WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 71 |

- Значит, можно разбирать оба дела вместе, - решили присутствующие.

Стражники ввели всех к начальнику уезда. Жалобщики встали на колени.

Первой говорила госпожа Лу. Она рассказала об исчезновении мужа, о ленте, что нашел Куай, о разговоре послушниц и о том, что в гробу лежал мужчина.

За ней взял слово старый монах. Он сообщил, что в третью луну внезапно исчез его ученик. Монах не знал, что он скончался в женской обители, не знали этого и отец с матерью.

- Но сегодня обнаружилось с полной очевидностью, что я в его смерти неповинен. Жду вашего милостивого решения, - закончил монах.

Начальник уезда обратился к старику отцу.

- Это действительно твой сын Ты не ошибся - Какая может быть ошибка, коли это мой сын! - воскликнул старик.

Начальник уезда приказал четырем стражникам идти и привести монахинь.

Стражники помчались в обитель, но, кроме праздных зевак, сновавших из одного двора в другой, никого не обнаружили. В одном из приделов они нашли старую настоятельницу, уже при смерти.

- Может, они спрятались на западном дворе - предположил один стражник.

Все четверо направились туда. Ворота были заперты. Стражники постучались - никакого ответа. Тогда стражники перелезли через стену - на всех дверях висели замки. Стражники взломали двери и осмотрели комнаты - во всем доме не было ни одной живой души. Взявши кое-какие вещи, стражники направились в сельскую управу, а оттуда в город. Все это время начальник уезда дожидался их в зале присутствия.

- Монахини скрылись неизвестно куда. Мы на всякий случай привели сельского старосту, - доложили стражники.

- Куда делись монахини - спросил начальник уезда старосту.

- Ничтожный ничего об этом не знает, - отвечал староста.

- Монахини тайком скрыли в обители мужчину, а потом умертвили его! Это дело гнусное и противозаконное, ты его утаил, а теперь, когда все вышло наружу, пытаешься увильнуть, прикидываешься, будто тебе ничего не известно! Зачем же тогда сельская управа - загремел начальник и приказал бить его батогами.

Староста стал молить о пощаде, и уездный смилостивился. Он распорядился отпустить старосту на поруки и приказал ему в трехдневный срок поймать преступниц. Стражники получили приказ запереть и опечатать монастырь.

Но вернемся к Кунчжао и Цзинчжэнь, которые вместе со своими послушницами и прислужниками благополучно достигли обители Великого Блаженства.

Ворота обители оказались заперты. На стук вышел прислужник. Без долгих слов гости гурьбою, толкая друг друга, ввалились во двор и велели прислужнику снова запереть ворота. Появилась настоятельница монастыря Ляоюань. Увидев столько нежданных гостей, она растерялась, но тут же сообразила, что это неспроста. Пригласив монахинь отдохнуть в зале Будды, она велела прислужнику приготовить чай и осторожно приступила к расспросам.

Цзинчжэнь, не таясь, рассказала обо всем случившемся и попросила приюта.

Ляоюань испугалась.

- Сестры по вере попали в беду, и мой долг дать им пристанище. - Ляоюань тяжело вздохнула. - Но опасность чересчур велика. Лучше бы вам укрыться гденибудь подальше. Наша обитель маленькая, тесная, повсюду чужие глаза и уши. Если кто-нибудь узнает про вас, и вам будет худо, и мне тоже.

Почему же монахиня Ляоюань отказала гостям в убежище На то имелась веская причина. Дело в том, что Ляоюань была, как говорится, большой охотницей распахнуть всем известную дверцу и уже больше трех месяцев прятала у себя молоденького монашка Цюйфэя из монастыря Великого Закона.

С этим монашком, переодетым в женское платье, они жили как два счастливых супруга - только что оба были плешивы. Ляоюань опасалась, что ее проделки обнаружатся, а потому все ворота и двери в обители всегда были накрепко закрыты. Молодые монахини попались на том же самом, и Ляоюань испугалась, как бы власти, преследуя подружек из обители Отрешения от мирской суеты, не напали на след ее собственных забав. Поэтому она и не хотела приютить беглянок.

Монахини и послушницы растерянно переглядывались, не зная, что делать дальше. Но Цзинчжэнь, обладавшая хитрым умом, вспомнила, что Ляоюань очень неравнодушна к деньгам. Вынув из рукава серебро, она взяла два или три ляна и протянула их хозяйке.

- Сестра совершенно права, но все произошло так внезапно, что мы не сообразили, куда направиться. Мы надеемся, что почтенная сестра по старой дружбе приютит нас дня на два, на три. Когда опасность несколько поуменьшится, мы отыщем себе новое убежище. А этими несколькими лянами мы надеемся хоть как-то отплатить сестре за гостеприимство.

Увидев деньги, Ляоюань мигом забыла про все опасности.

- Ну, если не больше двухтрех дней, это дело другое. Только денег я не возьму.

- Нет, пожалуйста, не отказывайтесь! Ведь мы доставили вам столько беспокойства! - воскликнула Цзинчжэнь.

Ляоюань еще упиралась и хмурилась для виду, но в конце концов взяла деньги и тотчас унесла к себе в келью.

Тем временем Цюйфэй, узнав, что пришли пять хорошеньких монахинь и послушниц из другой обители, выскочил на них посмотреть. Они обменялись приветствиями. Цзинчжэнь внимательно оглядела мнимую монахиню с ног до головы, но ей не пришло и в голову, что это мужчина в женском платье.

- Из какой обители новая сестра Что-то я никогда ее здесь не встречала раньше, - обратилась она к Ляоюань.

- Она у нас совсем недавно, поэтому вы ее и не знаете, - ответила Ляоюань.

Красота Цзинчжэнь и остальных пришелиц привела Цюйфэя в восторг. "Ну и удача! Кто бы мог подумать, что Небо пошлет сюда таких красоток! Вот бы познакомиться с ними поближе и вкусить радость с каждой по очереди".

Ляоюань приготовила скромное угощение, но беглым монахиням было не до еды. Они не могли усидеть на месте, уши их пылали, глаза блуждали. Когда время подошло к трем часам дня, Цзинчжэнь не вытерпела и обратилась к настоятельнице:

- Нам бы необходимо выяснить, что делается в нашей обители. Нельзя ли послать вашего прислужника, чтобы он все разузнал Тогда мы сможем решить, как быть дальше.

Ляоюань распорядилась, и приглуповатый прислужник, не ведая об опасности, направился к обители Отрешения от мирской суеты. В эту же самую пору у ворот появился сельский староста и несколько сельчан, чтобы по приказу уездного начальника закрыть и опечатать монастырь. Не проверив, жива или мертва старая настоятельница, они приклеили на ворота две полоски бумаги крест-накрест, повесили замок и уже собрались уходить, как вдруг заметили старого прислужника, который что-то смотрел и вообще вел себя до крайности подозрительно. Староста и его спутники сообразили, что это неспроста, и бросились на лазутчика.

- Ага, милости просим, добро пожаловать! Уездный ждет тебя не дождется! - закричали они и тут же накинули ему на шею веревку.

У прислужника подкосились от страха ноги.

- Я ни в чем не виноват! Они спрятались у нас в монастыре, а мне приказали узнать, что здесь происходит, - запричитал он.

- Мы так и поняли! А ну, говори, где они спрятались - В обители Великого Блаженства.

Выведав все, что нужно, староста кликнул на помощь еще нескольких человек, и, ведя за собою связанного прислужника, они двинулись к обители Великого Блаженства. Первым делом они выставили караулы у всех входов и выходов и только потом постучали в ворота. Ляоюань решила, что это вернулся служка, и поспешила отворить. Ее мигом схватили, отвели в дом и принялись обшаривать комнату за комнатой. Никто из беглянок не успел скрыться. Переодетый монах Цюйфэй спрятался было под кровать, но его заметили и с позором оттуда выволокли.

- Я к их делу непричастна! - уверяла Ляоюань. - Они только попросили у меня приюта на короткое время. Сжальтесь над нашей обителью, почтенные, а за благодарностью дело не станет.

- Нельзя! - наотрез отказался староста. - Сама знаешь, какой наш начальник уезда строгий! Он непременно спросит, где схватили преступниц, что мы ему ответим Виновата ты или нет - нам все равно. Ответ дашь в уездном ямыне.

- Конечно, вы правы, но отпустите хотя бы мою ученицу - ведь она только успела принять постриг! Есть же у вас человеческие чувства! Деньги сделали свое, и староста уже готов был согласиться. Но тут кто-то из его помощников сказал с сомнением:

- Как можно ее отпустить Если она ни в чем не замешана, почему она так перепугалась и даже под кровать спряталась Как хотите, а что-то здесь нечисто.

С ним никто не стал спорить, и переряженного монаха связали. Десять преступников, соединенные одною веревкой, были похожи на пирожки цзун-цзы, которые продают в праздник Начала лета, нанизывая на нитку.

Итак, монастырь закрыли, и монахинь повели в уездный город. Всю дорогу до города Ляоюань бранила и проклинала Цзинчжэнь, которая впутала ее в беду, и та не осмеливалась возразить ни единым словом. Да, поистине верно сказано:

Сварить никак не могли Старую черепаху, Бросить под днище котла Тутовый хворост пришлось /12/.

День склонялся к вечеру, и уездного начальника уже не было в ямыне.

Староста с помощниками разошлись по домам. Улучив момент, Ляоюань успела шепнуть монашку:

- Когда завтра нас приведут на суд, ты лучше помалкивай. Скажи только одно - что ты ученица и приняла постриг совсем недавно. Я сама все объясню. Вот увидишь, нам ничего не будет! На другой день начальник уезда открыл присутствие спозаранку, и староста ввел арестованных.

- Монахини из обители Отрешения от мирской суеты спрятались в обители Великого Блаженства. Мы всех схватили, а заодно привели и монахинь из обители Великого Блаженства.

Уездный начальник приказал арестованным встать на колени у края помоста и отдал распоряжение стражникам доставить в ямынь старого монаха, родных Хэ Дацина, Третьего Куая и родителей Цюйфэя.

Скоро все вызванные явились, и начальник приказал им встать на колени по другую сторону помоста. Тут Цюйфэй с немалым изумлением увидел и узнал старого своего учителя. "Что за притча Как учитель замешался в эту историю Смотри-ка, и отец с матерью тоже здесь!" - сказал он про себя.

Окликнуть родителей он не решился и спрятался подальше за спинами остальных, чтобы его не признали. Нимало не стесняясь присутствием уездного начальника, старики разразились слезами и накинулись на монахинь:

- Бесстыдницы! Наглые суки! За что вы уморили нашего сына Отдайте нам его, отдайте живого! Их жалобы и укоры, обращенные к монахиням, повергли Цюйфэя в еще большее изумление. "Я жив и здоров, а они кричат, что монахини меня уморили!" Цзинчжэнь и Кунчжао, боясь родных Хэ Дацина, не решались раскрывать рот.

- Тихо! Молчать! - прикрикнул на стариков уездный и обратился к молодым монахиням: - Вы дочери Будды и должны блюсти свои обеты, а вы прятали у себя монаха, а потом убили его. Говорите всю правду, и суд окажет вам снисхождение.

Зная тяжесть своего проступка, Цзинчжэнь и Кунчжао были чуть живыми от страха. Как говорится, внутренности у них сплелись в клубок - ни начала не найти, ни конца. Когда же они услыхали, что начальник уезда спрашивает не про Хэ Дацина, а про какого-то монаха, они совсем потерялись. Даже Цзинчжэнь, всегда такая бойкая на язык, сейчас не могла вымолвить ни слова, словно губы ей замазали клеем. Лишь после того, как начальник повторил свой вопрос в четвертый и в пятый раз, она выдавила из себя:

- Мы не убивали монаха.

- Ах, ты еще отпираешься - закричал начальник уезда. - Может быть, попробуешь убедить нас, что это не вы убили монаха Цюйфэя из обители Великого Закона и закопали его у себя в саду Пытать их! Палачи, стоявшие по обе стороны от уездного, рявкнули: "Слушаемся!" и схватили монахинь.

Настоятельница Ляоюань вся тряслась от ужаса. Начальство приняло мертвого Хэ Дацина за Цюйфэя. Но если расследование будет продолжаться, ее любовные проказы тоже откроются! "Удивительное дело! Про Дацина никто не вспоминает, а подбираются прямо ко мне!" - подумала она и стрельнула глазами в сторону монашка Цюйфэя. Тот уже понял, что его старики обознались, и ответил настоятельнице беспомощным взглядом. Тем временем палачи надели на монахинь колодки. Но разве нежное, хрупкое тело монахинь способно выдержать жестокую муку Когда на них надели колодки, они едва не лишились рассудка.

- О, могущественный господин начальник! Не вели нас пытать, мы расскажем всю правду.

Уездный дал знак палачам и приготовился слушать.

- Милостивый господин начальник, в саду зарыт не монах, а цзяньшэн Хэ.

Услышав имя Хэ Дацина, вся его родня и Третий Куай, не вставая с колен, подползли поближе, чтобы не упустить не единой подробности.

- Почему же он без волос - удивился уездный, и монахини рассказали ему все как было.

Их рассказ полностью отвечал тому, что сообщалось в жалобе семьи Хэ, и уездный понял, что монахини сказали правду.

- Так! Насчет Хэ Дацина все понятно. Но куда же скрылся монах Цюйфэй Говорите да поживее! - крикнул он.

- Про монаха мы ничего не знаем, хоть убейте нас на месте, а сочинять и выдумывать не можем, - заплакали монахини.

Начальник уезда допросил послушниц и служек - все отвечали одинаково, и уездный решил: к исчезновению молодого монаха Цзинчжэнь и Кунчжао действительно непричастны. После этого он обратился к настоятельнице Ляоюань и переодетому Цюйфэю.

- Вы укрыли монахинь в своем монастыре, наверняка вы с ними заодно.

Пытать обеих! Но Ляоюань уже видела, что ее собственные проделки остались в тени, а потому приободрилась и отвечала очень храбро:

- Отец наш, не надо пытать, я и так все объясню. Эти монахини пришли в нашу обитель вчера. Они сказали, что им нанесена какая-то обида, и попросили приюта на день или два. Я по неосторожности разрешила им остаться. Об их прелюбодействе я знать ничего не знала. А это, - она показала на Цюйфэя, - это моя ученица, она только недавно постриглась и никогда прежде даже не видела этих монахинь. О своих бесстыдных проделках, подрывающих основы буддийской веры, они мне ничего не сказали. Знай я об этом, я бы сама пришла с жалобою и уж, конечно, не стала бы прятать их у себя. Я твердо уповаю, что справедливейший наш отец во всем разберется и отпустит меня с миром.

Уездный начальник признал ее слова убедительными.

- Говоришь-то ты складно, да только на сердце у тебя совсем не то, что на языке! - засмеялся он и велел Ляоюань стать на прежнее место.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.