WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 81 |

В попытках принуждения к еде родители проявляют нетерпимость, максимализм, повышенную требовательность и беспокойство. В этом случае стресс, испытываемый детьми при еде, только усугубляет и так недостаточную ферментативную активность, сопровождаясь спазмами желудка и кишечника. Как следствие возникает устойчивое отрицательное отношение к принятию пищи вообще.

Из перечисленных проблем у дошкольников преобладает, с точки зрения родителей, упрямство, а у школьников - проблема приготовления уроков. Общим будет "неисполнение" детьми завышенных требований родителей, обусловленное не столько нежеланием, сколько болезненным психическим состоянием и невыносливостью (ослабленностью) их нервно-соматической сферы. В то же время у самих родителей в отношении уроков ярко выявляются гиперсоциальные и в ряде случаев - паранойяльные черты личности, а также тревожность, мнительность и стремление к избыточной заботе и контролю. Будучи повышенно требовательными, они часто не доверяют самостоятельности детей, перепроверяют сделанное и заставляют все переписывать даже из-за одной возводимой в абсолют ошибки. Состояние психологического напряжения, в котором находятся дети, сопровождается их скованностью, неуверенностью при ответах в школе, опасениями сделать что-либо не так, как нужно, как следует, что еще больше повышает их утомляемость и удлиняет время приготовления уроков.

Конфликтов родителей с детьми обоего пола меньше, если они походят внешне (лицом) на отца. У детей, похожих на мать, больше вероятность неблагоприятного влияния конституционального фактора в виде невропатии, нередко наблюдающейся у матери в детстве. Общая с матерью невропатическая конституция у детей создает дополнительные проблемы в отношениях с ними в настоящем, в первую очередь в плане еды и сна.

Наименее конфликтны отношения у матерей мальчиков, если и мать и сын, по оценке матери, обладают мягким характером, чем взаимно твердым (максимальный конфликт) или твердым (у одного) и мягким (у другого) характером. У матерей девочек конфликт меньше (тенденция), если мать имеет твердый, а дочь - мягкий характер. У отцов некоторое уменьшение конфликтных отношений наблюдается в семьях, в которых они обладают мягким, а сын или дочь - твердым характером. Если принять в расчет мягкость или твердость характера только родителей, то большая конфликтность отмечается при их твердом характере в семьях мальчиков (в семьях девочек это не характерно).

Если учитывать только характер детей, то конфликтность будет чаще с матерью при их твердом характере. На частоту конфликта с отцом мягкость - твердость характера детей не оказывает влияния.

Из приведенных данных следуют два вывода. Во-первых, твердый характер матери (как правило, более волевой, доминантный и недостаточно гибкий) или твердый, с ее точки зрения, характер детей - существенный фактор конфликтных отношений, достигающих наибольшей выраженности в семьях, в которых мать и сын оба обладают твердым характером. Во-вторых, проблема твердости мягкости характера в большей степени заострена в семьях мальчиков, указывая на трудность их самоутверждения и безуспешность попыток родителей, прежде всего матерей, оказать на них чрезмерное давление.

Посредством корреляционного анализа установлена зависимость (связь) конфликта с детьми от наличия у родителей гиперсоциальной направленности личности: гипертрофированного чувства долга, обязанности, повышенной принципиальности, отсутствия компромиссов.

При доминировании матери в семье (по ее оценке) увеличивается конфликтность с мальчиками (с девочками - тенденция). При доминировании отца в семье (по его оценке) конфликтность возрастает в отношениях с девочками (с мальчиками, наоборот, уменьшается как тенденция). Из этого следует, что конфликт с детьми более характерен для доминирующего в семье родителя противоположного пола. Отчасти это обусловлено его попытками оказывать все большее влияние на детей с тем, чтобы избежать своей эмоциональной и половой изоляции в семье.

Невротизм (по среднему баллу "шкалы невротизма") влияет на конфликт с детьми только у матерей. Чем более невротична мать, тем чаще у нее конфликт с сыном. У девочек подобное соотношение в виде тенденции. Невротизм отцов не оказывает влияния на конфликт с детьми.

Вопросник Айзенка. По шкале "экстраверсия - интроверсия" не получено достоверных различий у родителей при наличии или отсутствии конфликта с детьми.

Данные по вопроснику Айзенка сравнивались при одновременно существующем конфликте между родителями, родителями и детьми и его отсутствии в обеих сферах отношений. По шкале "экстраверсия - интроверсия" у обоих родителей в этом плане нет достоверных различий. Невротизм у обоих родителей существенно выше при конфликте между собой и детьми, чем при его отсутствии.

Вопросник MMPI - высокочувствительная методика для выявления особенностей личности матерей, конфликтных с детьми. По всем шкалам профиля, кроме 5-й, получены различия с матерями, отрицающими конфликт. При кратком изложении шкал конфликтная, во многом противоречивая, структура личности матерей будет представлена следующими характеристиками: хроническое напряжение, недомогание, усталость, т. е. состояние стресса, фиксация неприятных ощущений (1) неудовлетворенность собой, сниженный фон настроения (2) эмотивность и эгоцентризм (3) внешняя конфликтность, импульсивность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4) настороженность и недоверчивость, склонность к образованию сверхценных идей (6) неуверенность в себе, тревожная мнительность (7) недостаточная отзывчивость, склонность к соблюдению излишней дистанции в отношениях, их формализация (8) эмоциональная возбудимость, раздражительность (9) затруднения в межличностных контактах (0). 5-я шкала имеет достоверные различия только у матерей девочек, выделяя их недостаточную женственность.

Если сравнить профиль матерей при конфликте с отцами и детьми, то в обоих случаях он будет существенно отягощен, в то время как у отцов это наблюдается только при конфликте с матерью и отсутствует при конфликте с детьми. Более того, у бесконфликтных с детьми отцов значительные подъемы профиля отмечаются по 2-й, 5-й и 7-й шкалам, указывая на внутреннюю неудовлетворенность, пониженное настроение и пессимизм (2), мягкость характера (5), неуверенность в себе и тревожную мнительность (7).

При наличии подобных проявлений отцы менее "способны" на открытый конфликт с детьми. Эти же характеристики, за исключением мягкого характера, играют противоположную роль у матерей, обостряя их отношения с детьми.

При генерализованном конфликте (с отцами и детьми) профиль у матерей психопатологически изменен еще в большей степени, чем при отдельном конфликте с отцами или детьми. Выраженный подъем профиля отмечается по всем шкалам, кроме 5-й и 9-й. Таким образом, чем больше у матерей конфликтных сфер отношений в семье, тем больше отягощен их личностный профиль. У отцов при генерализованном конфликте в семье появляются подъемы по 8-й и 9-й шкалам, что указывает на их недостаточную эмоциональную отзывчивость, склонность к соблюдению излишней дистанции в семейных отношениях, наряду с повышенной возбудимостью и раздражительностью. У матери и отца общей приподнятой (достоверно, как и все остальные) шкалой при конфликте между ними и с детьми будет 8-я, что лишний раз подчеркивает недостаточную эмоциональную отзывчивость, способность к сопереживанию, а также склонность этих родителей к формализации отношений. Это создает контраст интимным, непосредственным и доверительным отношениям в бесконфликтных семьях.

Посредством дополнительных шкал MMPI удается выявить у обоих родителей, как при отдельном конфликте с детьми, так и при генерализованном конфликте в семье, более высокие показатели по шкалам контроля, силы "я" и лидерства. У матерей к этому следует добавить тревожность, общую личностную изменчивость - нестабильность и общую плохую приспособляемость - адаптацию. У отцов при отдельно рассматриваемом конфликте с детьми более низкий показатель по шкале зависимости, т. е. конфликтные отцы менее зависимы. Личность отцов, таким образом, также противоречива.

Различия по вопроснику Кеттела получены только по форме А. При конфликте с мальчиками низкий у матерей и высокий у отцов фактор "М" говорит о практичности, "заземленности" чувств матерей и развитом воображении, направленном на внутренний, чувственный мир, у отцов. Более высокий фактор "Q4" при конфликте с детьми у матерей и с мальчиками у отцов подчеркивает внутреннюю напряженность и фрустрированность высокий фактор "Н" у отцов детей обоего пола - склонность к риску, активность в контактах, в то время как низкий фактор "Q3" - импульсивность. У отцов, конфликтных с мальчиками, низкий фактор "С" характеризует их как поддающихся чувствам, неустойчивых и легко расстраивающихся.

По методике Розенцвейга у матерей, считающих отношения с детьми конфликтными и бесконфликтными, различий нет. У отцов, определяющих отношения с детьми конфликтными, чаще, чем у отцов, отрицающих конфликт, встречается сочетание самозащитного типа реакций (ЕД) и их экстрапунитивной направленности (Е). Это означает, что отцы все порицания, обвинения, угрозы и упреки адресуют не к себе, а к другим, в данном случае - к детям, считая их большей частью виноватыми в возникновении напряженных отношений. У отцов девочек при определении отношений с ними как конфликтных также чаще имеет место сочетание упорствующего типа реакций (NP) и экстрапунитивной их направленности (Е). Эти отцы стремятся перенести бремя ответственности на других, требуя или ожидая в данном случае уступок от дочери, без того, чтобы самим перестроить отношения с ней.

По данным методики и наблюдений, можно отметить определенную закономерность в изучаемых семьях, когда более личностно измененные матери имеют обыкновение считать отцов ответственными за появление конфликта с ними, а отцы, в свою очередь, возлагают ответственность за напряженные отношения с детьми на них самих.

По методике "незаконченные предложения" у конфликтных с детьми матерей аналогичное отношение к своим отцам (в детстве) и семье в целом. В большей степени это выражено в семьях девочек, в то время как у конфликтных с ними отцов, наоборот, сферы отношений к отцу в семье менее конфликтны.

Чувствительным инструментом для исследования семейных конфликтов является предназначенный для матерей вопросник PARI. При конфликте с детьми матери вспыльчивы и раздражительны (9-й признак). В семьях девочек к этому следует добавить излишнюю дистанцию в отношениях с ними со стороны матерей (3-й фактор), общую конфликтность в семейных отношениях и отказ от выполнения роли только хозяйки дома (7-й и 13-й признаки), конфликтное отношение к своей семейной роли, т. е. ее неприятие (4-й фактор). Мать считает, что она жертвует собой во имя семейных интересов (5-й признак) и стремится воспитать в дочерях чувство обожания родителей, т. е. себя (11-й признак), что входит в противоречие с отрицательным отношением матери к семейной роли и семье в целом. При генерализованном конфликте матерей с отцами и детьми будут действовать все перечисленные выше характеристики ее отношения, в том числе излишняя эмоциональная дистанция в отношениях с детьми и отрицательное (конфликтное) отношение к семейной роли. К этому необходимо добавить безучастность мужа к делам семьи, по оценке матери, к ее собственную несамостоятельность и зависимость (17-й и 23-й признаки).

Вопросник Лири дополнен аспектами "мой ребенок" и "мой идеал ребенка".

Анализ данных при конфликте проводится также по аспекту оценки родителями себя ("я сам(а)"). У матерей, конфликтных с мальчиками, выделяются требовательность, скептицизм, упрямство (по аспекту "я сама"), оценка мальчиков, как стремящихся к доминированию (аспект "мой ребенок") и менее конформных (аспект "мой идеал ребенка"). У отцов, конфликтных с мальчиками, нет различий по аспекту "я сам" и "мой идеал ребенка". По аспекту "мой ребенок" подчеркивается их недостаточная уступчивость. У матерей, конфликтных с девочками, по аспекту "я сама" больше выражены скептицизм, упрямство и зависимость в отношениях но аспекту "мой ребенок" более выражены оценки девочек, как стремящихся к доминированию, неуступчивых, недоверчивых, непослушных и неотзывчивых. По аспекту "мой идеал ребенка" различий нет. У конфликтных с девочками отцов в большей степени звучит стремление к доминированию, уверенность в себе, требовательность и одновременно зависимость в отношениях (аспект "я сам"), оценка девочек, как стремящихся к доминированию, уверенных в себе, требовательных, упрямых и зависимых в отношениях (аспект "мой ребенок"). При конфликте с дочерьми отцы хотят, чтобы в идеале они были более доверчивыми, послушными и отзывчивыми.

По данным вопросника Лири видна значимость проблемы доминирования или иерархии внутрисемейных отношений при наличии конфликта с детьми. В этом случае более склонны наделять детей стремлением к доминированию родители другого пола: матери мальчиков и отцы девочек. В немалой степени это реакция на угрозу внутрисемейной половой изоляции, устранить которую каждый из родителей пытается подчинением себе детей другого пола. Конфликт с детьми показывает безуспешность этих попыток. Если бы они осуществились, то мать образовала бы с сыном, а отец - с дочерью односторонне соподчиненную диаду, сформировав большинство или подгруппу в семье. Заметна при конфликте и проекция родителями на детей многих из своих отрицательных характеристик, т.

е. родители конфликтно реагируют на те негативные, с их точки зрения, проявления у детей, которые фактически есть у них самих. Подобная конфликтная персонификация родительского "я" более выражена в семьях девочек, создавая сложную психологическую фабулу семейного конфликта.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.