WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 81 |

Следует заметить, что в 12 лет у мальчиков выявлены наиболее низкие показатели по таким шкалам рассматриваемого вопросника, как "эмоциональная чувствительность", "природные" и "социальные" страхи. У девочек наименее выражен в этом же возрасте страх смерти. Снижение эмоциональной чувствительности и обусловленное этим уменьшение количества страхов, прежде всего у мальчиков, объясняется началом периода полового созревания и свойственным ему заострением возбудимости, негативности и агрессивности.

Последнее подтверждает и другой специально направленный опрос 800 школьников 7-16 лет. Следовательно, чем больше выражен уровень агрессивности, тем меньше страхов, и, наоборот, чем больше страхов, тем меньше способность к причинению другим физического, а часто и морального ущерба.

По данным корреляционного анализа, отсутствие эмоционально теплых, непосредственных отношений с родителями у младших подростков или конфликтные отношения с ними у старших подростков существенным образом влияют на увеличение страхов, прежде всего в сфере межличностных отношений. Больше страхов, особенно у старших подростков, и при конфликте родителей между собой. При низком взаимопонимании между родителями девочки в большей степени, чем мальчики, реагируют увеличением страхов, т. е. отчужденные отношения в семье воспринимаются девочками более травмирующе и нередко способствуют, к тому же, снижению настроения. Таким образом, межличностная напряженность и низкое взаимопонимание в семье увеличивают число страхов у подростков, подобно тому, как это происходит в старшем дошкольном возрасте.

В свою очередь, большое число страхов понижает уверенность в себе, без которой невозможны адекватная самооценка, личностная интеграция и принятие себя, претворение планов в жизнь и полноценное общение со сверстниками. Это подтверждают данные социометрического опроса. При значительном числе страхов имеет место неблагоприятное положение подростка в коллективе, малое число выборов со стороны сверстников, особенно того же пола, т. е. низкий социометрический статус.

Страхи при неврозах. Страх - одно из ведущих клинических проявлений при неврозах (Немчин Т. А., 1965). Невротическим можно определить страх, который или не оправдывается конкретной угрозой, или не соответствует ей по степени значимости, но всегда имеет определенную психологическую подоплеку своего происхождения (мотивацию). Невротический страх в виде общей боязливости, страха ожидания лежит в основе невроза страха (в оригинале у 3. Фрейда невроза тревоги). Классической моделью невротического страха являются также фобии. В отличие от невротического реальный страх возникает при конкретной внешней опасности, являясь выражением инстинкта самосохранения (Фрейд 3., 1922). Страхов больше при наличии у подростков высоких показателей по шкале невротизма (Bamer J., 1979). Вначале мы проведем сравнение страхов при неврозах и в норме безотносительно к их характеру. Если окажется, что в каком-то возрасте страхи достоверно преобладают при неврозах, это дает возможность подчеркнуть не только их возрастной, но и типичный для неврозов характер. При отсутствии различий можно говорить, как и раньше, о возрастном характере страхов, даже несмотря на невротическое заболевание. Затем будут рассмотрены собственно невротические страхи, мотивация которых отражает характерные для определенного возраста проблемы формирования личности.

Навязчивые формы страха - фобии - не рассматриваются, поскольку они достаточно полно освещены в литературе.

Сравнение страхов при неврозах (у 143 детей) и в норме (у 1520) проводилось и в возрастном диапазоне от 5 до 13 лет. У мальчиков при неврозах и в норме (в скобках) среднее число страхов в старшем дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте, соответственно, 12,8 (8,1) - 12,(6,6) - 10,2 (7,2) у девочек - 16,3 (10,9) - 13,1 (9,9) - 12,0 (9,2). Таким образом, страхов при неврозах во всех возрастах достоверно больше, чем в норме, что подчеркивает повышенную чувствительность к страхам при неврозах, их большую выраженность и аффективную заряженность.

В старшем дошкольном возрасте достоверно более высокие показатели при неврозах имеют страхи одиночества, нападения (в последнем случае - только у мальчиков), болезни, смерти (мальчики), смерти родителей, сказочных персонажей, опоздания (мальчики), страшных снов (девочки), темноты (мальчики), животных, стихии, глубины, огня, пожара (мальчики), войны и открытого пространства (площадей). В младшем школьном возрасте при неврозах достоверно преобладают страхи одиночества, наказания, сказочных персонажей (мальчики), опоздать (девочки), перед засыпанием, страшных снов, темноты, животных, транспорта (мальчики), стихии, высоты, глубины, огня, пожара, врачей (мальчики), уколов (мальчики), боли (мальчики), неожиданных звуков. В младшем подростковом возрасте достоверно более выражены страхи одиночества, нападения (мальчики), наказания (мальчики), опоздать (мальчики), перед засыпанием и страшных снов (мальчики), темноты, животных, неожиданных звуков (мальчики).

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте у мальчиков и девочек достоверно чаще, чем в норме, встречаются страхи стихии, огня и глубины, отражая подчеркнутый в этих возрастах страх смерти. Обращают внимание достоверно более выраженные, чем в норме по всем возрастам, страхи одиночества, темноты и животных (за исключением отдельно взятого страха темноты у девочек старшего дошкольного возраста). Таким образом, эти страхи можно считать наиболее часто встречающимися (типичными) при неврозах.

У 45 детей при неврозах страхи сопоставлены со страхами у родителей в детстве и в настоящее время. Из общих страхов выделяется страх одиночества, как по линии матери (60% у мальчиков и 40% у девочек), так и по линии отца (40 и 53% соответственно). Страх одиночества означает аффективное неприятие социальной изоляции, страх быть только собой, лишиться признания и поддержки среди значимых других. Другими словами, это - страх потери конгруэнтности (совместимости) с себе подобными - людьми, играющими существенную роль в системе ценностных ориентации человека. Если страх одиночества подчеркивает социальную направленность личности детей с неврозами и их родителей, то два других общих для семьи страха неожиданных звуков и боли являются выражением, с одной стороны, инстинкта самосохранения, а с другой - повышенной рефлекторной возбудимости и эмоциональной чувствительности, нередко невропатической природы. У мальчиков и девочек по линии матери (у девочек и по линии отца) относительно чаще других страхов наблюдаются общие страхи темноты и животных. В историческом аспекте происхождение этих страхов имеет инстинктивный характер, поскольку мать, оставшись одна, испытывала страх за своих детей при наступлении темноты и возрастающей опасности нападения со стороны животных. У мальчиков также заметны общие с матерью страхи смерти себя и родителей, у девочек - страхи наказания и стихии.

Несмотря на общность в семье перечисленных страхов, они не имеют однозначно генетического характера своего происхождения. Скорее, эти страхи указывают на конституционально общий тип нервно-психического реагирования, заостренный инстинктом самосохранения, эмоциональной чувствительностью и социальной направленностью формирования личности. Вместе с тем общность наиболее выраженных семейных страхов одиночества, темноты, животных, боли и неожиданных звуков подчеркивает большую вероятность их индукции (наведения) на детей в результате непроизвольного обучения (примера) со стороны родителей. Так, если они боятся остаться одинокими, то испытывают повышенное беспокойство при отсутствии детей рядом, чрезмерно опекая их. Если родители боятся боли, то они опасаются нередко в большей степени, чем сам ребенок, любых медицинских процедур и угрозы физического повреждения при играх и самостоятельном времяпрепровождении. Риск психического заражения страхами всегда выше при эмоциональном влечении детей к родителям (в младшем дошкольном возрасте), стремлении идентификации с ними (в старшем дошкольном), а также в возрасте максимальной внушаемости в 10 лет.

По оценкам родителей, дети первого года жизни, до заболевания неврозом, обнаруживают большее беспокойство, когда остаются одни, чем при перемене обстановки (с нормой различия в обоих случаях как тенденция). Если частота вздрагиваний, испугов у детей до 1 года такая же, как и в норме, то в последующие годы жизни пугливость у детей, заболевающих неврозами, достоверно преобладает над пугливостью в норме (р Возраст родителей, точнее их жизненный опыт, также оказывает влияние на развитие страхов у детей. Среднее число страхов, особенно у девочек молодых родителей (до 30 лет), достоверно больше, чем у родителей от 30 до 40 лет и старше. Более молодые родители, как правило, менее опытны в воспитании, чаще прибегают к угрозам и физическим наказаниям.

Выраженность страхов у детей сопоставлена с данными по вопроснику Айзенка у родителей (133 матерей и 97 отцов). У детей с более высоким средним числом страхов родители не интровертированы, а, наоборот, более экстравертированы, особенно отцы. Как правило, общительные и тем более эмоциональные родители более непоследовательны в поступках и склонны к различного рода преходящим угрозам в адрес ребенка. Нейротизм у матерей не влияет на количество страхов у детей, поскольку прямо не отражает характерного для этих матерей беспокойства. В отличие от матерей, чем выше нейротизм у отцов, тем больше страхов у детей (у мальчиков - на достоверном уровне). Нервный отец не может стабилизировать кризисные ситуации в психическом развитии детей, служить для них источником безопасности и защиты, как и быть примером спокойного и уверенного поведения. Это затрудняет позитивную идентификацию мальчиков с отцом, общение со сверстниками того же пола и имеет своим следствием нарастание страхов как неспособности обеспечить необходимый уровень психологической защиты.

С целью обнаружения клинических и личностных особенностей у родителей боящихся и не боящихся детей использован также вопросник MMPI (у 86 матерей и 68 отцов). В профиле матерей и отцов боящихся детей достоверно более выражена 8-я шкала. Эти родители недостаточно эмоционально отзывчивы, соблюдают излишнюю дистанцию в отношениях. Наблюдения подтверждают их определенный формализм в отношениях с детьми, отсутствие непосредственности, эмоциональной близости и контакта. Подобная угроза отчуждения родителей у эмоционально чувствительных детей способствует заострению чувства беспокойства и страхов. Помимо 8-й шкалы, у матерей боящихся детей достоверно более приподняты 2-я, 4-я и 0 шкалы. Это означает, что у них в большей степени представлены такие характеристики, как чувство беспокойства, моральный дискомфорт, сниженный фон настроения, чувство внутренней неудовлетворенности, пессимистическая оценка перспективы (2-я шкала), импульсивность и конфликтность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4-я шкала). Затруднения в установлении контактов, межличностных отношениях подчеркивает и 0 шкала. У отцов боязливых детей, кроме достоверно приподнятой 8-й шкалы, отмечаются выраженные подъемы по 2-й, 4-й и 6-й шкалам. Подъем по 6-й шкале указывает на наличие недоверчивости, подозрительности и нетерпимости, склонность к образованию ситуационно обусловленных сверхценных идей (паранойяльный настрой). Таким образом, личность родителей детей, испытывающих большое количество страхов, изменена более значительно, чем личность родителей детей с меньшим числом страхов.

Эти изменения касаются главным образом эмоционально-депримированного фона настроения, конфликтности, склонности к соблюдению излишней дистанции в отношениях. К перечисленному следует добавить у матерей снижение побудительной активности и затруднения в межличностных контактах у отцов недоверчивость и подозрительность.

Сравнение профиля у матерей при неврозах страха у детей и остальных неврозах показывает достоверно высокие различия по 4-й шкале, т. е. матери боязливых детей более импульсивны и конфликтны, у них больше проблем в отношениях с окружающими.

Помимо профиля, анализировался ряд дополнительных шкал MMPI. У матерей девочек и отцов мальчиков с неврозом страха по сравнению с родителями детей с другими неврозами достоверно более выражены такие шкалы, как тревожность, зависимость, общая личностная изменчивость (нестабильность), повышенный контроль за окружающим и плохая приспособляемость. Наличие этих характеристик подчеркивает большее патогенное влияние на детей в плане страхов со стороны родителя того же пола, с которым обычно идентифицирует себя ребенок.

Страхи при неврозах не только преобладают в суммарном выражении, но и более аффективно насыщены по сравнению с нормой. Невротические страхи могут часто встречаться в том возрасте, в котором они еще не свойственны или уже должны пройти. К тому же эти страхи более часто, чем в норме, отражают наличие аналогичных страхов у родителей, повышенную чувствительность и впечатлительность детей, их беззащитность. Страхи при неврозах более тесно связаны с переживаниями детей, конфликтами в семье и неудачами в общении.

Питательной почвой для них будут эмоциональная ранимость, склонность к беспокойству, неуверенность в себе и отсутствие адекватной психологической защиты. Тогда страхов больше и они менее склонны к естественному для того или иного возраста угасанию.

Значительное количество страхов, переходящее границы старшего дошкольного возраста, указывает на развитие под влиянием травмирующего опыта тревожности, приобретающей характер опасений, предчувствий и тревог в собственном смысле этого слова. О тревожности могут говорить положительные ответы на три вопроса одновременно: о наличии страха опоздания, страха сделать что-либо не так, не то из страха не успеть (не закончить вовремя). В младшем школьном возрасте тревожность может сопровождаться навязчивыми опасениями, свидетельствуя о недоверии к себе и неуверенности, т. е. о непрочности "я", его внутренней противоречивости. В подростковом возрасте появляются все более частые колебания в выборе решения, сомнения в правильности своих действий. Так формируется тревожно-мнительный настрой при неврозах. Подобный настрой еще не является устойчивым характерологическим образованием, изменяясь в ту или иную сторону под влиянием конкретных жизненных обстоятельств и психотерапевтического вмешательства. Одновременно с развитием тревожно-мнительного настроя заметно уменьшается количество страхов за счет их кристаллизации и навязчивого прорастания в виде фобий.

Последние представляют характерный пример так называемых невротических страхов, имеющих качественно новое патологическое звучание в клинической картине невроза.

К невротическим можно отнести и страхи, вырастающие из аффективно заостренных проблем личностного развития и являющиеся одними из ведущих мотиваций внутреннего или психологического конфликта при тех или иных нозологических формах невроза.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.