WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 45 |

Страх "быть не собой" - это одновременно и страх быть другим - обезличенным, лишенным самосознания, индивидуальности и самобытности. Подобный страх патологической трансформации "я" всегда сопряжен со страхом потери человеческого облика, поскольку это означает быть посмешищем в глазах окружающих, вести себя нелепо, не так, как нужно, как следовало бы. Следствием этого будет страх отсутствия признания, групповой поддержки, как и страх быть изгоем и отвергнутым. Таким образом, в мотивации страха "быть не собой" присутствуют страхи "быть ничем", "не тем" и "никем". Как и страх "быть ничем", страх "быть не собой" в большей степени представлен у детей с выраженным инстинктом самосохранения. Страх "быть не собой" указывает на наличие психологического барьера, разделяющего "я" и "не я", существование защиты "я" от поглощающих, трансформирующих психику чуждых сил. Подобная система психической несовместимости является в своем исходном значении природным защитным механизмом, укрепляющим чувство цельности и неповторимости "я", его индивидуальность.

При длительном течении невротического заболевания создается угроза потери внутреннего единства, цельности "я", нарастают препятствия на пути самовыражения, реализации своих возможностей и потребностей, общения со сверстниками. Это вызывает прогрессирующее чувство страха как ощущения необратимости происходящих изменений. Постоянное чувство беспокойства, испытываемое по этому поводу, в ряде случаев усиленное каким-либо испугом, аффективно заостряет инстинкт самосохранения, проявляющийся страхом "быть не собой". В результате вместо наивности, внушаемости, доверчивости формируются упрямство, эгоцентризм, недоверчивость и настороженность ко всему новому, неизвестному. Все это способствует на время укреплению чувства "я", поскольку создает психологический барьер на пути проникновения (реализации) дальнейших угроз, нарушающих единство "я". Вместе с тем реактивный, во многом основанный на травмирующем опыте, процесс обособления "я" сопровождается страхом стать только собой, т. е. оказаться без социальной поддержки и признания. В итоге, достигается относительно неустойчивое равновесие между страхами "быть не собой" (в том числе и страхом быть другим) и "быть только собой" (в том числе страхом быть никем).

Страх "быть не собой" как реакция на угрозу изменения, отторжения и потери "я" часто возникает вследствие попыток родителей с гиперсоциальными, а также тревожно-мнительными и паранойяльными чертами характера односторонне навязать детям и особенно подросткам свой образ мышления, действий и поступков без учета реальных обстоятельств и психофизиологических возможностей, своеобразия формирующейся личности. Частично это удается в младшем школьном возрасте из-за повышенной внушаемости детей и чувства ответственности, тем более в дошкольном, вследствие потребности в эмоциональном контакте и полоролевой идентификации с родителями, характерной для этого возраста склонности к подражанию. Теперь же попытки родителей создать у подростков свою концепцию "я" наталкиваются на все большее противодействие (критику), так как она мешает полноценному общению со сверстниками, как правило, не имеющими характерологически отягощенных родителей и ведущими себя более непосредственно, открыто, уверенно, терпеливо и гибко, без чрезмерной обидчивости и требовательности.

Итак, страх "быть не собой" имеет при неврозах сложную мотивацию своего происхождения. Ведущая линия в нем - аффективно переживаемая невозможность быть собой вследствие прогрессирующих невротических изменений личности и идиосинкразической реакции на навязываемый родителями образ "я", несовместимый с индивидуально преломляемым самосознанием и потенцией развития.

Рассмотренные невротические страхи можно сгруппировать следующим образом (табл. 3).

Таблица 3. Невротические страхи Вид страха Параметры невротических страхов Мотивация Возраст проявления Клиническая форма невроза "Быть никем" Страх одиночества Младший дошкольный Истерический невроз "Быть ничем" Страх смерти Старший дошкольный Невроз страха "Быть не тем" Страх несоответствия Младший школьный Неврастения "Быть не собой" Страх изменения Подростковый Обсессивный невроз Общим для перечисленных страхов в табл. 3 является страх отсутствия признания (групповой поддержки) или страх "быть не таким, как все". Основой для данного центрального в формировании личности страха при неврозах будет потребность в самоактуализации и системе значимых межличностных отношений или проблема "быть собой среди других".

Глава 4. Обследование детей.

Методика семейного приема.

Больные неврозами дети направляются детскими невропатологами и психиатрами на прием, как правило, при безуспешности медикаментозного и физиотерапевтического лечения. Во время предварительной записи больных на прием сообщается о желательности посещения врача обоими родителями. Это создает необходимый настрой на оказание совместной помощи и способствует повышению эффективности лечения. Характеристика со стороны воспитателя или учителя не запрашивается, поскольку она не всегда является объективной, и к тому же привлекается излишнее внимание к ребенку. При необходимости можно просмотреть дневник и тетради.

Врач ведет прием без халата, в кабинете, украшенном детскими рисунками и поделками. В начале беседы приглашаются оба родителя; ребенок в это время играет или смотрит книги в вестибюле. После свободного изложения родителями жалоб и проблем, связанных с детьми, истории заболевания, им дается вопросник типа стандартизованного интервью, в котором последовательно перечисляются особенности поведения и развития детей. Из вопросника вслух зачитывается только то, что непосредственно касается ребенка, его воспитания и проблем отношений в семье. Врач задает уточняющие вопросы. В итоге, получается довольно полное освещение волнующих родителей семейных проблем с акцентом на невротическом регистре патологии у детей. Затем беседа проводится наедине с больным. У детей дошкольного возраста ей предшествует самостоятельная или совместная с врачом игра, облегчающая последующий контакт при разговоре. Затрагиваются разнообразные стороны отношений в семье, отношений со сверстниками, интересы и предпочтения, раскрываются характер восприятия болезненного состояния, степень утомляемости, выраженность беспокойства и страхов, направленность оценок. Неврологическое обследование носит общий, прицельный характер; соматическое обследование ограничивается внешним осмотром и измерением АД у подростков. Возникающие вопросы разрешаются в последующей диагностической беседе с каждым из родителей в отдельности, что даст им возможность оттенить и ряд своих личных проблем. В заключительной беседе с обоими родителями подводится итог встречи, намечается диагноз, анализируются в тактичной форме основные источники болезненного состояния детей и намечаются пути их преодоления с подчеркиванием необходимости участия в этом всех взрослых членов семьи.

Продолжительность семейного приема составляет от 45 мин до 1 ч. Затраченное время позволяет продуктивно решить многие наболевшие проблемы в семье, особенно, если учесть безрезультатность предыдущих попыток оказания лечебной помощи детям.

При серьезных проблемах в семейных отношениях, прежде всего в области воспитания, предположении о невротическом заболевании у одного из родителей, семья, с ее согласия, снова приглашается на прием. Пока с одним из родителей проводится стандартизованное интервью с целью выявления невротического состояния (шкала невротизации - см. приложение), другой отвечает на вопросник Айзенка и анкету "Семейные отношения". Результаты обследования сообщаются сразу, но без категоричности в суждениях, скорее, как основание для раздумий, перестройки некоторых отношений. С детьми проводятся диагностическое рисование и игра, определение внушаемости, уровня притязаний и т. д. В совместном с обоими родителями обсуждении полученных данных вырабатывается общая точка зрения на характер решения проблем воспитания и помощи детям, что уже само по себе значительно уменьшает напряженность в межличностных отношениях в семье.

На последующих приемах детей сопровождает один из родителей. Решение об этом принимается в семье самостоятельно. В большинстве случаев дети приходят с матерью, что оправдано при психотерапии страхов. Матери больше, чем отцы, подвержены беспокойству, и страхи детей - во многом отклик на ранее испытанные или переживаемые в настоящем страхи у матери. Последние проходят, если мать присутствует при обсуждении рисунков детей на тему страхов и активно участвует в их игровом отреагировании.

В дальнейшем желательно, чтобы родители поочередно приводили детей на прием. Это повышает их чувство ответственности и заинтересованность в результатах лечения. Уменьшается и конфликтная напряженность в семье, если она была раньше, поскольку всех объединяет цель помочь выздоровлению детей. Таким образом разрешается и конфликт родителей в вопросах воспитания. Каждый из них может изложить свои проблемы на приеме и получить квалифицированный ответ. Последний является в ряде случаев итогом совместного разбора только что проигранной проблемной ситуации с участием врача, больного и родителя. Аналогичный принцип используется во время посещения врача другим родителем. Если оба родителя по собственной инициативе приходят на прием, то это существенно повышает эффект психотерапии неврозов у детей. Многое здесь зависит от тактики врача, его умения вести дискуссию, объединять точки зрения, действовать творчески и инициативно.

Несмотря на достаточно большое количество занятий у некоторых детей, которые проходят курсы групповой психотерапии и гипнотерапии, среднее число посещений сравнительно невелико и составляет 4 (дошкольники) и 5 (школьники) на одного больного. Почти в половине случаев семейная консультация дает достаточно исчерпывающие ответы в отношении невротического состояния детей и отпадает необходимость в повторном посещении врача. Катамнестические исследования показывают, что большинство родителей в этом случае сумели перестроить свои отношения, изменить характер воспитания и вместе с выполнением врачебных назначений добиться заметного улучшения состояния у детей. Выздоровлению больных препятствуют личностные изменения у родителей, невротическое заболевание одного из них и трудноразрешимый семейный конфликт. Тогда требуется продолжительный курс психотерапии с более активным привлечением родителей, оказанием им врачебной и психологической помощи, радикальной перестройкой семейных отношений, прежде всего отношений с детьми.

Обследование детей с неврозами отличается рядом особенностей. Нередко, на первый взгляд, они не производят впечатления больных и сами обычно не рассказывают о беспокоящих их ощущениях и переживаниях. Если с подростками можно начать беседу сразу, то с младшими школьниками лучше всего после совместной игры в кегли, что разряжает напряжение от ожидания приема и способствует лучшему контакту. Дошкольникам предоставляется возможность самостоятельной игры. Мальчиков обычно привлекают машинки, роботы, танки; девочек - куклы и мягкие игрушки. У мальчиков и девочек заметный интерес проявляется к разборному теремку, внутри которого и рядом расположены фигурки животных, в том числе медведя, волка, лисы, лягушки и зайца. При затруднениях в начале игры врач принимает в ней активное участие, предлагая разнообразные сюжеты. Во время игры он может получить ответы на интересующие его вопросы, выбирая подходящие паузы и задавая вопросы как бы между прочим, ненавязчиво, ненастойчиво, учитывая возрастные особенности детей, заторможенность и астению. Вопросы последовательно касаются общения в детском саду и школе, семье, источников напряжения и недовольства, беспокойства и страхов, а также интересов и предпочтений. Без особого привлечения внимания выясняется отношение к нервным, в том числе невротическим, проявлениям. В младшем дошкольном возрасте 2/3 детей не осознают невротические симптомы, в старшем дошкольном - это число сокращается до 1/2. В школьном возрасте 2/3 детей воспринимают невроз как болезненное состояние, препятствующее нормальному самочувствию. Осознание наименее выражено при истерическом неврозе, наиболее часто оно встречается при неврозе страха и обсессивном неврозе, отражая большую степень фиксации на своем болезненном состоянии. Некоторые из данных беседы с детьми, вроде страхов и отношений в семье, приводятся в других разделах книги. Здесь же обратим внимание на использование в целях диагностики игры в кегли, других результатов интервью, изобразительного творчества, а также вопросников и определения внушаемости.

Игра в кегли.

Она позволяет разнообразить прием и уменьшить его формальный характер. Игра проводится несколько раз, причем кегли устанавливает по своему усмотрению проигравший. От катания пластмассового мяча следует переход к его бросанию, что дает дополнительный эмоциональный стимул для игры. Даже несколько минут игры позволяют снять напряжение от предшествующей беседы и наладить более доверительный контакт с ребенком. Игра в кегли - не только средство эмоционального оживления, разрядки и контакта, она дает много ценной диагностической информации. В игре заметны нерешительность в поведении, излишнее напряжение и волнение, неловкость движений (из-за отсутствия подвижных игр дома), растерянность при необходимости быстрого и самостоятельного принятия решений, трудность компромиссов, аффект при неудаче, отказ от продолжения игры или настойчивое желание ее продолжения во что бы то ни стало. Все это характерно для детей с неврозами. Тем не менее игра должна оставить у них чувство удовлетворения и желание контакта с врачом в дальнейшем. Тогда уже знакомая игра является формой эмоциональной разминки до или после направленной психотерапевтической беседы с врачом. Можно определить уровень притязаний, если предоставить возможность детям неоднократно выигрывать в игре. Здесь важно посмотреть, когда они потеряют интерес к ней или же поймут нецелесообразность ее продолжения в ситуации специально моделируемых дальнейших неудач. Целесообразно также использование с диагностическими целями игровой тактики чередования неоднократных выигрываний с неожиданным поражением или чередования проигрываний с выигрышем. Насколько ребенок в этих условиях будет стремиться играть дальше, соразмерять свои возможности с возможностями взрослого, корригировать свой уровень притязаний - все это подсказывает врачу пути дальнейшей психотерапевтической работы. Одним из ее фрагментов может стать снова игра в кегли с целью повышения толерантности к стрессу и коррекции уровня притязаний. В целом, у детей с неврозами нельзя говорить о завышенном уровне притязаний, за исключением больных с истерическим неврозом. В большинстве случаев наблюдается адекватный или пониженный уровень притязаний. Последнее - результат болезненного ограничения возможностей или их блокирования вследствие нарастающего чувства вины и беспокойства, неуверенности в своих силах.

Интервью.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.