WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 71 |

Вторая особенность подобного изображения в произведениях этого типа объясняется одной специфической чертой культуры той поры. Читатель романа, конечно, обращает внимание на то, что в нем часто говорится о "пестовании жизни" ("ян-шэн"), о "пестовании сердца" ("ян-синь") и т.п., то есть о понятиях, связанных с психофизиологическими и гигиеническими учениями того времени. В основе их, как правило, лежат даосские представления о связи и взаимоотношениях человека и природы, о роли первостихий и первоэлементов в организме человека, об их отражении в человеческом поведении, о взаимоотношении полов и характере регуляции человеческих связей и т.д. Суть "ян-шэн" и "ян-синь" как важных частей или сторон саморегуляционной деятельности человека (а Ли Юй посвятил ей многие страницы специального эссеисторического труда: "Случайное пристанище для праздных дум") состоит в умении человека поддержать свой "дух" (или "изначальный дух") как первооснову своей жизни и его долголетия. "Сохранение первозданного духа" и "укрепление корней" - одно из главных условий нормального развития человеческого организма, о чем неоднократно говорится в романе и в его комментариях. В рамках этого учения очень важно установить гармонию между человеком и окружением во всех его видах, добиться равновесия всех первоэлементов в организме, создать гармоническое единство его наиглавнейших сил и, прежде всего, первостихий - инь и ян (темного и светлого начал). Кстати, именно поэтому автор так настороженно, если не сказать больше, относится ко всякого рода отклонениям от гармонического развития человека. Не случайно, к примеру, что автор с сарказмом говорит о евнухах, "рано состарившихся и немощных", так как они являют собой пример отклонения от жизненной нормы.

Среди всех этих проблем важнейшую роль играет взаимоотношение полов, включая половую практику (виды сексуальной практики, необходимые снадобья, призванные установить гармонию между стихиями инь и ян и т.д.).

Уже в первой главе автор, сетуя на то, что медицинские книги не уделяют должного внимания проблеме интимных отношений между мужчиной и женщиной (всего, что с нею связано), пишет: "Словом, мнения на сей счет, как мы видим, бытуют самые разные. Одни говорят, что утехи полезны, так как укрепляют здоровье; другие твердят, что ониде несут один лишь вред. Если прибегнуть к сравнению (не забыв, понятно, жизненный опыт), то можно сказать так: любовные утехи весьма и весьма полезны для человеческого организма, ибо играют роль своеобразных целебных снадобий вроде женьшеня и растения аконит, которые, как вам известно, используются при соитии.

Не следует забывать и о том, что аконит и женьшень, как и другие подобные лекарства, являющиеся укрепляющим средством, приносят пользу лишь тогда, когда их употребляют немного и длительное время". И далее автор прибегает к чисто медицинскому совету: "Помните, что они все-таки зелья, а не обычная пища. Если вы станете пожирать их без меры или не вовремя, они принесут огромный вред организму. Такой же вредоносной может оказаться и телесная связь с женщиной. Однако, если прибегать к ней длительное время и пользоваться ею равномерно, она непременно явит свои достоинства, ибо стихии инь и ян в этом случае как бы взаимно дополняют друг друга". И еще одно признание литератора: "Вот почему людям следует твердо усвоить, что к плотским утехам надо относиться как к лечебному снадобью, то есть употреблять его не слишком часто, но и не слишком редко, не гнушаться им, но и не пресыщаться. Еще до соития надобно помнить, что соитие есть лекарство, а вовсе не яд... Если все люди будут помнить об этом и сообразно поступать, то стихии инь и ян не понесут никакого ущерба!" Мы привели эти несколько пассажей, чтобы подчеркнуть, что проблема секса в Китае имела философский и медицинский подтекст, охватывая гигиену половой жизни. И эту особенность нельзя сбрасывать со счетов, ибо она занимала в культурной и духовной жизни человека не менее важное место, чем, скажем, дыхательная гимнастика или боевое искусство (ушу) отнюдь не только виды физкультуры, но и формы духовного бытия.

Можно сказать и о третьей черте эротического изображения в произведениях литературы - черте чисто житейской, объясняющейся особенностями самого бытия, нравом того времени (о чем мы отчасти немного сказали). Китайский автор прибегал к эротическому изображению картин действительности, так как хотел сказать, что чувственность, эротика в литературном произведении имеют такое же право на существование, как, скажем, целомудрие или аскеза, ибо они существуют в самой жизни, являются продуктами бытия и составной его частью. Поэтому появление соответствующих сцен в памятниках литературы объясняется вовсе не порочными наклонностями автора (как это любили писать конфуцианские ригористы или блюстители религиозных догм), а тем, что таковы человеческие нравы. В высоких сферах общества подобные произведения были запрещены (чисто номинально, однако существует множество исторических свидетельств о том, что представители даже чиновной и ученой элиты от руки переписывали подобные произведения или платили за рукописи и ксилографы бешеные деньги), но зато среди городских слоев они пользовались огромной популярностью и вовсе не из-за их чувственного содержания, а потому, что характер изображения (включая эротику) был понятен широким слоям.

Эти произведения пользовались огромным коммерческим спросом. Вспомним слова Ли Юя об оливе и финике - ведь они говорят именно об этой специфике данной литературы. Оливу вкладывают в сладкий финик для того, чтобы человек с удовольствием съел и то, и другое, однако "вкус" читателя все-таки ориентирован больше на сладкий финик. Автор в своем романе отразил эту особенность читательского, общественного вкуса и, конечно, общественных привычек и морали, Наш краткий очерк о китайском Дон Жуане, сластолюбце Вэйяне, герое романа "Подстилка из плоти" мы закончим словами о его издателе Ли Юе (1611-1679 гг. или 1680 г.) - талантливом драматурге и теоретике театра, известном прозаике и эссеисте, своеобразном философе, правда, не сумевшем создать самостоятельную философскую систему. Надо заметить, что авторство романа - это одна из загадок творчества выдающегося литератора, которая до сих пор полностью не разрешена, так как нет документальных подтверждений принадлежности данного произведения перу Ли Юя. И все же существует множество косвенных свидетельств (это - тема для особого разговора), которые говорят о причастности к нему Ли Юя. Отпрыск обеспеченных родителей, но потерявший почти все в годы гибели империи Мин (в середине XVII в.); всегда стремившийся к ученой и чиновной карьере, но успевший сдать экзамены лишь на первую ученую степень сюцая; страстно искавший литературного признания, но подвергшийся поношениям со стороны ортодоксов; хотевший добиться общественной славы, но вынужденный довольствоваться нереспектабельной профессией полудраматурга, полуактера, полуписателя - таков был Ли Юй, в жизни которого отразились метания и колебания многих его современников и противоречия самой жизни. Все это по-своему нашло отражение в его творчестве, о чем намекает и судьба его героев - сумбурная, чувственная, насыщенная взлетами и падениями. Тема донжуанства, а точнее, поисков любовного идеала через реализацию гедонистических устремлений и плотских влечений, познания жизни и самого себя через достижение гармонии чувств и упокоение страстей составила важную черту его своеобразного учения о жизни и человеке, по-своему проявившись и в его романе о сластолюбце Вэйяне.

В настоящей книге представлены два отрывка (две законченные главы III и VI) из романа Ли Юя "Жоу путуань" ("Подстилка из плоти"), в которых достаточно наглядно демонстрируется идея "сэ"китайского эроса. В главе III герой Вэйян - Полуночник, женившись на Юйсян - дочери книжника Тефэя по прозванию Железная Дверь, старается преподать молодой жене секреты "спального искусства" (фан шу), показывая ей "весенние картинки" - своеобразное наглядное пособие по любви. Через некоторое время, однако, жена ему наскучила, и он принимает решение покинуть дом, дабы в чужих краях изведать прелести любовных встреч с другими женщинами. В пути он встречает мошенника и ловкача Сай Куньлуня (Превзошедшего Куньлуня), который раскрывает Вэйяну незнакомые молодому сюцаю тайны интимной жизни, одновременно пытаясь узнать любовные возможности Полуночника. Посрамленный Куньлунем Полуночник испытывает неизъяснимый стыд и отчаяние оттого, что его представления о своих физических возможностях оказались сильно им переоцененными.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. Гуревич А. Я. Проблемы средневековой народной культуры. - М., 1981. С. 291.

2. Изборник. - М., 1969. С. 610.

3. Проделки Праздного Дракона. - М., 1989. С. 526.

4. Байрон Д. Г. Паломничество Чайлд Гарольда. Дон Жуан. - М., 1972.

С. 323.

5. Гофман Э. Т. А. Житейские воззрения кота Мура. Повести и рассказы.

- М., 1967. С. 394.

ЛИ ЮЙ ПОДСТИЛКА ИЗ ПЛОТИ ГЛАВА ТРЕТЬЯ ИСТЫЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ДАО-ПУТИ СОВЕРШИЛ ОПЛОШНОСТЬ ВЗЯВ В ДОМ БЛУДЛИВОГО ЗЯТЯ ДОСТОЙНАЯ ДЕВА ОТ ВСТРЕЧИ С МОЛОДЫМ ПОВЕСОЙ ПРИШЛА В БОЛЬШОЕ ВОЛНЕНИЕ.

Рассказывают что студент Взиян, простившись с Одиноким Утесом, отправился своей дорогой недовольно ворча себе под нос.

- До чего же бестолковый монах! - В его голосе слышались горечь и обида. - Мне едва исполнилось двадцать, и сейчас я похожу на цветок, который только-только успел распуститься. А он хочет, чтобы я в свои юные годы обрил голову и добровольно принял на себя тяжкие муки. Бездушный старец! Я пришел к нему только потому, что много слышал о нем и надеялся, что он раскроет мне нечто новое или по крайней мере поможет своим вероучением укрепить мои успехи на литературной стезе. Вместо этого пришлось терпеть от него одни унижения! А его дурацкая заповедь, которую он мне изрек! Какой в ней прок! Экий он дурень!.. Такой талантливый и выдающийся человек, как я, заняв чиновный пост, сможет управлять не сотнями, а тысячами людей Поднебесной! Так неужели я не в силах справиться со своей собственной женой Нет уж, если я встречу на своем пути красотку, ни за что не пропущу ее мимо себя, пускай даже прослыву злодеем-любодеем.

Женскую половину дома (когда я женюсь) я буду держать в большой строгости, и вряд ли в мире найдется враг-соперник, кому мне пришлось бы выплачивать долг! К тому же и моя собственная супруга, имея такого красавца мужа, как я, навряд ли прельстится чужим мужчиной, если тот попытается ее соблазнить. Нет, никак не могу представить, чтобы она рискнула совершить подобный безнравственный поступок, просто непостижимо!.. Ах да, этот бумажный листок, который всучил мне монах - его надо просто разорвать и вышвырнуть прочь! А может, стоит пока оставить его у себя При следующей встрече суну бумажку ему под нос и скажу, что его пророчества нисколько не подтвердились. Интересно, что он на это ответит! Покается или нет Приняв такое решение, студент сложил бумажку с написанным заклятием и спрятал ее за пояс.

Вернувшись домой, он попросил приятелей найти сваху, которая смогла бы подыскать для него самую красивую деву в Поднебесной. Надо вам заметить, что с Вэйяном не прочь были породниться многие знатные семьи. В самом деле, плохо ли заполучить в дом такого видного зятя Молодой человек отменно умен и красив, происходит из знатного рода. Какая дева не согласится выйти замуж за этакого красавца! Словом, едва ли не каждый день к сюцаю приходили сразу несколько свах с предложениями о свадьбе.

Девиц из семей малознатных или бедных они приводили с собой, чтобы Полуночник мог бы их сам внимательно разглядеть и оценить по достоинствам.

Что до женщин из богатых домов, где, как известно, приличия блюдутся очень строго, то свахи устраивали с ними "случайную" встречу в каком-нибудь храме или в безлюдном месте. Но поскольку Вэйян не имел серьезных намерений и беспокоил свах о подобных встречах лишь для вида, из его "смотрин" ничего путного не получилось. Ни одна из дев, что он увидел, ему не приглянулась. Между тем молодые женщины, вернувшись домой, потеряли покой от любовного волнения.

Одна из свах как-то ему сказала:

- Как я вижу, сударь, никто из здешних красавиц вас не устраивает...

Осталась только одна девица, которая, возможно, вам подойдет: дочь ученого книжника по имени Тефэй Железная Дверь. Ее зовут Юйсян Яшмовый Аромат. Отец ее, к слову сказать, истинный почитатель Дао-Пути, человек с большими причудами. К примеру, он никому не дозволяет встречаться со своей дочкой. Если бы вы даже очень захотели увидеть девицу, у вас из этого ничего не получилось.

- А почему так странно его зовут: Железная Дверь - полюбопытствовал юноша. - Отчего он не разрешает никому встречаться с дочерью.. Действительно ли она так красива, как вы говорите - Этот человек весьма богат и, понятно, ни от кого не зависит. У него есть все: земля, пашни, поля... А известен он тем, что поразительно замкнут. За всю свою жизнь у него, кажется, не было ни одного близкого друга. Целыми днями он сидит дома, читая книги. Попробуй-ка приди к нему и стукни в дверь. Кто бы ты ни был, ни за что не откроет. Рассказывают, как-то к нему заехал один знатный муж, который много слышал об известности Тефэя. Как ни стучал он в дверь, как ни колотил во всю мочь, дверь так и не открылась. Хозяин не только слова не сказал, даже звука не издал... И вот тогда гость, разозлившись на него, сочинил стих, который написал прямо на двери. В стихе, между прочим, были и такие строки:

Думал, что возвышенный муж живет В этой хижине тростниковой.

Право, не знал, что прячется он В доме за железной дверью! Хозяину настолько понравились эти стихи, что он даже взял из них два слова для своего прозвища... У книжника Тефэя сына нет, с ним живет одна лишь дочь, к слову замечу, писаная красавица, похожая на цветок или яшму. Она знает грамоту и прочитала множество книг, которые обычно ей дает сам отец. Девушка пишет стихи, слагает песни, а держит она себя строго и с большим достоинством. Правда, на богомолье она не ходит, свечи в храмах на зажигает и ни на каких празднествах не появляется. Ей уже шестнадцать годков, а она еще нигде не показывалась, даже голову из дома не высовывала. Свахи (как их называют: "три тетки, шесть бабок" /1/ в доме у них еще не появлялись. Только мне одной повезло. Прохожу я намедни возле их дома, вижу, стоит сам хозяин Железная Дверь. Увидел меня и говорит:

- Ты вроде как сваха - Точно так! - отвечаю. - Сваха и есть! И вот тогда он ведет меня в дом прямо к дочери.

- Вот моя дочь! - говорит он мне и показывает на девицу. - Я хочу найти для нее подходящего мужа, а для себя достойного зятя и сына, который ухаживал бы за мной в старости. Запомни мои слова и найди такого хорошего человека! Понятно, я сразу же подумала о вас, господин Вэйян, и тут же рассказала ему.

- Да, я слышал, что у молодого человека, кажется, есть кое-какой талант, - сказал он. - Однако мне неизвестно, достойно ли он себя ведет в жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.