WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 71 |

Богини расположились. Старшая представила вновь прибывшую, которую звали "Божественная наложница". Затем госпожа Цзы Вэй спрашивает Ян Си, встречал ли он когда-либо прежде такую красавицу, а когда тот почтительно отвечает, что со столь выдающимися и утонченными созданиями, как небожители, ничто не может сравниться, госпожа разражается смехом и спрашивает: "А ее - то как ты находишь" Ян Си смущен и не знает, что ответить.

Затем богини делятся с человеком принесенным ими прекрасным плодом.

За трапезой они сочиняют стихи. Сразу после этого юная богиня спрашивает Ян Си о его дне рождения. Китайскому читателю все сразу становится ясно.

Намерение госпожи Цзы Вэй состоит в том, чтобы предложить Ян Си руку своей юной спутницы. Так оно и происходит на следующее утро. Как только между смертным мужчиной и феей заключается союз, при чем присутствуют многие божества, спустившиеся по этому случаю с небес, она берет Ян Си за руку и говорит ему: "Мы вместе взойдем на колесницу, пересечем Нефритовое небо... и будем собирать розовые плоды в божественном саду".

Бракосочетание Ян Си с богиней - это нечто большее, чем духовное событие. Для даосов его секты этот союз означает вхождение Ян Си в ряды божественных бессмертных, момент его спасения. Эта иерогамия открывает врата рая для смертного супруга. Союз инь и ян преодолевает разделенность Неба и Земли. История Ян Си - лишь одна из множества похожих. Секта Маошань признает большое количество патриархов, являющихся более или менее историческими персонажами. Она выдумала, очевидно, с помощью медиумов, большое количество легенд на эту тему. Трапеза и священный брак всегда являются центральными моментами рассказа.

Секта Маошань имела значительный успех и стала одним из важных направлений даосизма в последующие столетия. Ее влияние ощущалось повсеместно и породило широко распространенные легенды. Так, подобные истории об очаровательных феях вдохновили целый литературный жанр рыцарских новелл, основным сюжетом которых всегда являлась встреча молодого смертного с одной или несколькими феями. Этот стиль был весьма распространен при династии Тан и породил некоторые сочинения эротического характера.

Влияние Маошань обнаруживается также в театре и поэзии. Знаменитая история об императоре Мин-хуане и его возлюбленной Ян-гуй-фэй (которая вначале была даосской священнослужительницей) имеет сильную окраску такого рода.

Детальный разбор этой эволюции заведет нас слишком далеко, поскольку она выходит за рамки собственно даосизма. Нам интересно увидеть здесь, каким образом накопленные знания воплощались в религиозные действия. И опять мы сталкиваемся с нехваткой документов, что неудивительно при данных обстоятельствах. Даосский канон содержит очень небольшой раздел, озаглавленный: "Секретные предписания из книги Богини Светящихся Покоев, что происходит из секты Маошань". Терминология здесь очень туманна, но, к счастью, сохранился ранний комментарий, разрешающий многие затруднения. Текст начинается с призыва к читателям не раскрывать содержание непосвященным. Затем следует описание метода тайной богини:

"Во-первых /при помощи медитации/, установи солнце или луну /солнце днем, луну - ночью/ и помни, что посвященный находится в закрытом со всех сторон помещении; пусть лучи проникнут в твой рот... ты увидишь юную девушку. Она сидит в почтительной позе, со сложенными руками... она красива, ее кожа сверкает подобно нефриту. На голове у нее украшение из ароматных пурпурных цветов (фу жун). Она одета в безрукавку из красной парчи, широкую юбку киноварного цвета с зеленым поясом /одежда замужней женщины/. Она стояла прямо возле моего рта и, преклонив колени, говорила: "Я твоя возлюбленная, Дочь Нефрита с киноварных облаков, высшая тайна из всех абсолютных тайн, меня зовут Чань Сюань (Сплетенное Объятие), а мое уменьшительное имя - Тайная Фея". Затем она открыла рот и сделала алый выдох /цвета ян/. Этот выдох достиг моего рта, и я вдохнул его.

Вдыхая, я рассматривал девушку. Мы повторили это девять раз по десять...

и мысленно я направлял это дыхание прямо к вратам судьбы моего тела /к половым органам/".

Вот, собственно, и вся даосская эротическая процедура, перенесенная на уровень экстатического медитирования, упражнение для духа, лежащее в основе одного из величайших религиозных и литературных движений Китая.

5. ПОЛОВОЕ ВЛЕЧЕНИЕ МОНАХОВ По окончании VI в. даосские общества стали по примеру буддистов организовываться в монастыри. С того времени даосское движение находится исключительно в руках монахов...

Браки, как и все виды плотских страстей, были запрещены, однако половое сношение занимало в философии чересчур важное место, чтобы подвергнуться осуждению. В исторических сочинениях открыто говорится о монахах-завсегдатаях публичных домов. Однако, поскольку оргазм считался вредным, не было и речи о нормальных сексуальных отношениях. Поэтому в крупных провинциальных городах отдельные куртизанки специализировались в даосских эротических приемах. Но нужно сразу сказать, что они, по всей вероятности, привлекали в основном клиентуру из разряда любителей, а не истинно верующих. Причина заключалась в том, что после династии Тан возник такой религиозный порядок, который, господствуя над всеми остальными, должен был отвергать действия материального характера. В основе этих приемов по-прежнему половое соединение, но теперь оно происходит внутри тела адепта, пребывающего в полном уединении в "покоях для медитации".

Новая процедура основана на древних текстах, которые отныне интерпретируются по-другому. Человеческое тело, согласно теории внутренней алхимии, имеет два полюса - сердце и поясницу вместе с половыми органами.

Сердце соответствует огню и ян, поясница - воде и инь. В этом не было ничего нового. Однако монахи верили, что сердце означает не просто ян, а его вершину, т.е. момент, когда по достижении высшей точки в циклическом движении начинается упадок, а апогей ян сменяется процессом возвышения инь; инь растет среди уменьшающегося ян. Таким образом, сердце - это вовсе даже не ян, а, по существу, инь, и дух сердца впоследствии представляется в виде юной девушки. Аналогично нижние части - местонахождение растущего ян посреди инь, и эта идея персонифицируется таким образом, что нижняя часть тела становится жилищем божественного младенца мужского пола. Дальнейшее ясно: иерогамия, т.е. союз, от которого зависит спасение и бессмертие, означает бракосочетание девушки из сердца с юношей из поясницы. Эта аллегория заходит и дальше, поскольку то, что находится в полутора дюймах ниже лобка, представляется как помещение, где живет сваха /без чьей помощи в Китае не заключается ни один брак/ по имени Добрая Женщина Желтая /элемент земля/. Ее задача - свести любовников друг с другом. Мальчик должен подняться в жилище девочки, т.е. в сердце, называемое "красной палатой", поскольку это не что иное, как брачные покои.

От этого союза зародится бессмертный эмбрион, который, вырастая, постепенно заменит собой смертную оболочку.

Таким образом, мы приближаемся к периоду Сун. Как и в случае с дзэн(чань-) буддизмом этого времени, сложные серьезные тексты превращают даосизм в нечто непостижимое. Новая мистика интерпретируется в стихотворениях и анекдотах. Наиболее знаменитая и интересная личность того времени - Люй Дунбинь. Все современные школы базируются на его учении. Об этом полуисторическом святом ходит множество анекдотов. Его изображают то как молодого образованного юношу, то как сумасшедшего нищего, то как распущенного молодого человека, завсегдатая домов удовольствий, то как веселого малого, зарабатывающего на жизнь парикмахерским делом. Это чудак, чей образ часто встречается в мировом фольклоре. Ему приписывается множество стихотворений, он выступает героем нескольких книг и пьес. Но даосские книги обладают собственными традициями в отношении Люй Дунбиня, и потому в них под видом анекдотов о веселом парне передается учение мудреца.

"В Лояне жила куртизанка по имени Ян Лю. Она считалась самой прекрасной женщиной в городе. К ней любил похаживать даосский монах. Он часто дарил ей роскошные подарки, но никогда не ложился с ней в постель. Однажды ночью, будучи пьяной, она попыталась соблазнить его. Монах сказал ей: "Растущие инь и ян соединяются в моем теле. Они любят друг друга подобно мужчине и женщине, и я уже забеременел; вскоре собираюсь родить ребенка: как же я могу еще и с тобой заниматься любовью Более того, да позволено мне будет сказать тебе, что заниматься любовью внутри самого себя бесконечно приятнее, чем делать это с кем-либо посторонним". И с этими словами монах, не кто иной, как Люй Дунбинь, исчез".

Это и есть ранний идеал совершенного состояния, т.е. усовершенствования жизненных сил, вновь рассматриваемых здесь на духовном уровне, и доведенный до логического завершения. Даос освобождает себя от зависимости любого рода: пищевой, физической, а теперь и сексуальной. Он не испытывает нужды в других, поскольку самостоятельно может порождать детей.

Свободный от всяких привязанностей, он свободен абсолютно.

Аллегории, используемые в этих мистических рассуждениях, словно пытаются привести в замешательство и шокировать нас ради того, чтобы произвести более глубокое впечатление. Вот одна из них, обнаруживаемая главным образом в даосской поэзии:

"Белой Госпоже исполнилось шестнадцать, она любуется Нефритовой белизной своего тела:

Но она вздыхает, наблюдая, как проходят дни Без всякого признака появления свахи.

И днем и вечером она одна:

В одиночестве проводит ночи.

Отец с матерью не понимают ее и дразнят Разговорами о Чжане Третьем или Ли Четвертом.

И хотя они часто говорят об этом, ничего не происходит.

Но вот однажды появляется Добрая Женщина Желтая И стучит в дверь:

Она приходит поговорить о молодом Золотом Господине, О том, как он красив и хорошо сложен.

И вот два гороскопа несут К старому Учителю Вану.

Учитель Ван считает, что это будет удачный брак.

Он говорит: все сходится, нет ничего дурного:

Они созданы друг для друга, как Небо и Земля.

Судьба уготовила им счастливый брак.

Сегодня их дети заполнили царство.

Но в те времена нужны были усилия Доброй Женщины Желтой:

Иначе могли бы разве инь и ян Соединиться" Это всего лишь аллегория, но все же отнюдь не детская игра. Фантазии, возникающие в процессе медитации, приравниваются к действительности. Это характерная черта всей мысли, а также и искусства Китая. Например, свитки, которые первоначально разрисовывали даосисты, вовлекают зрителя в мистическое путешествие через страну снов, созданную по законам Вселенной, но все же гораздо более прекрасную по сравнению с реальным пейзажем. Увидеть весь мир, не покидая своей комнаты, - вот даосский идеал всех времен и основа всех мистических фантасмагорий. Поэт-даос объясняет это следующим образом: "Маленькая девочка, маленький мальчик - всего лишь образы.

Добрая Женщина Желтая - тоже только лишь выдумка.

Забираются в горы, лезут через скалы, что за беготня кругом.

В стенах комнаты можно овладеть всем на свете".

Наслаждения от эротической медитации (уд у адептов находится в напряженном состоянии) столь велики, что все прочие приемы отвергаются с порога. Процитированный только что поэт далее пишет:

"Внешний опыт пытается все преобразовать посредством Действия.

Внутренняя алхимия недвижна: она вызревает, Пока не придет время.

Безногий мальчик поднимается по лестнице Без всяких затруднений:

Некоторые следуют абсурдной доктрине о злоупотреблениях, Которая учит алхимическому методу удерживания Семени во время распутства с женщинами.

Они называют это эликсиром жизни.

Этого достаточно, чтобы бессмертные на небесах Умерли со смеху".

Осуждение внешнего опыта распространяется и на женский пол. Поиск утонченной любви при сохранении полного самоконтроля сочетается с садистским женоненавистничеством в будничных взаимоотношениях. На популярных изображениях даосского ада хорошенькую молодую женщину избивает дубинкой смеющийся демон; предполагается, что она изменяла мужу. На других картинках женщин связывают, разрезают на куски и т.д. Освобожденные от всяких обязанностей, живущие с перебинтованными ногами в закрытых гинекеях и лишенные места в даосской иерархии, женщины становятся всего лишь олицетворением своего пола, отвратительными и вероломными созданиями. В стихах, приписываемых Лю Яню, об этом говорится очень недвусмысленно:

"Эта девушка красива, ее изящные формы Обещают расцвет женственности.

Но обоюдоострый меч сверкает меж ее бедер, Где таится погибель для недалеких мужчин.

Этот меч не рубит голов: он вершит свое дело втайне, Высасывая мозг из мужских костей".

Это очень известное в Китае стихотворение. Еще более известен афоризм Люй Дунбиня, цитируемый в начале длинного эротического романа эпохи Мин "Цзинь, Пин, Мэй":

"Дверь, из которой появился я на свет, Пребудет также и вратами смерти".

Несправедливо, однако, обвинять весь современный даосизм в этих нездоровых и садистских наклонностях. Следует отдать должное мистицизму монахов, признав внутреннюю ценность их системы. За всем многословием и нарочитыми аллегориями сокрыта высокая и прекрасная цель: достичь гармонии, преодолев глубокий раскол в самом человеке, признаваемый всеми цивилизациями, - противоположность между духовной и половой любовью, разделенность человека на две различные части: выше и ниже пояса.

Внутренний мистический брак направлен на то, чтобы возвысить пол над телом, осознать совершенство союза между материей и духом. Это философия жизни, первобытной силы, которая обещает свободу через посредство любви.

Перевод А. Д. Дикарева по изданию: Beurdeley М. et al. The Clouds and the Rain. The Art of Love in China. - Fribourg; London, 1969.

Дж. Нидэм ДАОССКАЯ ТЕХНИКА ПОЛОВЫХ ОТНОШЕНИЙ /1/ В сфере половых отношений применялись определенные технические приемы. Вследствие конфуцианско-буддийского антагонизма практика такого рода до сих пор остается едва ли не самой непонятной, хотя и представляет значительный интерес для физиологии /2/. Вполне естественно, что в обстановке всеобщего согласия с теориями инь-ян половые отношения между людьми рассматривались на космическом фоне, как на самом деле имеющие тесные связи с вселенской механикой /3/. Даосы считали, что секс, отнюдь не являясь препятствием для достижения бессмертия, может даже быть превращен в существенно способствующий этому инструмент. Приемы, применяемые в интимных отношениях, назывались "способом питания жизни посредством инь и ян" (инь ян ян шэн чжи дао), а их основной целью было сохранение как можно большего количества семенной жидкости (цзин) и божественного элемента (шэнь), главным образом путем возвращения семени (хуань цзин).

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 71 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.