WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 38 |

Один из самых кошмарных, хотя одновременно и самых смешных эпизодов за все время моей работы в Парке начался как безобидный эксперимент. Мы с Ингрид заинтересовались идеей символического вознаграждения, когда подопытное животное в качестве поощрения получает вместо корма какой-то предмет, который позже может обменять на корм. Шимпанзе вполне усвоили этот принцип и усердно трудились, например, нажимая на рычаги, ради жетонов, которые могли потом опустить в прорез специального автомата (шимпомата), чтобы в обмен получить виноград. Разумеется, деньги - это тоже пример чисто символического вознаграждения, и мы, люди, давно уже приучились работать ради него. Идея символического вознаграждения иного рода в сочетании с приемами оперантного научения привилась в психиатрии - эти приемы используются в психиатрических лечебницах, в тюрьмах, с детьми, у которых нарушена психика, с малолетними правонарушителями и т.д.

Мы додумали, что было бы интересно ввести систему символических вознаграждений в работе с дельфинами. Если это удастся, то будет что показать в Театре Океанической Науки.

Я отправилась по своим любимым охотничьим угодьям на поиски подходящего символа. Требовалось что-то бросающееся в глаза, то есть яркое, что-то водонепроницаемое и предпочтительно способное плавать, что-то настолько маленькое, чтобы с ним удобно было манипулировать, но и настолько большое, чтобы дельфин не мог его проглотить. Я давно уже убедилась, что проще не изготовлять новый реквизит самой, а обойти магазины и лавки на набережной в Гонолулу, которые обслуживают рыбаков, яхтсменов и аквалангистов.

Вот и на этот раз я нашла как раз то, что искала: поплавки для буксира, которыми пользуются водные лыжники, - ярко-алые пластмассовые цилиндры длиной около 10 сантиметров и диаметром 6,5 сантиметра. Они были легкими, прочными, водонепроницаемыми и отлично держались на воде.

Для работы с символическим вознаграждением мы выбрали Кеики, поскольку он был восприимчив ко всему новому, а кроме того, как раз тогда мы перевели его в Театр Океанической Науки. Сначала мы обучили его подбирать поплавок, приплывать с ним к дрессировщику и обменивать его на рыбу. Затем мы научили его класть поплавок в корзину. Когда эти поведенческие элементы были полностью сформированы, мы обучили его класть в корзину два-три поплавка, затем мы опрокидывали корзину, а Кеики притаскивал по одному поплавку и "покупал" себе рыбу. Чтобы Кеики было удобнее, мы установили корзину в воде дном вверх: вместо того чтобы бросать в нее поплавки через край, он подныривал под нее и выпускал поплавок, который, всплыв, оставался в корзине. Плавучесть - чрезвычайно удобное свойство находящихся в воде предметов, которое мы с нашим "сухопутным" мышлением слишком уж часто упускаем из виду.

Когда этот номер был как следует отработан, мы включили его в представление. Мы просили Кеики сделать что-нибудь, например перепрыгнуть через протянутую руку дрессировщика, и вознаграждали его не рыбой, а поплавком, который он прятал в корзину - свою дельфинью копилку. Затем мы давали сигнал для какого-нибудь другого поведенческого элемента, а потом для следующего, пока в корзине не набиралось четыре-пять поплавков. Тогда мы опрокидывали корзину, Кеики по одному подбирал поплавки, подплывал к дрессировщику и "покупал" рыбу.

Это было забавно и открывало соблазнительные перспективы. Мы уже предвкушали, как будем вести представление вообще без рыбы которую животное получит, только вернувшись во вспомогательный бассейн.

Зрелище обещало быть эффектным и с налетом таинственности. Такая готовность дельфинов удовлетворяться символическим вознаграждением была бы очень полезна для работы аквалангистов с дельфинами в открытом море аквалангистам не так уж нравится плавать с карманами, полными рыбы, в водах, где кишат акулы.

Однако с отсрочкой вознаграждение Кеики смирился без особого удовольствия. Возможно, для этого номера было бы разумнее выдрессировать какое-нибудь другое животное, сразу же начав с симво-лических поощрений, чтобы они воспринимались как нечто само собой разумеющееся. У Кеики развилась неприятная привычка - когда ему надоедали символические поплавки, он поощрял себя сам, отрыгивая три-четыре рыбешки из предыдущего обеда и снова их съедая. Зрелище было по меньшей мере странным, а если рыбы уже успевали частично перевариться у него в желудке, то и отвратительным.

Но нас поджидало и кое-что похуже. Однажды Кеики плыл с поплавком к Ингрид и вдруг... Не знаю, действительно ли Малия, которая тоже находилась в бассейне, укусила его за хвост, как утверждал помощник, но во всяком случае Кеики вдруг вздрогнул и проглотил поплавок.

Мы надеялись, что с его умением отрыгивать он без труда избавится от неудобоваримого лакомства. Однако, хотя он и делал, что мог, у него ничего не получалось. Часа через два-три мы поняли, что Кеики очень худо. Вид у него был угнетенный, движения вялые, и он отказывался есть. Но как ему помочь Наш милый Кеики, наш знаменитый первопроходец Кеики! Неужели он погибнет только для того, чтобы Карен получила хороший урок и впредь выбирала для символического вознаграждения поплавки побольше По-видимому, извлечь поплавок можно было только хирургическим путем. Но в то время дельфинов еще практически никто не оперировал. Главная трудность заключалась даже не в том, какой сделать разрез и как затем обеспечить его заживление, а в анестезии.

В отличие от всех остальных млекопитающих, у которых дыхание осуществляется непроизвольно, у дельфинов дыхание - это волевой акт. Чтобы сделать вдох, дельфину необходимо сначала подняться к поверхности и выставить дыхало из воды:

следовательно, в какой-то мере он делает это сознательно. И потому, если добиться, чтобы дельфин понастоящему лишился сознания, он перестанет дышать. А это означает гибель. Но нельзя же надеяться, что он перенесет операцию без анестезии! У врачей есть аппараты для искусственного дыхания, применяемые, если пациент почему-либо не может дышать сам. Однако у людей при вдохе обновляется примерно четверть находящегося в легких воздуха, у дельфинов же он обновляется почти весь.

Следовательно, такой аппарат для дельфина не подходит.

В тот день, когда Кеики проглотил поплавок, на всю страну был только один человек, умевший оперировать дельфинов, - Сэм Риджуэй, доктор ветеринарных наук, работавший в Пойн-Мугу, научно-исследовательской станции военно-морских сил в Калифорнии. Наш ветеринар, Эл Такаяма (тоже прекрасный специалист), связался с Сэмом по телефону. Сэм согласился, что Кеики вряд ли сумеет сам отрыгнуть поплавок и что, по-видимому, без хирургического вмешательства не обойтись. Он обещал, что со следующим же самолетом военно-морских сил прилетит в Гонолулу, захватив аппарат искусственного дыхания, который он сконструировал специально для дельфинов, и попро-бует прооперировать Кеики.

Мы тут же начали готовиться к его приезду В первую очередь предстояло погрузить Кеики на носилки и отвезти в больницу, чтобы сделать рентгеновские снимки. У дельфинов, как и у коров, желудок состоит из нескольких отделов, и надо было установить, в каком из них застрял злосчастный попла-вок. Наш друг кардиолог Дэвид ДеХей договорился обо всем в больнице, а кроме того, по собственной инициативе обещал приехать в Парк с портативным электрокардиографом и во время операции помогать Сэму, следя за тем, как работает сердце Кеики.

Больничные рентгенологи держались так, словно им ежедневно приходилось снимать внутренности китообразных, и сам Кеики перенес всю процедуру очень спокойно, но не знаю, что подумали тамош-ние больные, увидев каталку с дельфином.

Снимки показали, что поплавок застрял в первом отделе желудка, так называемом рубце. Мы при-крепили к нашим лучшим носилкам автомобильные ремни безопасности через каждые тридцать сантиметров, чтобы полностью обездвижить Кеики, когда это потребуется, а его пустили пока в бассейн дрессировочного отдела, и он мучился там от боли в животе.

Сэм прилетел вечером на следующий день и утром мы приготовились к операции. Кеики два дня ничего не ел, и ждать дольше было опасно. Носилки закрепили на большом столе в дрессировочном отделе, установили аппарат искусственного дыхания. Приехал доктор ДеХей с электрокардиографом.

Сэм все еще стоял у борта бассейна и глядел то на Кеики, то на рентгеновские снимки, то снова на Кеики.

- А знаете что - сказал он наконец Элу Такаяме. - Поглядите-ка на положение поплавка.

По-моему, имеет. смысл попытаться извлечь его через рот.

Надежды захватить скользкий поплавок щипцами не было никакой: кому-то предстояло засунуть руку в желудок Кеики.

- Далековато! - сказал Эл.

Но, конечно, попробовать стоило.

Притащили сантиметры и по распоряжению Сэма дрессировщики начали обыскивать Парк в поисках человека с самыми длинными руками и самыми узкими запястьями. Ближе всего к этим параметрам оказались Руки Тэпа Прайора. И вот Кеики прибинтовали ремнями к носилкам, Тэп долго и тщательно мыл руки, точно хирург, и наконец мы приступили к решающей попытке извлечения поплавка.

Операционная бригада включала дрессировщиков (я, Дэвид Элисиз, Пет Купли, Боб Боллард и Ренди Льюис), ученых (Кен Норрис и специалист по акустике Билл Эванс), трех врачей (два ветеринара - Сэм и Эл, и кардиолог), а также человек пять помощников и зрителей. Дальнейшее Билл Эванс записал на магнитофон, и вот что содержит эта запись:

Б и л л Э в а н с: Семнадцатое июля тысяча девятьсот шестьдесят пятого года, четырнадцать часов пятьдесят минут. (На фоне смеха и повторяющегося дельфиньего свиста.) С э м Р и д ж у э й, в е т е р и н а р: А что мы будем делать, если он выкашлянет его до операции Т э п П р а й о р: Заставим проглотить еще раз.

С э м: Ваши лампочки готовы, доктор Д о к т о р Д е Х е й, к а р д и о л о г (готовясь проверить электрокардиограф, который будет следить за сердцем Кеики): Включите, пожалуйста, я хочу посмотреть, как будет читаться кардиограмма.

(Неразборчивый разговор вполголоса.) С э м: Ну хорошо, ослабим ремни и перевернем его на живот. (Кеики до последней минуты позволили лежать на боку - так ему было удобнее.) Д э в и д Э л и с и з, дрессировщик: Мешки с песком класть сейчас С э м: Да, сейчас. По три мешка с каждой стороны. Ну-ка, перевернем его. (Под бока животного под-кладываются мешочки с песком, чтобы еще больше его обездвижить.) Э л Т а к а я м а: С обоих боков кладите.

П е т К у и л и, дрессировщик: Сдвиньте его вперед - носилки рассчитаны на то, чтобы плавники свободно свисали.

С э м: Ладно. Подвиньте его чуточку вперед. Вот так. Мешки с песком прижмите к бокам плотнее.

К е и к и: Хроун! Б о б Б о л л а р д, дрессировщик: Ладно, Кеики, отведи душу.

К е н Н о р р и с (ободряюще): Ну-ну, Кеики...

С э м: Теперь затянем ремни-Нет, погодите.

Д е Х е й: Кардиограф... (Передает Сэму подсоединенные к кардиографу провода с резиновыми присосками на концах. Сэм протирает кожу.Кеики в нужных местах и прилепляет присоски.) С э м: Ну, а провод к левой руке вы мне дадите Д е Х е й: Не могу... Да погодите! Эй вы, все уберите руки с животного, я ничего не могу разобрать! Вот так. Если считаете нужным подсоединить и этот провод, подойдет любое место.

Э в а н с: Частота дыхания в норме.

К е и к и (глубоко вздыхает).

'С э м: Ребята, опрыскиватели у вас готовы Хвостовой плавник стал горячим. (Еще одна проблема при оперировании дельфинов: необходимо все время увлажнять и охлаждать животное.) Давайте затянем этот ремень.

Ф р э н к Х а р в и, помощник Сэма; Как электрокардиограмма Д е Х е й: Начинаем. Все в порядке. Э-эй (с тревогой)! Похоже, что...

А-а! Кто-то до него дотронулся, а выглядело, как инфаркт. Ладно, теперь можете его трогать.

С э м (берет расширитель - приспособление, которое можно вставить Кеики между челюстями и развинчивать, чтобы раскрыть их пошире): Вы, там, следите за ним, когда я скажу, а мы подкрутим винты. Вы оба беритесь каждый со своей стороны. (Оба дрессировщика помогают разомкнуть челюсти Кеики и вставить расширитель.) Вот так. Тэп, вы готовы Т э п (начинает засовывать обнаженную руку в глотку Кеики. Его запястье проходит в нее, но локоть застревает в расширителе): Никак не удается пролезть сквозь эту штуку.

С э м: А в глотке Т э п: В глотке не так уж тесно. Но расширитель не дает повернуть руку.

Э л: Может, смазать ее С э м: Вытащите руку.

К е и к и: Кхе-э-э.

(Разыскивается вазелин, рука Тэпа смазывается, расширитель раскрывают, насколько возможно, и челюсти бедного Кеики раздвигаются еще на три сантиметра. Билл Эванс предлагает отсчи-тывать секунды, чтобы Сэм знал, сколько времени прошло и когда необходимо дать Кеики пере-дохнуть. Тэп снова засовывает руку в глотку Кеики.) Э в а н с: Шесть секунд... двенадцать... восемнадцать... двадцать четыре...

Т э п: Как сердце С э м: Нащупали (Рубец - первый отдел желудка.) Т э п: Нащупываю его край.

С э м: Кончиками пальцев прошли в него Т э п: По-моему, кончит пальцев вошли в рубец.

Э в а н с: Пятьдесят...

С э м: Посмотрим кардиограмму Э в а н с: Пятьдесят шесть...

Д е Х е и (перебивая): Не регистрируется. Деятельность сердца не регистрируется. (Растерянная тишина в комнате.) Заработало! Работает! С э м: Погодим. Вынимайте руку. Я не уверен... (Тэп вытаскивает руку и вытирает ее полотенцем.) Т э п (расстроенно): Я думаю, кончики пальцев у меня вошли туда.

Поверхность была местами то гладкая, то какая-то грубая, но...

С э м: Да, конечно. Это рубец - там, где поверхность грубая.

Д е Х е и: Сердце работает много медленнее, чем вначале. Вдвое медленнее. (Теперь стало известно, что организм ныряющих животных, таких, как тюлени и дельфины, при задержке дыхания замедляет сердечную деятельность, а пока рука Тэпа находилась у него в глотке, Кеики либо не хотел, либо не мог дышать. Врачи выжидают, пока сердце не начало работать нормально, а затем Сэм решает вынуть расширитель, чтобы Тэпу было просторнее, и разжимать челюсти Кеики руками.) С э м: Дайте два полотенца.

Э л: Простыни у нас есть Или полотенца Д э в и д: Полотенца Конечно есть. (Полотенца - это, пожалуй, обязательное условие существования океанариумов. Полотенца важны не меньше, чем морозильник для хранения рыбы. Ветеринары скручивают полотенца в два мягких толстых жгута и закладывают их между челюстями Кеики. Четверо дюжих мужчин раскрывают челюсти дельфина - двое тянут одно полотенце вниз, двое других тянут второе полотенце вверх.) К е н Н о р р и с (пыхтя у своего конца первого полотенца): Крепче держите. И поосторожнее! Т э п: Вхожу.

Э в а н с: Пять... десять...

Т э п: Есть! Он у меня под пальцами.

Э в а н с: Пятнадцать...

Д е Х е и: Кардиограф не регистрирует сердечной деятельности.

(Дрессировщики испуганно ахают.) Э в а н с: Двадцать...

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.