WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 163 |

Все сказанное заставило нас пересмотреть гипотезу о ценностных детерминантах авторитарности /толерантности массового сознания, поскольку различия в ориентации на индивидуалистические/коллективистские ценности практически перестают последовательно отображаться во всем континууме социального бытия личности, отчетливо разделяясь для приватной и общественной сфер.

Можно предположить, что повышение роли партнеров по досугу, а не труду связано с общим увеличением доли первого в бюджетах времени населения и повышением социальной ценности досуга как средства самовыражения в условиях перехода к постиндустриальному обществу.

Авторитарность/толерантность установок, по всей видимости, детерминируют не столько ценности индивидуализма/ коллективизма, сколько ценностные ориентации на труд или досуг в целом. Ценностная ориентация на труд (доминанта внутренней и внешней положительной мотивации) тесно переплетается с индивидуализмом и предрасполагает к толерантным установкам в отношении «социального дна» на когнитивном уровне.

В сфере же досуга мы наблюдаем противоречивые установки. «Внешние» (положительная и отрицательная) трудовые мотивации, коррелирующие с коллективизмом в плане организационного поведения, ориентируют личность на интеграционные (толерантные по отношению к «дну») установки. Но при этом в том, что касается внерабочей сферы, эти же характеристики программируют коллективиста защищать свое персональное – ближайшее, домашнее, досуговое – пространство от проникновения «нежелательных» элементов, провоцируя готовность к репрессивным мерам его защиты.

С одной стороны, люди хотят, чтобы государство помогло указанным категориям граждан вернуться к социально-одобряемой жизни в сфере общественного производства; с другой, готовы репрессивными мерами изолировать люмпенов от общества, если речь идет о повседневном быте, что является механизмом поддержания режима «социальной эксклюзии».

Карпович Н.К.

канд.экон.наук, доцент, доцент кафедры финансов и кредита Майкопский государственный технологический университет (г. Майкоп, Республика Адыгея) Проблемы формирования промышленно-инновационных кластеров в России Инновационная модель развития отрасли базируется на стратегической инновационной политике. Она призвана обеспечить приоритет нововведениям, позволяющим кардинально изменить инвестиционную активность предприятий в сторону ее роста, ускорить научно-технический прогресс и сократить разрыв в уровне экономического и социального развития между регионами и на этой основе повысить конкурентоспособность национальных предприятий и качество товаров и услуг.

Основой развития экономики любой страны является эффективная деятельность предприятий. Для достижения высоких результатов предприятия разрабатывают стратегию своего развития, используют современные технологии управлении с учетом накопленного опыта, применяют различные подходы для оценки и стимулирования своей инновационной активности. От того, как будет реализован инновационный процесс, во многом будет зависеть экономическая политика региона.

Формирование инновационной экономики должно быть основано па партнерстве всех участников производства. Для повышения уровня инновационной активности российских предприятий недостаточно использовать только одно направление стимулирования в виде увеличения финансирования научных исследований. Целесообразно развивать интеграционные формы взаимодействия малых, средних и крупных предприятий, соединять усилия государства, науки и бизнеса в области инновационных разработок, создавать промышленноинновационные кластеры предприятий для максимально эффективной реализации всех стадий жизненного цикла инновационного процесса и обеспечения успешной коммерциализации новых продуктов и технологий [1, с.69].

Для успешного функционирования малых предприятий по приоритетным направлениям развития отечественной промышленности необходимо создать инновационную инфраструктуру поддержки, которая включает в себя создание технополисов, технопарков и инновационных центров, инкубаторов бизнеса, центров трансфера технологий и пр.

Инновационная синергия взаимодействия малых, средних и крупных предприятий наиболее ярко проявляется в процессе создания промышленно-инновационных кластеров. В структуре инновационного кластера ключевую роль играют малые инновационные предприятия, создаваемые при поддержке бизнес-инкубаторов за счет средств фонда содействия малым формам предприятий в научно-технической сфере, частных инвесторов и крупных компаний [2,с.45]. Формирование промышленно-инновационных кластеров предусматривает использование контрактной системы взаимоотношений между различными предприятиями.

Сотрудничество малого, среднего и крупного бизнеса в рамках создания инновационной инфраструктуры поддержки предпринимательства способствует решению следующих задач:

- позволяет распределять ответственность и доли риска, связанного с инновациями;

- способствует развитию новых технологий и обеспечивает их быстрое внедрение в производство;

- создаст условия для проведения на регулярной и постоянной основе маркетинговых исследований и мониторингов;

- стимулирует развитие новых производств с целью создания дополнительных рабочих мест;

- позволяет более эффективно использовать накопленный опыт и ресурсы участников инновационного процесса.

Практикой выработаны определенные формы взаимодействия малого и крупного бизнеса, среди которых основными являются:

- осуществление совместной деятельности;

- использование системы франчайзинга, передача определенных функций на условиях аутсорсинга;

- выполнение субподрядных работ;

- организация посреднической деятельности.

Механизм интеграционного взаимодействия экономических субъектов в условиях инновационной экономики состоит из следующих элементов:

- создание малых предприятий в интересах крупного бизнеса для разработки инновационных идей, организации мелкосерийного производства инновационной продукции, возможности проведения испытаний и экспериментов, организации сервисного обслуживания инновационной продукции;

- объединение предприятий в цепочки кластера для усиления инновационной направленности развития, формирования научных основ организации производства, создания последовательной технологической цепочки освоения инноваций, совершенствования механизма коммерциализации инноваций;

- формирование «команды» участников инновационного процесса с учетом специализации и компетенции каждого экономического субъекта с распределением прав, обязанностей, ответственности и результатов;

- развитие устойчивых горизонтальных связей между предприятиями и формирование союзов и ассоциаций участников инновационного процесса для успешной реализации проектов и минимизации экономических рисков;

- развитие малого и среднего предпринимательства в области аутсорсинга для обеспечения бесперебойного производственного процесса, освобождения наукоемких предприятий от выполнения трудоемких работ и усиления их специализации[3. с.4].

Создание интеграционных форм взаимодействия и сотрудничества малых, средних и крупных предприятий при участии государства и науки позволит целенаправленно формировать промышленно-инновационные кластеры для реализации единой стратегии инновационного развития национальной экономики.

Список использованных источников Литература 1. Волконский В.А., Кузовкин Т.Н., Современная многоуровневая экономика и экономическая теория. – М.: ИЭС, 2010. – 247с.

Периодические издания 2.Гумерова Г.И., Шаймиева Э.III., Основные приоритеты инновационного развития предприятий на примере технологических инноваций // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. №6. с. 44-52.

3. Фияксель Э.А., Инновационный потенциал российской промышленности и механизмы его роста // Экономический анализ: теория и практика. 2011. № 13, с. 2-Киященко Л.В.

преподаватель учетно-финансовых дисциплин Алексеевский колледж экономики и информационных технологий (г. Алексеевка, Белгородская обл.) Развитие малого бизнеса в Белгородской области Опыт стран с развитой рыночной экономикой позволяет констатировать, что малое предпринимательство является один из ведущих секторов общественного производства, определяющим не только состояния занятости населения, но и в значительной степени влияющим на изменение темпов экономического роста, структуры и качества валового национального продукта. Именно развитие малого бизнеса отвечает общемировым тенденциям синтеза конкурентного рыночного механизма и государственного регулирования экономики. Внутренние родовые свойства малого предпринимательства позволяют рассматривать его как объективный фактор производства, определяющий эффективность функционирования бизнес-структур предпринимательского типа.

Уровень развития малого предпринимательства является важнейшим показателем диверсификации национальной экономики, поскольку малые предприятия действуют, как правило, в несырьевых отраслях, обеспечивая использование инновационных технологий и создавая рабочие места на депрессивных территориях.

Но, к сожалению, в современной России малый бизнес не стал пока играть достаточно существенной роли. Так по данным сплошного федерального статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства, проведенного в 2011 г., лишь каждый пятый занятый в экономике работал в секторе малого и среднего предпринимательства. При этом каждый третий из принявших участие в обследовании индивидуальных предпринимателей сообщил, что он не занимался предпринимательской деятельностью в 2010 г., а примерно 40% из них информировали, что работали в качестве наемного работника у другого индивидуального предпринимателя или юридического лица.

В 2010 г. на территории Российской Федерации осуществляли деятельность 1,24 млн. предприятий, имеющих статус малых, и 1,91 млн. индивидуальных предпринимателей, что в расчете на 1 000 населения составляло 8,7 и 13,5 единиц соответственно, тогда как в зарубежных странах данный показатель был существенно выше. Так, в США в расчете на 1000 жителей приходится около 74, в Италии -68, в Японии – 49, в Великобритании – 46, в Германии 37 субъектов малого бизнеса.

Совокупность малых предприятий – юридических лиц на 85,9% составляют микропредприятия, каждое третье замещенное рабочее место и каждый третий рубль выручки от реализации товаров (работ, услуг) приходится на данную категорию действующих малых предприятий. Индивидуальное предпринимательство также преимущественно представлено микропредприятиями. Они составляют 98,6% общего количества индивидуальных предпринимателей – малых предприятий, на них занято 78,4% работников и их выручка от реализации товаров (работ, услуг) составляет 62%.

На каждом российском малом предприятии в 2010 г. было создано в среднем 8,9 рабочих места, тогда как у среднего индивидуального предприятия – только 2,8. Выручка от реализации товаров, работ и услуг в расчете на 1 рабочее место по малым предприятиям составила 15,2 млн. руб., а у индивидуальных предпринимателей всего 800,7 тыс. руб.

В отчете «О предварительных итогах сплошного наблюдения субъектов малого и среднего предпринимательства», подготовленном Госкомстат РФ, приводится информация о том, что основное количество малых и средних предприятий–юридических лиц осуществляют деятельность в сфере оптовой и розничной торговли, ремонта (38%), операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления услуг (21%), строительства, а также добычи полезных ископаемых, обрабатывающих производств, производства и распределения газа и воды (по 11%).

Индивидуальное предпринимательство получило наибольшее распространение в сфере услуг и сельском хозяйстве. Более половины индивидуальных предпринимателей занимаются оптовой и розничной торговлей, ремонтом, по 11% – транспортной деятельностью и операциями с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг. Только 7% индивидуальных предпринимателей работают в сельском хозяйстве. Низкий уровень производительности труда в аграрной сфере объективно обусловил ситуацию, когда 7% индивидуальных предпринимателей, занятых сельскохозяйственной деятельностью обеспечили получение всего 2% суммарной выручки от реализации товаров, работ и услуг в 2010 г. сектора индивидуального предпринимательства.

Во всех областях Центрального Черноземья количество субъектов малого бизнеса в расчете на 1000 жителей превышает аналогичный показатель по Российской Федерации в целом. Уверенное первое место в ЦЧР и по числу малых предприятий, и по числу индивидуальных предпринимателей в расчете на 1000 жителей занимает Белгородская область. Но по выручке, полученной от реализации товаров, работ и услуг в расчете на рабочее место, имеющееся в секторе малого предпринимательства, субъекты малого бизнеса Белгородской области опережают лишь Курскую и Тамбовскую области (1 162,3 тыс. руб. и соответственно 1 086,3 и 1011,тыс. руб.), тогда как по Воронежской и Липецкой областям аналогичный показатель в 2010 г. достигал 1 458,6 и 1 376,6 тыс. руб.

Очевидно, что применительно к сельской экономике наряду с малым бизнесом более необходимо рассматривать и такие, так называемые малые формы хозяйствования как хозяйства населения, которые являются важнейшей формой занятости сельского населения.

Тенденции, сложившиеся за этот период, характеризуются ростом земельных участков, находящихся в хозяйственном обороте среднего крестьянского (фермерского) хозяйства, при разнонаправленном изменении их численности.

А. Дорофеев и Ю. Китаев, оценивая соотношение ростов объема производства в общественном секторе (более чем в три раза за период с 2006 по 2010 гг.) и секторе малых форм хозяйствования приходят к выводу, что «к настоящему времени ресурсный (территориальный, трудовой, материальный) потенциал мелкотоварного сектора в значительной мере исчерпан» [0, с. 38]. При этом они признают, что по производству отдельных видов сельскохозяйственной продукции личные подсобные хозяйства опережают товарный сектор, и данная тенденция будет сохраняться еще длительное время.

На наш взгляд, вести речь о том, что потенциал роста малых форм хозяйствования Белгородской области исчерпан просто некорректно. Исчерпан потенциал, определяемый сложившимся в регионе экономическим механизмом хозяйствования, в случае же изменения приоритетов развития сельского хозяйства с крупных структур холдингового типа на мелкотоварное производство малые формы или на развитие потребительских кооперативов могут продемонстрировать высокие темпы роста, обеспечивая рост не только экономической эффективности функционирования, но получения значительного социального эффекта в рамках повышения устойчивости развития сельских территорий.

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 163 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.