WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 27 |

Я имел иной опыт, четыре раза, когда был близок к смерти, которая сказала :"Это еще не все, что здесь есть." Продолжая интеграцию и исследования второго дня, я вернусь в прошлое, к одному из случаев, при котором я был близок смерти. Как ребенок католического вероисповедания, я был всегда обращен лицом к смерти. Когда относительное умирает, то имеется в виду тело, происходят похороны и мы проходим через обычный католический ритуал, имеющий дело со смертью. Я хорошо был знаком с концепцией души, оставляющей тело человека во время смерти. Так, находясь в уединении в собственной постели, я представил себе маленького мальчика, мою душу, покидающую тело и летящую к Богу, к небесам.

Это также проявилось и в моем первом сенсе с ЛСД, когда я слушал Девятую симфонию Бетховена. Я буквально оставил тело и взошел на небеса, как раз тогда, когда я хотел представить себе - и представил - состояние маленького мальчкика. Я все время напоминал себе: "На горизонте ума то, во что верят как в истинное., и это становится истинным в пределах, которых можно обнаружить в опыте." Позже я обнаружил, что пределы веры определяют и пределы переживамеого. В пределах творческого воображения ( каким бы оно ни было) есть определенная ситема убеждений, которая может быть превзойдена, трансцендирована. Диапазон, в котором существует научный процесс, огромен.

Как только изучены пределы, они погут быть перейдены. Вера становится более открытой и формируется новая система пределов с новыми убеждениями внутри них. Первоначальные же убеждения включаются как подсистема. Мой опыт в математической теории систем сработал, и я понял, что то, где я был на каждой из стадий моей жизни, было определено моими убеждениями в то время.

Каждая система этих убеждений стала подсистемой в большой системе, когда я продвигался и увеличивал мои знания и опыт.

За этот второй день я внезапно стал вспоминать вещи, которые происходили, но которые я не описывал раньше. Например, я вспоминал проекцию лица на мое тело в зеркале. Увидев эту проекцию телесного лица,я сразу же понял, что это происходит так же, как у ребенка. Если встать напротив тела в полную длину, так, чтобы можно было видеть все тело, то можно представить, что там, в зеркале, настоящей головы нет. Верхушка телесной головы - это плечи, соски становятся глазами, пупок- носом, волосы в паху - ртом. У мужчин пенис, свисающий вниз - это язык. У женщин язык внутри.

Можно проецировать разные вещи на это лицо, и видеть их. Оно выглядит подобно лицу идиота, если вы низкого мнения о своем теле.

Может выглядеть, как очень счастливое лицо, если оно довольно телом, а может - как у сексуально возбужденного зверя, когда он подавлен, но сексуальное возбуждение осталось.

Когда я увидел это на своем теле, я обернулся и посмотрел на своего гида.

Это было и на ее теле. Выпученные глаза были женской грудью, а язык хотел попасть в рот. Пока я наблюдал это, она внезапно стала золотой богиней фантастической красоты. Когда я почувствовал возбуждение и влечение к этому образу, он внезапно сдвинулся, эмоции сменились на испуг и панику, а богиня превратилась в гориллу, покрытую шерстью.

От ее гениталий шли токи безумных звериных сексуальных желаний. Мой гид увидела мой испуг, и поняла, что я проецировал на нее что-то из моей темной отрицательной части.

Когда я рассказал ей, что видел гориллу, это вошло в резонанс с очень темной ее частью, и она отождествилась с моей проекцией. Она отреагировала на эту проекцию своими предрассудками в этой области, и позволила и мне иметь их. Так она была захвачена в мое путешествие и отразила мои собственные эмоции с испугом от того, что я проецирую на нее, и что я люблю такие страшные образы.

У нас начался эффект осцилляции двух зеркал: один проецировал на другого, а другой с отрицательным усилием передавал это обратно. Я понял, то нужно обращать внимание на предрассудки гида так же, как и на свои собственные. Я вынужден был вернуться назад из своего ЛСД состояния и разобрать со своим гидом нарушения в этом моменте. Я напомнил ей, что это была моя проекция, а не ее, и что она согласилась не вовлекаться в мое путешествие. Между нами возникли некоторые эмоциональные напряждения. Но она быстро вышла из этого отрицательного состояния, когда я описал ей другой образ, проецированный на нее. Затем мы обсудили эту полярность в моем взгяде на женщину. Из-за моих детских религиозных представлений я воображал женщину или как далекую от меня богиню, бесполого ангела, или как опасное, сексуально соблазнительное животное.

Этот раскол в моей точке зрения на женещину был так очевиден в этот момент, на второй день, что я должен был провести некоторое время, работая над тем, через что я прошел. В конце концов, я ассоциировал это с теми женщинами, которые были в моей жизни.

Я начинал с проецирования образа богини на женщину, с которой имел дело, представляя ее более возвышенной, чем она могла быть - и чем вообще кто-либо может быть, - наделяя ее чистотой, всеми добродетелями и положительными качествами. Затем я совершал с ней половой акт и переживал с ней оргазм. Переживая ее оргазм, я принимал ее до самой ее животной природы. Это было прямо из учения католической церки, и это было проекцией в реальную ситуацию, привнесенной в настоящее из прошлого. Меня учили, что сексуальные импульсы, гнев и т.п. были частью животной природы и были греховны.

"Желания плоти" подавлялись и контролировались для того, чтобы можно было стать святым. Этот раскол произошел в моей жизни намного раньше, и я снова переживал его во время первого сеанса ЛСД, несмотря на проведенную перед тем аналитическую работу. Аналитическая работа, котрую я провел со своем психоаналитиком Робертом Веллером, раскрыла достаточно материала, так что я мог увидеть этот раскол в действии во время первого опыта с ЛСД.

Вероятно у меня бы не было такой свободы до этого анализа, и я идентифицировался бы с отрицательными проекциями и имел бы плохое путешествие. После этой подготовки я смог свободно пережить полюса моего желания, идеализма, страха и ужаса. В первое время я был способен видеть и крайне положительные полюса, и крайне отрицательные, между которыми пульсировала моя жизнь. По отношению к женщине я колебался между богиней и гориллой. Очевидно мои сексуальные предрассудки продолжали действовать. И я имел как идеал гармонии с реальностью, так и наполненные страхом внутренние пространства, сосредоточенные на сексе и агрессии.

Позже я смог обнаружить такую же двуполярную природу и двойтсвенность во многих других областях моего сущестования, моего бытия и моего знания.

После этого обзорного сеанса я почувствовал, что могу понять кое-что из концепции "по ту сторону добра и зла". Мой "честный свидетель" был развит.

Каждый из нас имеет своего "честного свидетеля", наблюдателя, честно и обьективно воспринимающего и регистрирующего то, что реально происходит.

В этот второй день я был все еще на высоте и оставался в этом состоянии две недели. В результате этого я совершил другую ошибку. В эйфории от этих "огромных открытий" и из-за большой самоуверенности, вытекающей из этого, я попал в одну из ловушек ЛСД. Хотя и полагал, что разобрался со знанием, полученным из опыта с ЛСД, на самом деле этого не произошло.

Мне нужно было пройти через еще более негативный материал, вывести на свет еще более абсурдную программу. После этого сеанса я совершил в первый раз настоящее путешествие на Гавайские острова. Я провел там десять дней, оставаясь в хорошем состоянии и делясь новым знанием со своими друзьями.

Обстановка тропического острова усилила эти состояния. Я уже подготовился ко второму путешествию, думая, что это состояние продолжится и я смогу оставаться в нем непрерывно. Я предпринял второе путешествие с тем же самым гидом в другом месте, через две недели после первого путешествия.

Обстоятельства не были так благоприятны, как во время первого путешествия.

После этого второго сеанса мне предстояло возвратиться домой в неблагоприятную семейную ситуацию. Это мешало мне во время второго сеанса и я провел его в мыслях о проблемах, связанных с моей женой. Я ходил взад и вперед по комнате, сперва ругая ее, а затем себя, пытаясь преобразовать ее личность согласно моим идеалам. Видя, что и я сам не подходу к своим идеалам, я во время второго путешествия низвергся из своего высокого состояния и попал в очень плохие области, вспомнив все свои подвиги во время двух женитьб и отсутствия единства семейной жизни и профессиональной работы.

Так я узнал, что характер внутреннего состояния перед приемом ЛСД также ведет к программированию сеанса. То, куда вы собираетесь итти после сеанса и что вам нужно делать, может запрограммировать сеанс таким образом, что вы будете переживать ожидаемое. При этих обстоятельствах у вас может получиться неприятное путешествие. Я начал работать с личным материалом, с размышлениями о жене и о детях, о предидущей жене и детях, и так и не пришел к решению реально существующей ситуации. Не важно, что я воображал, или какие теории я конструировал - существующие факты, как я видел, нельзя было изменить. В добавок я был под давлением препрограммирования намеченного выступления в научном обществе на другом конце континента.

Во время второго сеанса не было такой расслабленной атмосферы, как во время первого. Я был занят своими проблемами и это сказалось на ходе сеанса. Я был так занят своими делами и беседой с самим собой относительно них, что мой гид потеряла со мной всякий контакт, вышла в другую комнату и оставила меня работать наедине. За это путешествие я так и не вышел в сколь-нибудь глубокое внутреннее пространство. Я остался с реальными проблемами, обсуждал их с самим собой, и пытался представлять реальные личности, пытаясь войти в их положение, но не смог этого сделать. Я вышел из этого сеанса, чувствуя безнадежность и в отношении своей женитьбы, и в отношении возможности изменения умонастроения жены или ее личности. У меня не было времени проинтегрировать опыт ЛСД, суммировать и включить его в целое, что я делал во время первого сеанса, потому что на следующий день я уже летел через весь континент.

Ближайшим вечером у меня был доклад в научном обществе. После доклада я вышел из банкетного зала, нажал кнопку лифта и подлнялся в свою комнату в отеле. Это было последнее, что я помнил. Через три дня я очнулся в больнице этого города.

Вообще то я почти умер. У меня была кома 24 часа, а затем на два дня я ослеп. Я совершенно не мог представить, что произошло за эту неделю, и, лежа на больничной койке, пытался вспоминить, как я туда попал. Я мог вспомнитть доклад, кнопку лифта, а с этого момента все происшедшее было покрыто мраком. Я мог вспомнить что-то об ЛСД., все, что случилось до момента нажатия кнопки лифта, так что я знал, что моя работа пропала для меня. Пока ко мне не вернулось зрение, я был не в состоянии анализировать и пытаться вспомнить. Я боролся за свою жизнь, за свое зрение, за свое будущее. После того, как ко мне вернулось зрение, у меня было 6 недель времени, чтобы суммировать, вспомнить и связать вместе все, что случилось со мной. Еще раз за это время я смог увидеть, что прошел через опыт пограничной ситуации смерти. Без квалифицированной медицинской и неврологической помощи, которуя я получил от коллег и друзей, я не был бы здесь сегодня. Мне спасло жизнь то счастливое обстоятелство, что друзья нашли меня в комнате отеля и доставили в больницу, где меня знали и где были достаточно высоко квалифицированные специалисты по неврологии и мозгу.

ГЛАВА 2.

БЛИЗКИЙ К СМЕРТЕЛЬНОМУ НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ. НИ ОДИН ЭКСПЕРИМЕНТ НЕ ЕСТЬ ОШИБКА.

При использовании или злоупотреблении ЛСД следует помнить, что если вы несете в себе программы саморазрушения, вам следует быть крайне осторожным в выборе правильного руководства и установок до, во время, и после сеанса.

Ввиду освобождающего харатера периода изменения сознания, вызванного ЛСД, включаются программы, скрытые ниже уровня порога осознавания. В обычном состоянии сознания есть противоборствующие программы, которые противостоят смертоносным программам. В ЛСД-состоянии связь между программами, обеспечивающими выживание организма, ослаблена.

Во время моего второго сеанса ЛСД была высвобождена изрядная доза горя, страха и вины. Я преуспел в разрушении эмоциональных связей со своей женой во время этого сеанса. Это привело к освобождению смертельно опасных программ, хотя я не сосознавал этого до тех пор, пока не закончил свою речь и не нажал кнопку лифта. На протяжении нескольких недель после возвращения из больницы я сумел восстановить ход событий, бывших во время потери памяти, и выяснить, что же случилось.

Очевидно, я направлялся в свою комнату в отеле, чувстуя себя до крайней степени одиноким, исполненным горя и вины, будучи в тисках программы, мною еще не осознанной. Сеанс ЛСД ослабил большую часть барьеров против этой пограммы. Мне не хотелось бы вдаваться в детали этого эпизода, ибо как сказал Фрейд, "В некоторых случаях бываешь в долгу перед своим благоразумием к себе ( или к своим друзьям ) ". Я предсталяю биологически систематизированные подробности без всяких личных психологических обьяснений, чтобы проиллюстрировать как может быть инсценирован "несчастный случай" с помощью извлеченной программы.

Вводя себе небоьшую дозу антибиотика, я "случайно" впрыснул себе под кожу пену, образованную детергентом, который оставался в шприце, который я не потрудился очистить как следует. Каким-то образом пузыри пены попали в систему кровообращения, прошли через легкие и застряли в мозге, перекрывая кровообращение некоторых критически важных частей моего мозга, в том числе и зрительный центр. Тотчас же последовала кома. Позднее я выкарабкался из ее глубин, добрался до телефона в комнате и позвонил администратору, который вызвал частного детектива. Я же снова погрузился в кому. Когда появился детектив, он прежде всего спросил имена моих друзей в отеле. С величайшим усилием я смог в этот момент вспомнить лишь имя нейролога из Чикаго. Тем временем голова моя раскалывалась, и я подумал, что у меня лопнул кровеносный сосуд в мозге. Боль была самой мучительной из всех, какую мне только довелось испытывать до этих пор. Я снова выкарабкался из комы, и назвал имя одного друга, который был в это время в отеле. Потом он рассказывал, что когда вошел в комнату, я был в коме, и у него ушло 6 часов на поиски скорой помощи.

Все это время я лежал там же, в комнаите отеля. Я очень хорошо помню внутренние переживания, которые были при так называемой коме.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.