WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 71 |

Указанное, будучи истолченным и просеянным, образует порошок, который соединяется с вытяжкой печени белой собаки, /убитой/ в первой луне, и намазывается на половой орган три раза, а рано утром смывается свежей колодезной водой. Удлинение на три цуня (7-9 см - А.К.) обязательно произойдет.

Целительное средство для жены с расширенным и холодным половым органом, сужающее и уменьшающее его, приносящее радость при совокуплении.

/Состав:/ два фэня самородной серы, два фэня кирказона слабого (Aristolochia debilis), два фэня горного кизила лекарственного (Согnus officinalis) /17/, два фэня семян жгун-корня.

Указанные четыре компонента, истолченные и просеянные, образуют порошок, который незадолго перед совокуплением вводится в нефритовые врата небольшой дозой. Тут не следует перебарщивать, иначе может произойти замыкание врат.

Согласно другому средству, берутся три щепотки (9 мл - А.К.) порошка из самородной серы и разводятся в одном шэне (0,2 г. - А.К.) кипятка.

Если /этим раствором/ мыть половой орган, то он сужается, как у двенадцати-тринадцатилетней девочки.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. Отличающаяся от оригинала одним иероглифом, цитата из классического даосского трактата "Ле-цзы" ("Учитель Ле", IV в. до н.э. - IV в.

н.э.), в первой главе которого "Небесный скипетр" ("Тянь жуй") сказано:

"Из рожденных небом десяти тысяч вещей ценнейшим является человек".

2. Следование символам (сян) и законам (фа) неба и земли - фундаментальная идея классической китайской философии. Ср., например: "Чжоу и" ("Чжоуские перемены"), "Си цы чжуань" ("Комментарий привязанных афоризмов", II, 2; "Ли цзи" ("Записки о благопристойности"), гл. 38; "Ши цзи" ("Исторические записки", II-I вв. до н.э.) гл. 27.

3. В качестве основополагающих классификационных символов пять элементов соответствуют упоминаемым ниже странам света, сезонам, отрезкам суток и циклическим знакам, в частности: дерево - востоку и весне, огонь - югу и лету, металл - западу и осени, вода - северу и зиме, а центральная почва - середине года (летом).

4. Согласно китайской традиционной топологии, слева располагается восток, а справа - запад. Помимо этого, непривычного для нас соотнесения, заслуживает внимания и нетривиальная символизация данных пространственных ориентиров с помощью компонентов оппозиции мужское-женское, а именно: левое (восточное) - мужское (каково и небо), правое (западное)женское (какова и земля). Подобная "мужественность" и, соответственно, нередкая доминантность символа левизны в древнекитайской культуре особенно интересна с точки зрения этноисторического приложения современной теории функциональной асимметрии мозга. Подробно см.: Иванов Вяч.

Вс. Чет и нечет: Асимметрия мозга и знаковых систем. - М., 1978.

5. Ср. с утверждением средневекового философа Ван Янмина (1472-гг.), согласно которому "наши срединность и гармоничность изначально взаимодействуют с пневмой неба и земли", что означает "ориентацию на пневму неба и земли, согласование со звуками фениксов, самца и самки" ("Чуань си лу""Записки преподанного и воспринятого", цзюань 3).

6. О значении музыки как главного регулятора сексуальности см., например, фрагмент из "Комментария Цзо /к летописи "Весны и осени"/" ("Цзо чжуань", Чжаогун, 1 г.). - Древнекитайская философия. - Т. 2. - М., 1973. - С. 10-11.

7. Это выражение "пу сай юй" связано с легендой о том, что рыба, сумевшая пройти вверх по течению реки Хуанхэ через бурное ущелье Лунмэнь (Драконьи врата), становится драконом. Здесь подразумеваются аналогичные попытки проникновения в иные "врата".

8. Термином "би му юй" (буквально: "рыба, соединившая глаза") обозначаются ложный палтус (паролихт) и камбала, а также мифическое животное, представляющее собой двух сросшихся рыб - с одним хвостом и двумя головами.

9. Янская (солнечная) башня (ян тай). - Согласно древней легенде, на горе под этим названием один из правителей царства Чу встретился во сне с женщиной, утром выглядевшей, как тучка (женский символ), а вечером как дождь (мужской символ). Видимо, такое сочетание двойственной андрогинной символики позволило обозначить глубинную часть влагалища термином с определением ян.

10. О мифическом гиганте воздушного океана, птице Пэн см., например, гл. 1 "Чжуан-цзы": Древнекитайская философия. - Т. 1. С. 249-251.

11. Не поддающиеся точной анатомической идентификации, а возможно, таковой и не имеющие, термины "сюань пу" ("темно-таинственный сад") и "тянь тин" ("небесный двор") обозначают соответственно местопребывание бессмертных на священной горе Куньлунь и небосвод (последнее также междубровье и императорские покои), символизируя здесь соединение женского и мужского начал.

12. "Пшеничная зубчатка" ("май чи", в переводе Р. ван Гулика - "пещера в виде зерна"). - Точно не идентифицированная передняя и поверхностная часть вульвы.

13. Лао-цзы - полулегендарный основатель даосизма (VI-IV вв. до н.э.), предполагаемый автор "Дао дэ цзина" ("Канона пути и благодати"), где отсутствует приведенное высказывание. Ср.: Древнекитайская философия. - Т. 1 С. 114-138.

14. Область Шу располагалась на юго-западной окраине древнего Китая на территории современной провинции Сычуань.

15. Согласно китайской мифологии, на дереве утун обитает феникс.

16. Компоненты указываемых снадобий соответствуют своему предназначению не только физиологическим эффектом, но и физической формой. Например, не нуждается в пояснении совпадение фаллической формы и медицинской функции у оленьих рогов (пант), хорошо известных по пантокрину. Однако стоит отметить, что аналогичным образом обстоит дело и с бошнякией голой, которая представляет собой гриб, похожий на подъятый уд (эрегированный пенис).

17. В праздник восхождений - девятый день девятой луны - в Китае было принято подниматься на возвышенности с кизиловыми ветками в руках для отвращения бед.

Перевод и примечания А. И. Кобзева.

ЧАСТЬ III ПРОЗА "ВЕСЕННЕГО ЧУВСТВА" ЛИН СЮАНЬ (I B.) НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЧЖАО-ЛЕТЯЩЕЙ ЛАСТОЧКИ /1/ Государыня Чжао, прозванная Фэиянь-Летящей ласточкой была дочерью Фэн Ваньцзиня. Дед ее Дали изготовлял и отлаживал музыкальные инструменты, исправляя должность настройщика при дворе князя в Цзянду, Сын его Ваньцзинь не пожелал наследовать семейное занятие и занялся музыкой, он сочинял скорбные плачи по усопшим. Своим песнопением он дал название "Мелодии из мира смертных". Всякого, кто их слышал, они трогали до глубины сердца.

В свое время внучка старого князя в Цзянду, владетельная госпожа земель Гусу, была выдана за Чжао Маня, чжунвэя /2/ из Цзянсу. Этот Чжао Мань до того возлюбил фэн Ваньцзиня, что если не ел с ним из одной посуды, не насыщался. У него рано объявился тайный недуг, почему он к жене своей не приближался. Фэн Ваньцзинь вступил в связь с госпожой Чжао, и та забеременела.

Чжао Мань был ревнив и вспыльчив. В страхе перед ним госпожа Чжао сослалась на недомогание и переехала во дворец старого князя. Здесь она разрешилась от бремени двойней. Девочку, которая появилась на свет первой, назвали Ичжу, вторую нарекли Хэдэ. Их отослали к Фэн Ваньцзиню, и дабы скрыть обстоятельства рождения, дали им фамилию Чжао.

Уже в детском возрасте Ичжу отличалась умом и сообразительностью. В семье Фэн Ваньцзиня хранилось сочинение старца Пэн-цзу "Различение пульсов" /3/ и по этой книге она овладела искусством управлять дыханием.

Повзрослев, стала она осанкою изящна, в поступи легка, поднимет ножку будто вспорхнет, за что и прозвали ее Ласточкой.

Хэдэ телом была гладка, словно бы умащена притираниями, когда выходила из купальни, всегда казалась сухой. Была она искусна в пении, голос ее, приятный для слуха, лился медленно и нежно. Сестры были несравненными красавицами.

После смерти Фэн Ваньцзиня семья его разорилась. Фэиянь с младшей сестрой вынуждены были перебраться в Чанъань /4/ где в то время их знали еще как побочных дочерей Чжао Маня. Они поселились в переулке рядом с неким Чжао Линем, начальником стражи во дворце правителя Янъэ /5/. Надеясь на его покровительство, сестры не однажды подносили ему в дар узорные вышивки. Он всякий раз смущался, но подношения принимал. Вскоре девушки переехали к нему, и их стали считать за дочерей Чжао Линя. Некогда родная дочь Чжао Линя служила во дворце, но заболела и умерла, фэиянь назвалась ее именем и вместе с Хэдэ стала служить во внутренних покоях дворца. С замиранием сердца, забывая о еде, они могли целыми днями слушать песни. Еще в бытность свою служанками сестры начали постигать искусство пения и танцев, украдкой подражая танцовщицам и певицам. К тому времени они узнали крайнюю нужду и в деньгах, и в платье, так как почти все сбережения растратили на пустяки, покупая без всякой оглядки на цену притирания, благовония для омовений и пудру. В доме не было ни одной служанки, которая бы не сказала, что девицы с придурью, ибо на двоих у них было одно-единственное одеяло.

Между тем Фэиянь свела знакомство с соседом, императорским ловчим.

Как-то снежной ночью она ждала этого ловчего подле дома. Чтобы не замерзнуть, она стала реже дышать. Ловчий удивился, что Фэиянь не только не дрожит от холода, но еще и теплая. Он пришел в изумление и почел ее за небожительницу. В скором времени, благодаря влиянию своей госпожи, Фэйянь попала в императорский дворец, и император тотчас призвал ее. Ее тетка Фаньи, дама-распорядительница высочайшей опочивальни, знала, что у Вэйянь чтото было с императорским ловчим, вот почему при этом известии у нее похолодело сердце.

Когда государь прибыл почтить Фэйянь благосклонностью, Фэйянь обуял страх, и она не вышла навстречу государю. Она зажмурила глаза, прикрыла руками лицо и плакала так, что слезы стекали у нее даже с подбородка.

Три ночи продержал он ее в своих объятиях, но так и не смог с нею сблизиться. Однако у него и в мыслях не было корить ее. Когда однажды дворцовые дамы, ранее бывшие в милости у государя, как бы ненароком спросили о ней, тот ответствовал:

- Она столь роскошна, будто в ней всего в избытке, до того мягка, словно бы без костей. Она и медлительна, и робка, то как бы отдаляется от тебя, то приближается вновь. К тому же Фэйянь - человек долга и благопристойности. Да что там, разве идет она в сравнение с вами, которые водят дружбу со слугами и лебезят перед ними В конце концов государь разделил с Фэйянь ложе, и киноварь увлажнила циновки. После этого Фаньи завела как-то с Фэйянь беседу с глазу на глаз:

- Выходит, ловчий и не приближался к тебе Фэйянь ответила:

- Три дня я практиковала способ сосредоточения на своем естестве, отчего плоть моя налилась и набухла. Будучи телом грузен и могуч, государь нанес мне глубокую рану.

С того дня государь особо выделял Фэйянь своей благосклонностью, а ее соперницы стали именовать Фэйянь не иначе, как государыней Чжао.

Однажды государь, пребывая в личных покоях, что подле залы Уточек-неразлучниц /6/ изволил просматривать списки наложниц. Фаньи обронила слово о том, что у Фэйянь есть еще и младшая сестра по имени Хэдэ, равно прекрасная лицом и телом, к тому же по натуре своей благонравная.

- Поверьте, - добавила Фаньи, - она ни в чем не уступит государыне Чжао.

Государь незамедлительно приказал придворному по имени Люй Яньфу взять его личную коляску, изукрашенную нефритом и драгоценными каменьями, и, положив в нее матрасик из перьев феникса, ехать за Хэдэ. Однако же Хэдэ предложение отклонила, сказав придворному:

- Без приглашения моей драгоценной сестры не смею следовать за вами.

Уж лучше отрубите мне голову и отнесите ее во дворец.

Люй Яньфу воротился и в точности доложил обо всем государю. Тогда Фаньи, якобы для государевых нужд, взяла принадлежавший Фэйянь платок с собственноручной ее разноцветной вышивкой и отправила Хэдэ как подтверждение воли государыни. Хэдэ дважды омылась, надушилась ароматным настоем алоэ из Цзюцюя и убрала себя так: закрутила волосы в узел "на новый лад", тонко подвела черною тушью брови в стиле "очертания далеких гор" и завершила свой убор небрежным прикосновением, добавив к лицу красную мушку. Не имея достойных одежд, она надела простое платье с короткими рукавами и юбку с вышивкою и дополнила наряд носками с узором в виде слив.

Государь повелел навесить спальный полог в зале Облачного блеска и повелел Фаньи ввести Хэдэ в залу. Однако Хэдэ сказала:

- Моя драгоценная сестрица злонравна и ревнива, всякое благодеяние государя ей нетрудно обратить в беду. Готова снести позор казни, ибо не жаль мне жизни, но без наставления сестрицы не пойду.

Опустив глаза, Хэдэ переступала с ножки на ножку, не в силах следовать за Фаньи. Речь ее звучала твердо. И все, кто был подле нее, изъявили свое одобрение. Государь отослал Хэдэ домой.

В то время при дворе находилась Нао Фанчэн, которая еще при государе Сюань-ди /7/ исправляла должность управительницы дворца Ароматов /8/.

Ныне, уже поседевшая, она служила наставницей при государевых наложницах. Как-то однажды, стоя позади государя, Нао Фанчэн плюнула и сказала:

- Как вода гасит огонь /9/, так эти девки доведут нас до беды.

По подсказке Фаньи государь отдалил Фэйянь, приказав выстроить для нее особые Дальние покои. Он пожаловал ее богатой утварью, пологом, расшитым пурпурными и зелеными облаками, узорным нефритовым столиком и червонного золота курильницей в виде священной горы Бошань с девятью пиками.

В свою очередь Фаньи обратилась к государыне со словами порицания:

- У нашего государя нет наследников, а вы, пребывая во дворце, не заботитесь о продолжении государева рода. Не пора ли просить государя, чтобы он приблизил к себе наложницу, которая родила бы ему сына Фэйянь благосклонно согласилась, и той же ночью Хэдэ была отведена к государю.

Император преисполнился восторга. Он прильнул к Хэдэ, и ни в одной линии тела ее не нашел каких-либо несовершенств. Он дал ей прозвание Вэньжоу-сян, что значит "Приют тепла и неги". По прошествии некоторого времени он признался Фаньи:

- Я стар годами и в этой обители хотел бы умереть. Ибо отныне мне не нужно, подобно государю У-ди /10/, искать страну Белых облаков.

Фаньи воскликнула:

- Пусть государь живет десять тысяч лет! - И добавила: - Воистину, Ваше Величество, вы обрели бессмертную фею.

Государь тотчас пожаловал Фаньи двадцать четыре штуки парчи, сотканной русалками /11/.

Хэдэ сполна завладела сердцем императора. Вскоре ей была дарована степень Первой дамы.

Хэдэ обычно прислуживала сестре-императрице, воздавая ей почести, какие полагались старшему в роде. Однажды, когда сестры сидели рядом, государыня, сплюнув, случайно попала на накидку Хэдэ.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.