WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |

человек совестливый, но недалекий-самая обычная игрушка в руках, фанатика и подлеца. Слепое самонаказание по меньшей мере бесплодно и играет лишь на руку самоутверждению зла, неосмысленное самообвинение вырождается в уродливое юродство и мазохизм...

(Вот-вот, это больше всего ненавижу и в себе, и в других, эту проказу:

самобичевание напоказ с тайной и безнадежной любовью к своей особе, витрину душевных помоев, выставку Гнойников, язв и прыщей - ух, тошнит.) - И при этом недоосо-знанность влечет за собой множество тяжких издержек. Если исходный заряд агрессивности очень мощен, а выходы ев вовне перекрыты изнутри воспитанием, культурой, усвоенными ценностями, идеалами, может возникнуть невыносимый внутренний конфликт: черный ад направляется на себя и гасит смысл жизни. Так было у Льва Толстого - веревка под рукописью "Анны Карениной"...

(Мелькнула старая страшная мысль... Отобрала мать-природа воинствующих борцов за место под солнцем, неукротимых, отчаянно хитрых. И вот настает миг, когда воинственность эта обрушивается на них же, и вопрос выживания уже в том, чтобы как-нибудь от нее избавиться - ан нет, лезет...

А может быть так.. Нормален для каждого свой уровень воинственности, и каждому свою войну приходится искать для заполнения жизни Одному писать сатиры, другому боксировать, третьей скандалить со своим мужиком... Ох и скука получается, то ли дело в пещерные времена... А вы-то счастливец, Дмитрий Сергеевич! Вы-то нашли свою войну, вы воюете с нами за нас. Но мы так вооружены...) - Не стоит, конечно, думать, будто живущих на этом свете людей можно механически разделить на какиелибо категории и на том успокоиться. Да, есть ярко выраженные типы нападающих-обвиняющих и самообвиняющих-самоказнящихся, но такие односторонние -типы очень редки и тяготеют к патологии. Норма - причудливая, переменчивая, гибкая смесь.

Между двумя крайностями существует интимная связь и внутри самого человека, нечто вроде маятника или сообщающихся сосудов. Связь эта обнажается болезненными состояния/ли: при маниакально-депрессивном психозе, например, человек почти- "без пересадки" переезжает из депрессивного бреда самообвинения с ощущением своего чудовищного ничтожества и преступности в маниакальное самоупоение с яростной поступательностью - и обратно. А при алкоголизме бывает два вида похмелья:

обвинительное - "все сволочи, и поэтому я выпью"...

и самообвинительное: "я сволочь, и поэтому я выпью".

(Но ведь я тоже всю жизнь, безо всякого алкоголя, перехожу из одного похмелья в другое, а тоска почти постоянная... Как же остановить этот маятник)...Еще в прошлом веке историки обратили внимание, что среди деятелей террора, яростных мстителей и преследователей удивительно часто встречаются нежные, добродетельные отцы семейств. Правда, ни Нерона, ни Ивана Грозного в избытке такой нежности упрекнуть нельзя, но тираны особый случай. Удивлялись в свое время и одному знаменитому поэту, сочинителю проникновенных любовных элегий, зверски избивавшему своих возлюбленных, но с точки зрения психолога такое поведение ближе к правилу, чем к исключению...

(А я в многострадальном стоянии по очередям заметила следующую закономерность: ежели полаялась про давщица с гражданкой или гражданином, стоящим перед тобой, ежели крепко, от души нахамила - то считай, что тебе повезло как никому: тебя-то уж обслужит по высшему разряду, со всей возможной любезностью, и даже лишнего перевесит, и дефицит ненароком из-под прилавка вытащит - тебе, тебе одной, сердцу милой. Но для этого уж нужно, чтобы предыдущий товарищ был выдающимся талантом общения. Ей-богу, закон! Кроме особслучая глобально хамящих).

-..Но гораздо чаще-шараханья из крайности в крайность на другом уровне, зависящие не от грубой физиологии эмоциональных маятников, а от того, что можно назвать поиском позиции. Человек, отягощенный множественными бесплодными обвинениями, "самоед", так и не высветив разумом ни себя, ни. других, в поисках спасения от невыносимой душевной боли может внезапно перейти в наступательную позицию, найти "объекты" обвинения, попросту говоря, озлобиться. Такое может случиться и с неудачливой женой, и с затравленным. школьником. На какое-то время такая заемная злоба помогает почувствовать себя сильнее, устойчивее: вино правоты черпается из вины других. Наоборот, человек с обвиняющей установкой, дойдя до тупика в своей позиции, может совершить крутой внутренний поворот: позднее раскаяние детей, потерявших родителей, родителей, потерявших детей... Утраченная дружба, потерянная любовь - вот ключи, которыми Знание пытается отпереть наши души...

(...И все-таки это благодать. Пусть Знание и не помогает нисколько проклятой твоей судьбе, пусть и понятно-то едва-едва тдоой голове твоей, все равно, если хоть что-то брезжит, хоть призрак прозрения-уже не одинок ты на белом свете, уже благодать.) - Но есть антилюбознательность. Не просто отсутствие любопытства, не просто безразличие к Знанию - но активное, угрюмо-упорное сопротивление, яростная защита, темный отвергающий огонь, неудержимо вспыхивающий в глазах. Броня сверхнепробиваемой прочности. У человека, вступающего в эту схватку, всегда особое, сдержанно-элегантное выражение лица: в нем оттенок надменной решимости, уверенность в победе и справедливом возмездии. Война, бомбежка, атака. Человек защищает свой психический дом, в который врываются непрошеные чужаки. Оборонительные сооружения возведены загодя, окопы вырыты в доисторические времена. Он опытный боец, враг будет отброшен отработанными ударами, с предельной экономией средств.

Война продолжается...

Памятник раздражительному человеку Самосознание безобразно запаздывает. Словно слабенький следователь, оно плетется к месту преступления, когда следы уже заметены, а преступник продолжает творить свои черные дела совсем рядом, запугивает анонимными письмами, предлагает гнусные сделки, наводит на ложный след...

Обвиняющее состояние у человека начинается обычно с утра, особенно после бессонной ночи...

С самого раннего утра или попозже, после завтрака - вот-вот, что-то не то... Ты, конечно, поймешь потом, ты и сейчас чувствуешь, что организм просит двух-трех простых до глупости, но таких дефицитных вещей:

досыпания, сладких фруктов, крепкой работы на чистом воздухе, ты уже знаешь, что может выручить и йога, и аутотренинг, и музыка, но ведь ЭТО ЕЩЕ ВОПРОС, И НЕОХОТА, И НЕКОГДА, а на весы ада увесистыми гирями падают неудачи, долги, слабое легкое, сотрясение мозга, дурная погода - о, какие же все мерзавцы, какие все кругом сволочи! - стой, стой, погоди, ты сейчас раздражен, взвинчен, но ведь надо же, что бы именно вот сейчас...

Кто-то виноват, и кто-то особенно, и, конечно, кто-то из тех, кто близко или не совсем, все равно-вот он! Хватай! - агрессивный ад, переполненный ядом, ищет объект и вцепляется в первый попавшийся - мгновенная судорога, смещающая координаты, в этот миг Другого для тебя уже нет, есть только ты сам с этой своей болью и неудержимым рефлексом, а Другой - только механическая причина, заноза, которую надо немедленно - а ты сдер-р-р-живаешься! - только голос твой, как напалм, и запах гари из носа... и заячий страх в его глазах, и язык твой, и руки...

Коварная внезапность нападения, предательская бдительность отличают Миронаказующего, сидящего у тебя внутри. Ты-то всегда неподготовлен, всегда со сна, тепленький, наивный, несчастненький - а он-то во всеоружии, налетает как вихрь, как дьявол, и насилует сознание-ты и опомниться не успел, как стал его роботом! Вывод - готовься заранее. Возводи бастионы, -локаторы, учись замечать приближение, рассчитывай, предупреждай...

Ну, а если он нападает извне Если какой-то тип вдруг, ни с того ни с сего, накидывается на тебя с бранью и оскорблениями, унижает тебя, втаптывает в грязь, угрожает насилием Да ведь если всегда быть к этому готовым, никакой жизни не будет, сплошь военное положение... Нет, ты был не только растерянным мямлей, бывало, что и ты ответствовал и соответствовал, око за око и зуб за зуб - да, бывало, что вроде бы даже и побеждал, но что же за мерзкая оскомина остается после таких побед-будто участвовал в собачьей грызне... Как трудно, как неохотно возвращается к тебе человеческий облик. И сколько уж раз задним числом, после очередного эпизода ты обещал себе: все, для меня этого не существует, я вне, я выше! Спокойная отстраненность, юмор, холодное наблюдение, как за насекомым!..

Но когда насекомое вдруг тебя жалит, тебе уже не до юмора, когда тебя оскорбляют, это бьет по твоей доверчивой детской сущности, по подкорке. И вот ты принимаешь меры самозащиты. Вот к тебе приближается гражданин Сам-Такой, открывает рот...

- Дурак! - Мои мышцы расслабляются...

- Болван! -..дышу ровно, спокойно...

- Кретин! -..приятная теплота разливается по всему телу...

- Идиот! - Я погружен в теплую ванну, я улыбаюсь...

Примерно так, в слегка обобщенном виде, выглядела первоначальная стадия борьбы с собой в условиях внешней психоагрессии. Операция "До лампочки".

Вариант "Аутотренинг". Агрессии - нулевая значимость: ты давай, давай, нападай, брызгай, а я тем временем еще разочек пообщаюсь с собой, дабы отсечь нижние исполнительные механизмы, которыми я тебя... И все шло блестяще, пока в один прекрасный момент лампочка не вспыхивала ярким синим огнем. Но мы не сдавались.

- Дурак! - Мышцы расслаблены, восемь плюс четырнадцать будет двадцать два.

- Болван! - Дышу ровно, спокойно, тридцать два плюс шестнадцать равняется сорок се... сорок восемь.

- Кретин! - Во всем теле приятная теплота, сорок восемь плюс сорок три будет сорок... девяносто один.

- Идиот! - Я в ванне, девяносто один на семь...

Один на семь...

Это уже было на сантиметр повыше, что-то забрезжило: но поскольку человек никогда не был влюблен в арифметику, а уважал только высшую математику...

- Дурак! - Мои мышцы расслаблены... Простите, вы кажется чем-то слегка озабочены - Болван! - По-моему, вы несколько обеспокоены...

- Кретин! - Вы взволнованы чуточку больше обычного: вспомните, что вас огорчило сегодня утром - Идиот! - Все ясно, вы не успели пообедать! У вас болит голова...

Первые проблески операции "Вживание", а вот и дебютная система с гарантией выигрышного эндшпиля:

- Дурак! - Я в ванне и не смею верить своему сча...

- Болван! - Не нахожу слов для выражения горячей призна...

- Кретин! - Я вне себя от восторга, чем отблагодарить вас за столь радостное изве...

- Идиот! - Поистине, вы неистощимо великодушны в своих комплиментах, вы просто ге... Гений.

И вот, наконец, фигура высшего пилотажа.

- Дурак! - Вам изумительно идет ваше платье, прическа, ботинки, колготки, и поверьте, я не шучу, у вас...

- Болван! -..удивительно выразительные глаза...

- Кретин! -..благородный голос, что-то артистическое, аристократическое...

какое-то неповторимое обаяние, что-то знакомое...

- Идиот! - А-А-А! Признайтесь, вы снимались в кинофильме таком-то! Не может быть! Ну значит, в таком-то! Ах, да! Вы выступали вчера по телевидению-с концертом, я вас видел! Значит, ошибся, позавчера! Вы ученый, вы чемпион, вы поэт, вы ведете репортаж о футбо...

Никакой защиты, только атака, свирепая благожелательность! И что бы ни говорилось и ни делалось далее, гражданин Сам-Такой-От-Такого-Слышу уже в вашей власти.

Человек заказал себе могильную плиту с надписью:

ОН ПОБЕДИЛ САМОГО СЕБЯ, но уполномочен сообщить, что еще не совсем, борьба продолжается, Добро лупит Зло хуками слева и справа, прямыми в челюсть и боковыми по почкам.

Сидя с Доктором на приеме, я не раз удивлялся его мученическому долготерпению: некоторые специально приходят, чтобы выливать на него ушаты душевных помоев, но это ладно, это приходится выносить и мне, - зачем, однако, терпеть хамство, зачем поощрять и даже провоцировать издевательства Ведь не какие-нибудь буйные...

Он же всякий раз уверяет, что никакого долготерпения нет, просто есть такой метод лечения и называется он опять же канализацией или отреагированием, а психический мордохлест (термин Доктора) может принимать самые разнообразные облики: от исступленных бредовых обвинений до тончайших сарказмов, той ажурной небесной иронии, которая порой проскальзывает и в самых страстных любовных признаниях. Бить в литавры святости, стало быть, преждевременно: ад организация дисциплинированная, держит план.

Помню я и другого доктора, симпатичного молодого мужчину, работавшего в беспокойном отделении (для подростков). Он жаловался мне на необыкновенную легкость общения после рабочего дня в клинике, чрезмерную легкость, от которой ему делалось не по себе. "Крылышки прорезаются. Вот-вот вознесусь..." Только к концу очередного отпуска он снова начинал нормально обижаться, спорить, требовать уважения, возмущаться несправедливостями и т. п., чтобы опять стать ангелом, ему требовалась ровно неделя обычной работы. И, глядя на его метаморфозы, я думал, как ценен подход к здоровым взрослым как к больным детям, и как полезно иногда, ради упражнения, воображать, будто жизнь-это психоклиника без стен и дверей или зоопарк без клеток.

Дана Р.

Есть ли вопросы!...Сколько времени прошло.. По часам двадцать две минуты, по ощущению - и мгновение, и целая вечность. Мы сидим, Д. С. ходит и говорит, внимание и невесомо, и страшно напряжено, кажется, этот человек умеет сжимать и разжимать время.

-..Что же касается типа "ненаказующего", то в суровом мире нападения и защиты он, пожалуй, наиболее удивителен. Но если есть и такой - значит, на чем-то держится... Тоже весьма условно, можно разделить этих людей на три типа:

добродушные, или природно (физиологически) добрые, равнодушные, неравнодушные, или духовно (сознательно) добрые...

(Большой пропуск текста по техническим причинам. - В. Л.).

- Дмитрий Сергеевич, а можно спросить.. (Опять гривастенький.) - Да, пожалуйста.

- Скажите, Дмитрий Сергеич, а вы сами какой Наказучий или ненаказучий Добродушный или неравнодушный Если можете ответить, конечно.

(Ой. Вот наглец.) - Могу ответить. Добродушие исключено. Наказующий и самонаказующий.

Примерно в равной пропорции.

Нужны ли подробности..

- Нет. Спасибо.

- Тогда, пожалуй, на этом я и прервусь. Есть ли еще вопросы Д. С. бросил взгляд в сторону гривастенького, но тот молчал, опустив голову, и до самого конца не сказал больше ни слова. С минуту молчали все, так что стало слегка даже не по себе-что же, неужели все так уж ясно Или наоборот, так неясно... А вдруг и вопрос-обнаружит твою скрытую активность...

Д. С. тихо присел на край дивана, рядом с Нарциссовым. Съежился, стал как бы невидимым. В это мгновение мне стало его вдруг ужасно жалко. Вот и спрошу сейчас: жалость-это что, тоже форма проявления...

Пускай глупо...

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.