WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 71 |

В то же время две великие силы, заключенные в отдельных человеческих существах, должны служить непременным источником питания друг для друга, "и инь и ян сян сюй", как говорит Чистая дева.

Все книги об этом искусстве исчезли из "Дао цзана" /4/ в период династии Мин (XIV-XVII вв.), если не раньше, однако пространные фрагменты сохранились в японских медицинских трактатах Х века и позже. Важнейшим из них является "И сим по" (по-китайски - "И синь фан"), составленный Тамба Ясуери в 982 г., но остававшийся ненапечатанным до 1854 г. Главный китайский источник - "Шуан мэй цзин ань цун шу" ("Собрание двойной сливы") - серия книг и фрагментов, собранных в 1903 г. Е Дэхуем. В современном "Дао цзане" сохранилась лишь одна-единственная глава (вероятно, вследствие того, что это всего только глава, а не целая книга) - глава из "Ян шэн янь мин лу" ("Продление судьбы посредством питания жизни"), книги, приписываемой как Тао Хунцзину (V в.), так и Сунь Сымяо (VII в.).

Среди фрагментов, сведенных Е Дэхуем воедино, - "Су-нюй цзин" ("Канон Чистой девы") и "Сюань-нюй цзин" ("Канон Таинственной девы"), "Юй фан би цзюэ" ("Тайные предписания для нефритовых покоев"), "Дунсюань-цзы" ("Книга Учителя, Постигающего Тайны") и "Тянь ди инь ян да лэ фу" ("Поэма о высшей радости"). Прочие древние фрагменты (например, "Юй фан чжи яо" - "Главные секреты нефритовых покоев") содержатся главным образом в японских собраниях /5/.

Невозможно провести четкую грань между специфическими даосскими хитростями и обычными приемами, используемыми в спальне; даосы, как и прочие люди, обучались и обучали других этим приемам. Ван Гулик справедливо подчеркивал, что данные тексты полностью свободны от патологических отклонений, как, например, садизм и мазохизм, и лишь в позднейших книгах появляется то, что может считаться необычным либо вспомогательным, но отнюдь не аномальным. Многочисленные ссылки на мифических и прочих императоров в ранних текстах свидетельствуют, что некоторые приемы, вероятно, впервые применили древние правители, которые, согласно обычаю, обладали большим количеством наложниц. Эти приемы сохранялись веками, хотя и в меньшей степени, во всех знатных семьях, где проблема налаживания здоровой половой жизни в условиях полигамии должна была стоять весьма остро.

Едва ли можно сомневаться в том, что некоторые тексты древнего происхождения.

В библиографии "Цянь Хань шу" перечисляется восемь книг такого рода, бывших, по всей вероятности, в ходу в 1 в. до н.э.; все они в настоящее время утеряны. Две из них были озаглавлены "Инь дао" ("Путь женщины"), но нам ничего не известно об их авторах, Жун Чэне и У Чэне. Прочие книги были названы в честь различных императоров древности. До нас дошли имена некоторых людей, которые слыли большими специалистами в этом деле. Среди них выделяются Лэн Шоугуан, современник и коллега знаменитого врача III в. Хуа То, и Гань Ши, живший примерно в то же время /6/. Знаменательно, что предлагавшиеся ими приемы считаются имеющими большое значение для увеличения продолжительности жизни. Возможно, наиболее типичным из всех источников является "Сунюй цзин", стиль которого определенно напоминает классический медицинский труд ханьского времени "Хуан-ди нэй цзин" ("Внутренний канон Желтого императора". - А.Д.). Хотя "Канон Чистой девы" не приводится в ханьской библиографии, он должен был существовать в какой-либо форме в 1 в., поскольку на него ссылаются как Ван Чун /7/ так и Чжан Хэн /8/.

Ко времени Гэ Хуна (начало IV в.) упоминаются другие три мудрые женщины, в том числе и Избранная дева" /9/. Это дало основание ван (улику предположить, что первоначально это были ранги колдуний ("у").

В официальной библиографии эпохи Суй (VII в.) насчитывается семь книг, среди них "Юй фан би цзюэ", которой мы располагаем. Хотя "Дунсюань-цзы" появляется только в танской библиографии, язык этого трактата довольно архаичен, а искусно выполненные описания 30 позиций (как, впрочем, и все остальное) имеют надежные медицинские и физиологические основания. Среди наиболее замечательных документов - "Тянь ди инь ян да лэ фу" ("Поэма о высшей радости"), написанная Бо Синцзянем (ум. в 826 г.), младшим братом Бо Цзюйи, сохранившаяся только в рукописи в монастырской библиотеке Дуньхуана и обнаруженная лишь в наше время.

Собрание даосских текстов "Юнь цзи ци цзянь" ("Семь бамбуковых дощечек из сумки с туманом"), удивительно повторяя Аристотеля, гласит, что семенная жидкость содержится в семенных пузырьках (цзин ши) в нижней части живота (ся дань тянь) /10/ и что в то время как у мужчин накапливается там сперма, в соответствующей части женского тела аккумулируется менструальная кровь (нань жэнь и цан цзин нюй цзы и юэ шуй). Цель даосских приемов заключалась в том, чтобы всемерно увеличить количество животворного цэин посредством сексуальных стимулов и в то же время всячески избегать его утраты. Более того, если сила ян в мужчине регулярно питается силой инь, это не только благотворно скажется на его здоровье и долголетии, но гарантирует, благодаря ее насыщенной мужественности, зачатие младенца мужского пола в случае семяизвержения. Воздержание считалось не только невозможным, но и недостойным, поскольку противоречило великому ритму природы, где все сущее обладает либо мужскими, либо женскими свойствами. Безбрачие же (за которое впоследствии выступали буддистские еретики) приведет только к неврозам. Таким образом, соответствующие приемы заключались, во-первых, в частых "coitus reservatus", продолжительных сношениях с рядом партнерш так, чтобы на всех пришлось лишь одно семяизвержение /11/. Женские оргазмы (куай) укрепляют жизненные силы мужчины, поэтому ему следует продолжать половой акт как можно дольше, чтобы /сила/ ян как можно больше напиталась /силой/ инь /12/.

То, что "coitus reserva tus" считается столь полезным для душевного здоровья, на первый взгляд озадачивает, поскольку прерванное половое сношение ("coitus interruptus") как метод контрацепции повсеместно осуждается современной медициной. Однако психологические условия различны: целью древних было не воспрепятствовать зачатию, но обеспечить укрепление обеих сил, особенно ян /13/. Особый акцент делался на смене партнеров, появлялось множество противоречащих друг другу рекомендаций по их выбору, однако благодаря разработанной системе запретов на сношения в зависимости от времен года, фаз луны, погоды, астрологической обстановки и т.п. подходящий случай для последователей даосизма выдавался нечасто. В семьях, где достижение бессмертия не являлось первоочередной целью, на все это обращали меньше внимания.

Другой способ, а именно возвращение семени, заключался в любопытном приеме, который можно обнаружить и у других народов в качестве средства контрацепции; он до сих пор спорадически встречается и среди европейцев /14/. В момент эякуляции осуществляется нажатие на уретру между мошонкой и задним проходом, тем самым семенной секрет направляется в мочевой пузырь, откуда он впоследствии выводится вместе с мочой. Этого, однако, даосы не знали: они думали, что семенную жидкость можно таким образом заставить подняться, чтобы омолодить или оживить верхние части тела. Отсюда сам способ получил название "хуань цзин бу нао" - "возвращая семя, возрождать мозг" /15/. Следует обратить внимание на явную параллель между "хуань цзин" и "би ци" (как можно более продолжительная задержка дыхания). Поскольку спинной мозг в даосской физиологии в его нисходящем и ветвящемся трофическом /16/ влиянии уподобляется Желтой реке, этот процесс описывается выражением "повернуть вспять Желтую реку" (Хуанхэ ни лю), встречающимся в позднейших книгах /17/. Обо всем этом намеками говорится в "Тай шан хуан тин вай цзин юй цзин" ("Восхитительный нефритовый канон Желтого двора"), о котором упоминается в "Ле сянь чжуань" и "Баопу-цзы", и потому датируемом II-III вв. Возможно, однако, что наиболее древнее упоминание об этом способе содержится в "Хоу хань шу", где говорится, что Лэн Шоугуан применял искусство Жун Чэна и дожил до преклонного возраста. В комментарии цитируется "Ле сянь чжуань", гласящий:

"Искусство сношения с женщинами заключается в воздержании от семяизвержения, возвращении семени и питании мозга" (юй фу жэнь чжи шу вэй во гу бу и хуань цзин бу нао).

Наиболее поразительный аспект всей даосской философскорелигиозной деятельности (поразительный и для большинства современных китайцев) состоит в том, что для кандидатов в бессмертные она предусматривала не только обычную супружескую жизнь и индивидуальные упражнения, но и публичные мероприятия. Эти церемонии религиозного характера назывались "истинным искусством выравнивания ци" /18/ ("чжун ци чжэнь шу"), или "соединением ци" ("хэ щ хунь ци") мужчины и женщины. Считается, что эти церемонии основаны знаменитым даосским семейством Чжанов, живших во II в. (Три Чжана); они определенно были распространенным явлением около 400 г., когда ими заправлял Сунь Энь. Многое из того, что мы знаем о них, исходит от математика VI в. Чэнь Луаня, который из даосизма обратился в буддизм и написал "Сяо дао лунь" ("Осмеяние даосизма"). Церемония устраивалась ради избавления от вины (ши цзуй) /19/ и проводилась по окончании поста в ночь новолуния либо полнолуния. Она состояла из ритуального танца "сражения дракона и тигра" /20/, который заканчивался публичной иерогамией (культовым браком) или последовательными совокуплениями участников сборища в кельях, расположенных по сторонам храмового дворика /21/. Пары обучали вышеупомянутым приемам. Литургический текст, похоже, содержался в книге под названием "Хуан шу", от которого сохранился фрагмент высоких поэтических достоинств /22/. Естественно, как буддийский аскетизм, так и конфуцианская стыдливость были шокированы, и к 415 г. уже набрало силу противодействие. К середине VI в. были предприняты масштабные посягательства на даосизм, и, по всей вероятности, на исходе VII века празднества "Хэ ци" прекратились /23/. Однако частная деятельность такого рода продолжалась до расцвета Сун в той степени, в какой ею были озабочены даосы, приписанные к храмам, а для светских лиц это вообще было характерно вплоть до прошлого века, и более что эти упражнения одобрялись и предписывались профессиональной медициной /24/.

Признание важности женщины общей структуре материального мира и ее равенства с мужчиной, убежденность в том, что достижение здоровья и долголетия требует согласованных действий обоих полов /25/, восхищение определенными психологическими характеристиками женщины, включение физических проявлений пола в божественный групповой катарсис, равно свободный как от аскетизма, так и от классовых различий, - все это лишний раз раскрывает перед нами характерные черты даосизма, не имеющие аналогов в конфуцианстве и обычном буддизме. Определенно, между всем вышеперечисленным и матриархальными элементами в примитивном племенном сообществе должна иметься некоторая связь, а в древней даосской философии должна была некоторым образом отражаться значимость женского символа. Не является простым совпадением и то обстоятельство, что даосисты в древнем Китае были главными представителями социальной солидарности, союза и единства всего, что противостояло разделению и разобщенности. Их мысль и деятельность заходят так глубоко, что могут считаться универсальными, имеющими ионийские и орфические /26/ параллели. Любовь, энергия влечения и союза во Вселенной правят первоэлементами, звездами и богами; для греков это было банальностью, что отражено в "Дафнисе и Хлое" Лонга /27/. И Лукреций посвятил свою великую поэму Венере /28/, поскольку только в результате сочетания и объединения как отдельных частиц, так и людей, могут создаваться и существовать организмы различных уровней сложности.

Физиология даосистов, возможно, была примитивной и причудливой, но их отношение к мужчине, женщине и космическим первоосновам было куда более адекватным, чем у конфуцианства с его патерналистско-репрессивной суровой простотой, столь типичной для состояния умов в обществе феодальной собственности /29/, или же чем у буддизма с его холодной потусторонностью, для которого секс не был ни естественным, ни прекрасным и рассматривался лишь как затея искусителя по имени Мара (Яма).

В средние века все еще встречались известные приверженки и последовательницы даосизма, и великий конфуцианец танской эпохи Хань Юй (768-гг.) написал об одной из таких женщин поэму "Девушка с Цветочной Горы".

Пережитки местных верований в отдельных районах свидетельствуют о признании древними значительности женщин; например, легенда о наводнении в Тайюани (пров. Шаньси) по-прежнему порождает ежегодные процессии, где девушки играют роли всепобеждающих и обожествляемых героинь. Здесь присутствуют как символ женщины, так и символ воды. В общем, даосы многому могли научить мир, и пусть даже даосизм как организованная религия умирает или уже мертв, будущее, вероятно, принадлежит его философии.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. Во втором томе своего труда "Наука и цивилизация в Китае" Дж. Нидэм посвящает несколько страниц "сексуальной технике" как одному из способов достижения индивидом "материального бессмертия", являвшегося, как известно, центральным положением религиозного даосизма и заветной целью адептов этого учения. Рассматривая практическую деятельность даосов, Дж.

Нидэм выделяет также дыхательные упражнения, гелиотерапию, гимнастику, алхимию и прием лекарств, соблюдение определенной диеты. - А. Д.

2. Этот параграф существовал в данном виде задолго до появления великолепной книги ван Гулика (4), напечатанной частным образом в количестве 50 экземпляров, направленных в 50 наиболее значительных библиотек земного шара. На это исследование китайских представлений о физиологии пола и половой жизни ван Гулика подвигла находка серии эротических цветных иллюстраций для одной из книг подобного рода, которые издавались при династии Мин в период между 1560 и 1640 гг. Это была "Хуа ин цзинь чжэнь" ("Различные позиции для цветочного сражения"), датируемая 1610 г., которую он воспроизвел и перевел. Единственное расхождение в выводах между нами состоит в том, что оценку, данную ван Гуликом даосской теории и практике в его книге, я рассматриваю в целом как чересчур неблагосклонную; немногочисленные заблуждения были делом исключительным. Впоследствии в результате личного контакта мы пришли к согласию по данному вопросу. " 3. Ср. с взглядами Лао-цзы, изложенными в главе 21-й "Чжуанцзы": "В крайнем пределе холод замораживает, в крайнем пределе жар сжигает. Холод уходит в небо, жар движется на землю. Обе /силы/, взаимно проникая друг в Друга, соединяются, и /все/ вещи рождаются" (Цит. по: Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая. - М., 1967-С. 241. - А. Д.). Стоит напомнить, что ранее в связи с "лестницей душ" уже упоминалась теория Ван Гуя о том, как должны соединяться небо и земля с тем, чтобы произвести высшие формы жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.