на службе в областном училище. А теперь вот проживаю у почтенного покровителя моего господина Ся. Готовлю к экзаменам молодого барина. Мне прямо-таки неловко общаться со столь знатными особами, друзьями моего покровителя.

Пока они говорили, вышли двое певцов и отвесили земные поклоны. После супа опять стали подавать кушанья, и Симэнь велел Дайаню наградить поваров.

- Принеси мне головную повязку, - наказал он слуге, - а парадные одежды вези домой. Вечером за мной приедешь.

- Есть! - отвечал Дайань и. полакомившись сладостями, умчался верхом домой, но не о том пойдет речь.

А пока расскажем о Цзиньлянь. Проводив утром Симэня, она проспала до самого обеда, а проснувшись, долго нежилась в постели. Ей не хотелось даже сделать прическу. Когда Юэнян позвала ее обедать, она во избежание толков сослалась на дурное самочувствие и осталась у себя. Когда она появилась наконец в покоях Юэнян, обед давно кончился, и хозяйка, пользуясь отсутствием Симэня, решила попросить наставницу Сюэ возвестить слово Будды и послушать акафисты из "Алмазной сутры".

В светлой комнате стоял алтарь и курились благовония. Одна против другой сидели мать Сюэ и мать Ван. Рядом с ними сбоку стояли послушницы Мяоцюй и Мяофэн. Они должны были возглашать имя Будды. Вокруг разместились тетушка У Старшая, золовка Ян, У Юэнян, Ли Цзяоэр, Мэн Юйлоу, Пань Цзиньлянь, Ли Пинъэр. Сунь Сюээ /23/ и Ли Гуйцзе. Все были в сборе.

Начала монахиня Сюэ:

- Молния, блеск угасают мгновенно: камень, огонь уничтожить нельзя.

Опавшие цветы на дерево обратно не вернутся. Утекшая вода назад не возвратится к роднику. Были палаты расписные и резные хоромы, но жизнь оборвалась, и вечной пустоты на всем легла печать. Высокие были посты и почетные ранги, но разжаловали однажды, и показалось все прежнее сном. Золото с нефритом - источник бедствий: румяна с шелками - напрасная трата усилий. Семейным радостям век не продолжаться; на том свете придется тысячи тяжких мук перетерпеть. Час смертный на ложе застанет, к желтым истокам /24/ уйдешь, и только анналы тленные славу пустую возвестят. Прах в землю зароют сырую, передерутся дети из-за полей и садов. Владей кладовыми шелков и парчи, после кончины клочка не возьмешь. Едва расцвел, как весною цветок, серебрит седина уж виски. Только отгремели заздравные тосты, за ними плакальщики потянулись в дом. О, как все это тяжело, как тяжко! Дыхание по ветру разнесет, зароют в землю прах. Нет конца превращеньям. Все живое меняет и внешность, и вид беспрестанно.

Слава Будде, Его учению и Его послушникам, кои проникают Вселенную, утверждают Учение в былом и грядущем! Слово всевышнее, глубочайшее, дивное! Такое появляется лишь раз в миллионы лет! Услыхал я Слово м храню его, Ученье Татхагаты /25/ жажду постичь.

Монахиня Ван продолжала:

- Шакьямуни-будда - Патриарх всех будд и нашей религии Творец. Послушайте, как покинул Он мир Монахиня Сюэ начала петь на мотив "Пяти жертв:" "Шакьямуни-будда Принцем в Индии жил.

Княжество бросил, в Снежные горы ушел.

Свою плоть Он ястребам бросал, Кормил сорок, сидевших в гнездах.

Девять драконов Его омывали слюной.

И тело Его стало золотым.

Шакьямуни-будда, Учитель просветленный, слава Тебе!" Монахиня Ван продолжала:

- Шакьямуни-будда, внемли молитве! Услышь о подвижничестве бодхисатвы Гуаньинь /25/ во время оно, как только после тысяч перерождений были обретены величие и вся сила Учения. Услышь! Монахиня Сюэ запела:

"У великого царя Чжуан Яня Принцессой Высшего милосердия звалась.

Из царского дворца ушла, В Благоуханных горах поселилась.

Небожителям жертвы принеся, Созерцанью предавалась, бодхисатвою садясь.

Пройдя через пятьдесят три превращенья, Стала Гуаньинь, спасающей от горя и бед.

Слава Тебе!" Монахиня Ван продолжала:

- Услышь проповедь, бодхисатва Гуаньинь! Появился в старину Шестой Апостол Созерцания. Он Западный край просветил и на Восток передал светильник Учения Будды. Велик Его подвиг! Слушайте! Монахиня Сюэ запела:

"Наставник Ученья Лу, Шестой Патриарх.

Девять лет к стене Лицо обратив, нес тяжкий подвиг.

Камыш пророс ему через колени.

Переносил он стужу, зной и дождь, Пока камыш не порубили, избавили от мук.

О, милосерднейший, благожеланный Вайрочана-будда! Слава Тебе!" Монахиня Ван продолжала:

- Услышала о подвиге Шестого Патриарха, Учения светоч пронесшем. Теперь послушайте о преподобном Пане /27/. Он бросил дом и в нищенской ладье отчалил в открытое море, дабы достичь истинного прозрения.

Монахиня Сюэ запела:

"Преподобный Пан, Прекрасной души человек.

Любому бедняку Щедро деньгами помогал, А на ночлег в конюшню шел.

Жену с детьми оставил и в ладье отчалил.

Ученье дивное постиг.

Стал Духом Охранителем монастырей" Юэнян вся обратилась в слух, когда в залу вбежал запыхавшийся Пиньань.

- Его сиятельство цензор Сун прислал двух гонцов и слугу с подарками, - выпалил он.

Юэнян переполошилась.

- Батюшка пирует у господина Ся, - говорила она. - Кто же примет подарки.

Пока они суетились, вошел слуга Дайань с узлом под мышкой.

- Не волнуйтесь! - успокаивал он хозяйку. - Я возьму визитную карточку и сейчас же отвезу батюшке. А зятюшка пусть угостит пока слугу.

Дайань оставил узел, взял визитную карточку и вихрем помчался прямо к надзирателю Ся.

- Его сиятельство цензор Сун прислал подарки, - докладывал он Симэню.

Симэнь взял визитную карточку. На ней значилось: "Свиная туша, два кувшина пива, четыре пачки писчей бумаги и собрание сочинений. От Сун Цяоняня с поклоном".

- Ступай домой, - распорядился хозяин. - Скажи Шутуну /28/, чтобы выписал на визитной карточке мое звание и чин, все как полагается. Слуге дайте три ля на серебром и два платка, а принесшим подарки по пять цяней каждому.

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.