WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 144 | 145 || 147 | 148 |   ...   | 163 |

При этом вряд ли можно согласиться с тезисом о том, что «правоотношения в сфере образования носят комплексный характер» [5, с. 60-61]. Как представляется, комплексными являются не правоотношения в сфере образования, а соответствующие нормативные правовые акты, закрепляющие правовые нормы различной отраслевой принадлежности. Действительно, как совершенно правильно указывает В.Н. Зенков, «сфера образования включает в себя отношения, находящиеся на стыке образовательного законодательства и других отраслей законодательства: трудового, гражданского, налогового, семейного, административного и некоторых других.

Одновременно можно выделить комплексные правовые институты, содержащие нормы двух и более отраслей законодательства. Они возникают на стыке образовательных правоотношений с гражданскими, административными, трудовыми, семейными и другими правоотношениями. В частности, на стыке образовательных и гражданских правоотношений возникают комплексные правовые институты, регламентирующие специфику статуса образовательных учреждений как юридических лиц, особенности их имущественного положения, предпринимательской деятельности» [6].

Разграничение правоотношений в сфере образования и образовательных правоотношений имеет вполне определенное прикладное значение, связанное с разрешением коллизий в правовом регулировании соответствующих отношений. По мнению, Т.Н. Трошкиной, практическое значение разграничения образовательных правоотношений и правоотношений в сфере образования состоит в разрешении коллизий норм законодательства об образовании и иных смежных отраслей права (гражданского, трудового, налогового, бюджетного, семейного и т.д.). Для образовательных правоотношений норма законодательства об образовании выступает в качестве lex specialis, а для правоотношений в сфере образования – в качестве lex generalis [5, с. 60-61]. На наш взгляд, законодательство об образовании, имеющее комплексный характер и призванное учесть специфику отношений, связанных с образовательными отношениями, однозначно выступает для них в качестве lex specialis.

Соответственно правовые нормы, закрепленные в базовых для соответствующей отрасли права нормативных правовых актах, должны рассматриваться в качестве lex generalis.

Однако, если для правоотношений, связанных с образовательными отношениями, данный подход вполне понятен, то для образовательных отношений решение этого вопроса зависит от признания их специфической отраслевой принадлежности. Для образовательных отношений образовательное законодательство должно быть основным (базовым) источником правового регулирования (lex generalis). При этом правовые нормы, содержащиеся в иных нормативных правовых актах, не относящихся к образовательному законодательству, могут применяться лишь по аналогии закона или в силу прямого указания закона.

Думается, правила разрешения коллизий в правовом регулировании отношений в сфере образования должны быть закреплены на законодательном уровне. Именно так поступил белорусский законодатель. Так, в соответствии с пунктом 2 ст. 4 Кодекса Республики Беларусь об образовании от 13 января 2011 г. № 243-З2 [1] к общественным отношениям в сфере образования в части, не урегулированной данным кодексом, применяется гражданское и иное законодательство. Однако такой вариант разрешения коллизии не дает ответа на вопрос о правовой природе образовательных отношений и, следовательно, позволяет напрямую применять отраслевое законодательство к собственно образовательным отношениям. Правильнее было бы, по нашему мнению, установить возможность субсидиарного применения гражданского и иного отраслевого законодательства лишь к отношениям, связанным с образовательными отношениями. Что касается образовательных отношений, то целесообразно закрепить правило, согласно которому к данным отношениям применяется гражданское и иное законодательство лишь в случаях, предусмотренным законом, либо по аналогии закона.

Многочисленные и довольно разнообразные общественные отношения в сфере образования в зависимости от их направленности можно разделить на следующие виды:

1. Образовательные отношения – основной вид отношений в сфере образования, которому отводится центральная, системообразующая роль, ибо все прочие отношения системы образования призваны их «обслуживать или обеспечивать» [4, с. 22]. Образовательные правоотношения возникают между субъектом, осуществляющим образовательную деятельность, и обучающимся лицом и, как уже говорилось, имеют целью освоение последним содержания образовательной программы. В разное время предлагались различные наименования данному виду отношений («учебные», «учебно-воспитательные», «педагогические»). Следует, на наш взгляд, согласиться с использованием термина «образовательные отношения», так как он наиболее точно и полно отражает характер опосредуемой данными отношениями деятельности, которую законодатель именует образовательной («образование»). Вопрос об отраслевой принадлежности образовательных отношений достаточно дискуссионный и требует отдельного исследования.

3. Отношения по осуществлению государственного регулирования, контроля и надзора в сфере образовательной деятельности (регистрация, лицензирование, аккредитация, ответственность и др.). Данные отношения регулируются норами административного права.

2. Отношения по организации деятельности субъектов, осуществляющих образовательную деятельность (учреждение, реорганизация и ликвидация юридических лиц, вещные права, обязательственные отношения и др.). Такие отношения регулируются нормами гражданского и семейного права.

4. Отношения по финансовому обеспечению деятельности государственных и муниципальных образовательных учреждений, а также налогообложению образовательной деятельности, регулируемые нормами финансового права.

5. Отношения по осуществлению трудовой деятельности педагогическими работниками. Данный вид отношений является предметом регулирования отрасли трудового права.

Каждый из перечисленных видов общественных отношений и соответствующие им правоотношения требуют отдельного и обстоятельного научного анализа в целях создания оптимальных условий для реализации права граждан на образование.

Список использованных источников Нормативно-правовые документы 1. Кодекс Республики Беларусь об образовании от 13 января 2011 г. № 243-З2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravo.by/main.aspxguid=3871&p0=hk1100243&p2={NRPA}.

2. Проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», внесенный Правительством Российской Федерации (распоряжение от 31 июля 2012 г. № 1386-р) в Государственную Думу Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lexed.ru/obr/2012/proekt070812.html.

Монографическая литература 3. Сырых, В.М. Образовательное право как отрасль российского права. / В.М. Сырых. – М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2000. – 135 с.

4. Шкатулла, В.И. Образовательное право. / В.И. Шкатулла. – М.: НОРМА, 2001. – 688 с.

Периодические издания 5. Трошкина, Т.Н. Понятие и структура образовательного правоотношения / Т.Н. Трошкина // Реформы и право. – 2011. – № 3. – С. 56 – 61.

Электронные ресурсы 6. Социальное законодательство: Научно-практическое пособие" / отв. ред. Ю.А. Тихомиров, В.Н. Зенков. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005. 352 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Справочная правовая система «Консультант Плюс».

Шантырева Е.А.

ст. преподаватель кафедры истории и теории права Витебский государственный университет им. П.М. Машерова (г. Витебск, Республика Беларусь) Роль института медиации в ускорении уголовного судопроизводства Введение института медиации в правовое пространство, как альтернативной процедуры разрешения конфликтных ситуаций, позволяет субъектам права разрешать их наиболее приемлемым для сторон способом, с помощью посредника заключать мировые соглашения, прекращать производство по делу. «Медиация, – пишет О.А. Львов, – это новый метод нахождения консенсуса, который, признавая право на индивидуальность, создает комфортные условия для жизни людей в обществе. И, что не менее важно, она может стать своего рода шансом для включения людей в политическую активность, что ведет к укреплению в обществе демократически институтов». [1, с. 12]. Поэтому ее можно рассматривать как элемент гражданского общества, который способствует реализации прав и свобод граждан, их законных интересов, примирению сторон, не доводя дело до судебного разбирательства. В отличие от рассмотрения дела в суде, медиация позволяет минимизировать финансовые затраты, урегулировать конфликтные ситуации в кратчайшие сроки, снять социальную напряженность в обществе.

Многие теоретики и практики уголовного судопроизводства с настороженностью относятся к идее медиации в уголовном процессе в силу как объективных, так и субъективных причин. Следует согласиться с мнением Л.В. Головно, что «уголовно-правовая медиация полностью выпала из поля зрения или даже считается теоретически невозможной и на концептуальном уровне логически противоречивой, поскольку идеи и техника якобы несовместимы с механизмом действия уголовного права и уголовного процесса».

Примирительные процедуры в качестве альтернативны уголовному судопроизводству содержатся в нормах международного права, которые рекомендует использовать институт медиации как упрощение судопроизводство по уголовным делам небольшой степени тяжести. Комитетом Министров Совета Европы 15 сентября 1999 г. была принята Рекомендация № R (99) 19 государствам – членам Совета Европы, посвященная медиации в уголовных делах.

В мировой практике институт медиации в уголовном судопроизводстве применяется с целью:

- усовершенствования судебной системы в сфере уголовного судопроизводства и ее элементов;

- использования альтернативных способов разрешения конфликтов, которые существуют параллельно с судебной системой;

- рассмотрения преступлений небольшой степени тяжести, когда возможно примирение сторон или достаточно возмещения причиненного морального и материального вреда.

Возникнув как инструмент упрощения уголовного процесса, институт медиации постепенно превратился в неотъемлемую составную часть англосаксонской правовой системы. Это связано с тем, что правовые решения лишь отчасти могут охватить стремительно меняющуюся в последние десятилетия социально-экономическую реальность.

В зарубежной уголовно-правовой теории медиация рассматривается как ускоренное или толерантное производство, допускающее различные варианты законного решения, а законодатель и правоприменитель используют ее как механизм упрощения уголовно-процессуальных процедур. Такой подход позволил разработать модель ускоренного уголовного судопроизводства по различным категориям дел. Некоторые теоретики и практики видят в этом определенную опасность для механизма надлежащего обеспечения прав и свобод человека.

Однако «право каждого на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки в настоящее время входит в так называемые международные стандарты прав человека, – пишет Е.В. Марковичева. При этом следует помнить, что чем дольше срок производства по делу, тем выше риск существенного нарушения прав, как обвиняемого, так и потерпевшего» [2, с. 27]. Применение медиации в уголовном процессе заключается в том, чтобы разрешить конфликт в более короткие сроки, вне рамок уголовной юстиции, прибегает к посредничеству третьих лиц, ориентированных на профилактику и борьбу с преступностью.

В случае успешной реализации процедуры медиации лицо, совершившее правонарушение, должно восстановить нарушенное право в приемлемой для потерпевшего форме: извинения; уплаты денежной суммы; выполнения работ на блага общества; возмещение имущественного ущерба и т.д.

Итак, не все деяния могут быть прощены потерпевшим, но лишь те из них, которые допускают извинение, то есть утрачивают общественную опасность в результате прощения. Именно при рассмотрении такой категории дел должна использоваться процедура медиации, поскольку потерпевшему иногда достаточно получение морального удовлетворения от того, что обидчик публично принесет извинение при участии официального лица. В подобных случаях было бы целесообразно делегировать полномочия медиатора в уголовном судопроизводстве лицам, пользующимся общественным признанием и уважением, имеющим высокий профессиональный образовательный уровень.

Таким образом, становление медиации в конечном итоге отвечает интересам любого правового государства, ибо способствует: созданию эффективной судебной системы; снижению объема судебных дел и затрат, связанных с их рассмотрением; обеспечению быстрого урегулирования конфликтов и погашению их отрицательных последствий; поощрению такого урегулирования конфликтов, которое отвечает интересам сторон;

обеспечению доступности и разнообразия процессуальных форм; вытеснению неправомерных, силовых способов разрешения конфликтов. Такая гибкая, доверительная и творческая уголовно-процессуальная процедура, как медиация, может стать эффективной частью совершенствования механизмов урегулирования споров, вытекающих из уголовных дел небольшой тяжести.

Список использованных источников Периодические издания 1. Марковичева, Е.В. Роль института медиации в ускорении уголовного судопроизводства // Российский судья. – 2009. – № 9. – С. 27.

2. Львова, О.А. Медиация – шаг вперед к гражданскому обществу // Российская юстиция. – 2010. – № 1.

– С.12.

Шилов Ю.В.

канд.юрид. наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин, доцент Пермский институт Федеральной службы исполнения наказаний (г. Пермь) Актуальные вопросы процедуры доказывания по делам об административных правонарушениях с участием юридических лиц Решение задач производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц осуществляется посредством доказывания. При этом в основу вывода по конкретному делу должна быть положена информация, которая получена и зафиксирована в строго установленном законом порядке. Такого рода информация определяется законодателем как доказательства. Отсюда выявление, процессуальное оформление и исследование именно доказательств представляет собой процесс доказывания.

Проблемам доказательств и доказывания в административном процессе посвящен ряд трудов, в которых различные аспекты их сущности были подвергнуты комплексному исследованию [1]. В частности, исследовались специфика отдельных видов доказательств, приемы и способы их получения и фиксации, особенности их оценки, предмет доказывания и источники получения доказательств.

Pages:     | 1 |   ...   | 144 | 145 || 147 | 148 |   ...   | 163 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.