WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |

Понятно, что в Америке по телевизору показывают и обсуждают жуткие вещи - особенно это проявилось в истории с Клинтоном. По ТВ чуть ли не диаграммы рисовали, что куда и как он положил. Но - вслух такое обсуждать все-таки не принято. И тут я прихожу в солидное общество и начинаю рассказывать про свою передачу совершенно серьезно, - а тогда как раз мы обсуждали оральный секс! Старушки, бедные, чуть в обморок не упали. И я поняла, что нужно срочно находить эту грань - что можно и что нельзя. Да еще и в незнакомых компаниях, где я появляюсь, тотчас же разговор переходит на "про это". Я уже боюсь ходить в гости - так странно люди иногда реагируют на меня.

Недавно встретила знакомого журналиста - мы с ним еще на Олимпийских играх познакомились. Так вот, иду по Останкино и вдруг слышу:

- Лена! Как здорово, что я тебя встретил! Мы только что в Индии были, такой кадр потрясающий сняли - как раз для тебя. Представляешь, сидит йог и кирпич на члене держит! Я совершенно оторопела:

- А при чем тут я - Ты же как раз этим интересуешься, это тебе по теме.

- Какое это отношение имеет к моей передаче - Как какое Это же все одно и то же.

То есть я у него ассоциируюсь не с тем, что десять лет в "Московских новостях" проработала, книгу написала, а только с одним, этим самым. Или - прихожу в приличные гости, а мне:

- Вот эти ваши извращенцы...

Честно говоря, это утомляет. Когда мило, изящно - это смешно. А когда не изящно и не смешно, тогда и рта раскрыть нельзя, - сразу ставят в эту самую нишу. И смеются. Глупо так:

- Ха-ха-ха, ха-ха.

А что - ха-ха Я часто притворяюсь, что это не я. Отшучиваюсь.

- Мы, черные, для вас на одно лицо.

Выручает, что на передаче я в парике.

Меня довольно сильно раздражает панибратство. И еще начинает зашкаливать, когда в компании, куда я прихожу, мне через две минуты начинают говорить "ты". Может быть, это знак того, что мы тебя принимаем, будем дружить, мы все одного примерно возраста, так к чему эти условности. Понятно. Но в моем больном воображении это тут же проецируется на передачу: со мной так игривы, потому что я веду такую передачу.

К тому же часто бывает, что сначала скажут "ты", а после могут рассказать непристойность про свой половой орган. Или говорят:

- У меня проблема...

- Но я же не врач! - Я все равно расскажу.

Каждый считает своим долгом высказаться. А может быть и такое:

- Я бы этих гомиков пересажал и перевешал! Нет, Лен, ты-то мне нравишься, но они-то! Или прямо на улице:

- Почему вы были в таком жутком платье Я бы этого не надела никогда! - Это же сцена, на улице-то я так не хожу.

- А я вам вот что скажу. Если хотите беречь честь смолоду, такое платье надевать нельзя! Понимаю, что все это - спутники выбранной профессии, и внимания людей мне не избежать. Но все же думаю, раз уж передачу смотрят, может быть, она сможет потихонечку-помаленечку приучить людей к мысли, что не все одинаковые. И к тому, что другие люди - тоже люди. Какое бы платье они ни надели.

Я хорошо знаю собственные комплексы. Начать хотя бы с того, что с детства была убеждена, что мною мальчики будут интересоваться потому, что я черная. Вдобавок, у меня был комплекс, что я страшная, уродина, гадкий утенок. И когда ко мне подходили, я все время думала: ага, сейчас он спросит: "Как насчет этого" Пока не спросил, но, наверное, я такая страшная, что даже и этого он не хочет.

Телевидение, освободив от старых комплексов, родило новые - теперь мне все кажется, что со мной хотят познакомиться потому, что я мелькаю в телевизоре. Например, моя американская подружка вставила себе implants и говорит:

- Пусть меня лучше любят за мою грудь, чем за мои деньги! Ей все кажется, что просто так ее любить невозможно. И у меня был сходный комплекс. Прежде ждала, что человек или хочет переспать или ищет другую выгоду. Теперь - оттого, что я "из телевизора". Как ни крути, никому не верю! Я, конечно, немного утрирую, словно бы стираю полутона, но все же тот давний, детский комплекс жив. Вот мама мне говорила:

- Какая у меня красивая дочка! Я же это интерпретировала по-своему: конечно, маме не слишком-то приятно, что у нее такая страшненькая девочка растет.

Каждый ребенок хочет быть похож на звезду, на своего наставника. Как я хотела быть похожей на Анну Дмитриеву, моего тренера! Но у нее - маленький носик, изящная фигура, тонкие губы. Смотрю на себя: Боже, что за нос! А губы! А волосы - это просто ужас, такой бобрик, к тому же вечно непричесанный - каждый так и норовил потрогать мою голову! Мама даже специально для меня выписывала из Америки журналы с черными моделями, чтобы поднять уверенность во мне. Показывала:

- Смотри, какие красивые женщины! Но вот интересно, я обратила внимание, что черная красота была определенной направленности - чем ты белее, тем красивее. Одни из самых красивых женщин - и в самом деле черные, но с европейскими чертами лица, а не с крупными губами и носом.

Когда в Москве устраивали первый конкурс красоты, то приехали красавицы со всех стран мира. И, в частности, привезли мисс из одной африканской страны, кажется, из Нигерии. А за мной тогда ухаживал один из устроителей этого фестиваля и попросил написать о конкурсе в "Московских новостях".

Прихожу на конкурс. Все такие красотки, миниатюрные - блондиночки, брюнетки, вокруг них спонсоры крутятся. И стоит эта девушка, как Гулливер в стране лилипутов, прямо дама с веслом. Фигура, что называется "бочка на бочке". Никаких перспектив. И я сказала своему поклоннику:

- Если хочешь за мной ухаживать, то вот тебе первое испытание. Эта девочка должна получить приз.

Он бежит к председателю жюри Жванецкому и говорит:

- Вот, понимаете, такая есть просьба от "Московских новостей"...

Жванецкий:

- Была бы она хоть чуть поменьше. А так, посмотрите - разве это ноги Это же лыжи! Ну, никак! При всем моем уважении к "Московским новостям".

Мое же слово было железным:

- Как хочешь, так и устраивай, меня это не волнует! Пришла уже в последний день, когда должны были награждать победительниц. Награждают.

- Первое место - Марина Пупкина! Зал ревет:

- А-а-а! - Ей - машина! - У-у-у-у! Второе место заняла шведка, третье - тоже европейская модель. Смотрю, моя барышня с веслом совсем потухла, стоит, нос повесив. Я уже собралась выходить, посмотрела с вызовом на своего воздыхателя. И вдруг слышу:

- Приз зрительских симпатий получает Дорсия такая-то! То есть - та самая африканка. Она тотчас расцвела, от счастья чуть не заплакала. И парень ко мне подбегает:

- Ну как, видела Я все думаю - почему я тогда так на уши встала Наверное, в лице той девушки воплотилось все, что я в детстве переживала. То, что я не такая, как все, что мою красоту никто понять не может. И всегда мне в детстве говорили:

- Подтяните зад! И вот я на ту девушку смотрела и чувствовала ее боль - инопланетянин тоже может быть красивым, и человеком может быть хорошим, но вот победить на конкурсе красоты ему не суждено.

В Америке - все по-другому. Там девушки знают, что они красивы. Даже самая страшная говорит:

- Я - красивая! И впрямь, вот идет толстушка, и у нее - собственная красота (хотя, конечно, пончики поглощать лучше не совсем уж в диких количествах). Она говорит:

- Черное - это красиво! И вот что интересно, я сталкивалась со многими черными мужчинами, которые уверены, что белые девушки - менее привлекательны. Они ходят только с черными девочками, так вжился в них политический лозунг "Черных пантер".

- Черное это красиво! - Почему красиво - Ноги другие, грудь другая, есть за что обнять.

Они себе это внушили. Тот самый расизм навыворот. А может, дело вкуса.

В английском языке есть такое выражение: "Мы все стоим на чьих-то плечах". В России я была уверена, что стою на своих ногах или, в крайнем случае, на плечах мамы. В Америке - иначе. Вот если ты черный человек, чего-то достиг, поступил, допустим, в университет, то это вовсе не потому, что ты, Лена Ханга, такая умная, а потому, что много лет назад Роза Паркс отказалась в автобусе пересесть. Эта пожилая женщина, негритянка, усталая ехала с работы и села в автобус в переднюю дверь, что афроамериканцам в 60-е годы было запрещено. Когда она отказалась пересесть, ее выкинули из автобуса. На следующий день черные всей Америки отказались ездить в автобусах. Они вставали в четыре утра, чтобы пешком дойти до работы. И только потому Лена Ханга сегодня пошла в университет, что Роза Паркс боролась за свои права вчера.

Может быть, поэтому мне было стыдно с белым бой-френдом приходить в черную компанию, хотя мне, как иностранке, многое прощалось. Возможно, если бы я была американка, то и не стала бы дружить с белым. Другое дело - у меня белая бабушка. И, кстати, люди от смешанных браков зачастую гораздо более агрессивны, чем черные черные.

Недавно узнала, что в России существует ассоциация смешанных детей. Уверена, что все эти дети так же, как и я, переживают свои комплексы.

Еще об одном комплексе, предрассудке насчет черных русских. Например, обо мне примерно так написала какая-то прибалтийская газета: "Несмотря на общепринятое мнение, что Елена Ханга из неудачной семьи, у нее был папа".

Что значит был Папа у всех был. Но в представлении людей, если человек мулат, то у него нет отца. Ко мне нередко обращаются с вопросом:

- Вы что, фестивальный ребенок Подтекст: вот, приехал африканец и переспал с русской. И, когда я говорю:

- Вы знаете, у меня русской крови вообще ни капли, - смотрят с уважением: "Ну, это другое дело".

Почему - другое дело Некоторые вопрос тактичнее ставят:

- У вас мама, наверное, русская - Нет, у меня мама не русская.

- У вас папа русский (Это бывает, хотя гораздо реже, что русские женятся на африканках).

- Нет! - Так вы, наверное, иностранка И уже смотрят не сверху вниз. Собеседнику важно понять, в какую нишу меня поставить. Для русских еще важно, американская ты черная или африканская. Если ты черная американская - это файн! Ты - американец, у тебя доллары. Честь, хвала и статуя Свободы. А ежели черная африканская - значит, наркоман, и взять с тебя нечего. И ниша тебе - соответственная.

Когда я только появилась во "Взгляде", мне позвонила женщина, которая усыновила черную девочку. И девочка эта ненавидит черных. На улице ее обзывают, отца она не видела и чувствует, что ее предали свои. И женщина меня попросила:

- Не могли бы вы прийти к нам в гости, посидеть, поговорить Чтобы она увидела хотя бы еще одного черного человека.

Я растрогалась, вырезала из журнала фотографию черного американского актера Гарри Беллафонте - красавец! - и с этой журнальной статьей пошла к ним в гости. Девочка лет пяти, как увидела меня, под стол забилась и сидит. Ее мама говорит:

- Не обращайте внимания, посидит и выползет.

Девочка постепенно привыкла, подошла ко мне. Я ей стала показывать:

- Смотри, у меня волосы такие же, как у тебя.

Мы с ней разговорились. Я ей сказала:

- Я хорошо знаю твоего папу. Вот его фотография. Видишь, какой он красивый И мы с ней подружились, я стала к ним иногда приходить. Я считала, что поступаю правильно. Хотя когда рассказала в Америке в университете про этот случай, мне сказали, что я совершила жуткую ошибку. Что я не имела права обманывать ребенка, это самое страшное - сказать неправду. Надо было объяснить, что ее бросили родители, но новые родители ее любят.

В Америке у меня недавно раздался странный телефонный звонок:

- Я сейчас в Канаде, не могли бы вы помочь с юристом - Куда вы звоните - Вы Елена Ханга - Да.

- Вы знаете, я думаю, вы мне поможете. Ведь вы одна из наших самых старших.

- Из наших - из кого - Из русских, из черных.

И я вдруг поняла, что на меня смотрят как на какого-то лидера. Думаю, с финансовой точки зрения есть гораздо более преуспевшие черные русские, но меня они видят по телевизору, вот так и получается. С точки зрения русского человека подобный звонок - просто дикость: а почему, собственно, вы мне звоните Но если смотреть на это глазами черного человека, понимая, что живешь в России, где нас таких - раз-два и обчелся, то все становится на свои места.

Я была одной из первых детей, которые родились от африканцев. Потому в этом поколении я и оказываюсь старшей. Моя мама - одна из старших в поколении американских черных, которые родились в России. Но не все так гладко в этом узком черном мире. Я не знаю ни одной русской пары, в которой черный женат на черной. Сейчас многие стараются отослать детей за границу, чтобы они могли слиться с толпой, не быть другими. Потому как, когда в обществе существует общая раздраженность, она всегда выплескивается на того, кто выделяется.

Когда-то я хотела написать статью про расизм и опрашивала черных русских. Сначала расспросила свою подругу, которая росла в детдоме. Мама ее была украинка, отец - заезжий кубинец. Она сама певица, женщина потрясающей красоты, такой, что дыхание перехватывает. Как она ненавидит нашу действительность! При том, что она такая красавица, что, естественно, каждый мужчина норовил к ней пристать. Но когда она отказывала... В общем, и насиловать ее пытались, а уж чего только она не наслушалась! Она утверждала, что более расистской страны, чем Россия, она никогда не видела.

Далее я пошла с расспросами вверх - по социальной лестнице. Говорила с известной балериной, у которой и работа хорошая, и муж, и дом свой. Она удивилась:

- Расизм Где ты увидела расизм, Лена Я живу лучше, чем кто-либо.

То есть расизм - еще и социальное явление. Думаю, что русские черные не скажут, что живут в расистском обществе. У нас есть защита. Это наша страна. А ведь расисты - они как животные: кидаются на тех, кто беззащитен. У африканского студента на лбу написано, что никто за него не заступится - его страна слишком бедная, то есть его можно избить, а он и слова никому не скажет.

ПЕРЕДАЧА И ЕЕ ГЕРОИ Желающие поделиться. Наверное, среди героев передачи "Про это" желающих просто поделиться, причем не столько опытом, сколько переживаниями, чувствами и мотивами - большинство. Просто так накипело у людей, а сказать - некому. Хотя странно немного, что откровенничать они согласны перед тысячами людей. Но, может быть, иногда легче рассказать о своем интимном толпе, чем близким людям, родителям Вот, например, передача о девственниках, о которой я уже упоминала. Пришел чудный молодой человек и рассказал, как ему надоело "сидеть в девках". В зале было очень много его ровесников, ребят лет по восемнадцать-девятнадцать. И он вызвал огромное сочувствие. Я ведь боялась, что над ним станут смеяться. Мы и смеялись на передаче, но не над ним - вместе с ним. На мой взгляд, получилась одна из самых трогательных передач. Ему просто некому было о своей проблеме рассказать.

Я его спрашиваю:

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.