WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 138 | 139 || 141 | 142 |   ...   | 163 |

Компенсация вреда, причиненного правомерными действиями, предусматривается, например, Федеральным законом «О ветеринарии» в ст. 19 которого закрепляется, что предприятия, учреждения, организации, граждане имеют права на возмещение вреда, понесенного ими в результате отчуждения животных или изъятия продуктов животноводства, в порядке, предусмотренном действующим законодательством. Постановлением правительства установлено, что размер подлежащего компенсации вреда, понесенного гражданами и юридическими лицами в результате отчуждения животных или изъятия продуктов животноводства, определяется субъектом Российской Федерации на основании государственных регулируемых цен в случае, если таковые установлены. В остальных случаях размер указанного вреда определяется на основании рыночной стоимости отчужденных животных и изъятых продуктов животноводства.

Федеральным законом «О противодействие терроризму» предусмотрено правомерное причинение вреда.

Статья 22 данного закона устанавливает, что лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными. При этом статья 18 указанного закона предусматривает, что вред, причиненный при пресечении террористического акта правомерными действиями здоровью и имуществу лица, участвующего в террористическом акте, а также вред, вызванный смертью этого лица, возмещению не подлежит.

Эта же статья устанавливает, что государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта. Компенсация морального вреда, причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет лиц, его совершивших.

Возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Указанный Федеральный закон предусматривает два случая причинения вреда правомерными действиями: во-первых, причинение вреда правомерными действиями лицу, участвующему в совершении террористического акта. Возмещение такого вреда не осуществляется; во-вторых, причинения вреда правомерными действиями другим лицам при пресечении террористического акта, такой вред должен быть возмещен.

При этом военнослужащие, специалисты и другие лица, участвующие в борьбе с терроризмом, освобождаются от ответственности за вред, причиненный при проведении контртеррористической операции. Такие действия не являются противоправными, поскольку совершаются в целях предотвращения опасности в отношении государства и его граждан.

Порядок возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, устанавливает Постановление Правительства РФ от 13 октября 2008 г. № 750 «О порядке выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных последствий». Так п.3 Постановления определяет, что Федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации не позднее одного месяца с даты совершения террористического акта или завершения мероприятий по пресечению террористического акта правомерными действиями (окончания контртеррористической операции) обращаются в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда для осуществления компенсационных выплат физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, и возмещения вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями.

Осуществление правомерных действий при пресечении террористического акта, при тушении пожара, при ликвидации аварии, при уничтожении больных животных следует отнести к видам крайней необходимости.

Вред, причиненный такими действиями, должен компенсироваться по правилам, регулирующим компенсацию при крайней необходимости, а именно, согласно п.2. ст. 1067 ГК РФ, в котором предусмотрено, что суд может возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред (на государственные органы).

Список использованных источников:

1. Федеральный закон от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» // СЗ РФ.1999. № 29. Ст. 3682 (ред. от 04.12.2006). П.3 ст. 3.

2. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» // СЗ РФ. 1994 г. № 35. Ст. 3649 (ред. от 30.11.2011).

3. Федеральный закон от 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране» // СЗ РФ. 1999. № 16.

Ст. 1935 (ред. от 07.06.2011).

4. Федеральный закон РФ от 06 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // Российская газета. 10 марта 2006 г. № 48. (ред. от 27.07.2010).

5. Закон РФ от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 24. Ст. 857.

(ред. от 18.07.2011, с изм. от 22.07.2010).

6. Постановление Правительства РФ от 13 октября 2008 г. № 750 «О порядке выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий» (вместе с «Правилами выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий») // Российская газета. 22 октября 2008 г. № 220.

(ред. от 17.08.2010).

7. Постановление Правительства РФ от 26.05.2006 № 310 «Об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных» // СЗ РФ. 05.06.2006. № 23. Ст.

2502.

Корж П.А.

ст. преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Западно-Уральский институт экономики и права (г. Пермь) Некоторые вопросы применения шрифтов в юридической деятельности Вопросы применения шрифтов в машинописных документах пока не нашли своего серьезного отражения в юридической литературе. Можно указать лишь Н.А. Власенко, который указывал, что «шрифт должен полностью соответствовать внутренним закономерностям нормативного правового акта, быть его внешним выразителем … Недопустимо в официальном источнике еле заметным шрифтом набрать название законодательного акта, его заголовок, а название дополнительных элементов (таблиц, перечней и т.п.) несоразмерно выделить» [2, c.87]. Между тем, манипулирование с использованием шрифтов позволяет злоупотреблять своими правами, недобросовестно ими пользоваться, особенно, в гражданско-правовых правоотношениях.

Достаточно давно на повестку дня встал вопрос с размером шрифтов. Ряд не очень добросовестных компаний, обычно, финансовых, при подготовке бланков договоров, как правило, – договоров присоединения, используют заведомо мелкий, плохочитаемый шрифт для отражения важных условий договора в расчете на то, что контрагент не будет вникать в них. В ряде случаев такие предположения оправдываются.

Судебная практика в этом вопросе достаточно противоречивая. В ряде случаев, органы роспотребнадзора привлекают организации за подобное исполнение договоров к административной ответственности. При споре же граждан и юридических лиц в судах общей юрисдикции, суд, обычно, достаточно формально подходит к этому вопросу, указывая, что те или иные условия в договоре прописаны, договор стороной подписан, как следствие, он должен исполняться надлежащим образом.

При этом, начинают находить свое отражение в юридической практике иные приемы манипулирования шрифтами. Так, для подготовки документов и литературы давно разработаны так называемые Sherif-шрифты.

Эти шрифты отличаются маленькими горизонтальными черточками на верхних и нижних углах букв. Ярким представителем Sherif-шрифтов является шрифт «Times» («Times New Roman»). Такие шрифты позволяют глазам читателя легко скользить по строке, увеличивая скорость чтения [3, c.38].

An-Sherif-шрифты, таких черточек не имеют, что затрудняет их быстрое чтение или восприятие при быстром чтении. Примерами таких шрифтов являются «Tahoma», «Arial» и другие.

Примеры недобросовестного использования шрифтов можно найти в договорной работе. Что пока не достаточно характерно для России. Так, текст договора набирается в стандартном Sherif-шрифте. Но некоторые пункты (или части пунктов) договора набираются An-Sherif-шрифтом. Таким образом, контрагент, читает договор на определенной, привычной для него скорости. Но для привычного восприятия условий, исполненных в An-Sherif-шрифте, он должен снизить скорость чтения, что затруднительно, учитывая стереотипы чтения и сложность перестраивания с быстрого чтения на медленное. Но при типовом быстром чтении суть текста усваивается гораздо хуже. Таким образом, лицо может быть поставлено в заблуждение относительно реальных условий договора. Интересно отметить, что на эту ловушку «попадались» даже грамотные юристы, не знающие о такой манипуляции.

Также можно отметить, что некоторые виды шрифтов могут влиять на характер оценки информации.

Механизм этого пока не выявлен, но определенная статистика уже нарабатывается.

Так, американский психолог Эрол Моррис на сайте New York Times провел интересный эксперимент.

Пользователям сайта предлагалось прочесть утверждение о том, что человечество уже способно защитить себя от угрозы астероидов из космоса, и проголосовать по шкале верю – не верю. При этом, каждому из отвечавших, сам вопрос задавался текстом с разными шрифтами в случайном порядке (из шести заданных). По результатам исследования 45 000 ответов, Э. Моррис пришел к выводу, что наиболее «достоверно-влияющим» является шрифт «Baskerville» и «Computer Modern», наиболее «недостоверно-влияющими» стали «Helvetica» и «Comic Sans» [4].

Также, Э. Моррис провел ряд исследований в американских учебных заведениях, в результате которых удалось установить, что при прочих равных условиях, письменные работы, исполненные шрифтом «Georgia» и «Baskerville», оцениваются выше, чем работы исполненные другими шрифтами. При этом, работы, исполненные стандартным шрифтом «Times New Roman», оценивается наиболее объективно. Кстати, по нашим наблюдениям, этот прием используется и рядом российских студентов.

Таким образом, в целях обеспечения равноправия сторон в гражданских правоотношениях и уменьшения количества злоупотреблений при манипулировании шрифтами, кажется возможным ввести в статью 160 ГК РФ дополнение в следующей редакции:

«4. Сделка в письменной форме может быть совершена путем составления машинописного документа.

Машинописный документ изготавливается с использованием пишущей машинки или компьютерной техники. В последнем случае используется шрифт «Times New Roman» с размером кегля не менее 12. В ином случае, размер машинописного шрифта не может быть менее двух миллиметров в высоту и менее одного миллиметра в ширину».

Указанный выше размер соответствует шрифту «Times New Roman», кегль 12.

Использование данного средства юридической техники позволит однозначно определить машинописную форму гражданско-правовых документов и защитить стороны от злоупотребления правом в этой форме. Так, например, регламентом Правительства Республики Казахстан (п.19 п/п2 и п.40) предусматривают исполнение документов Правительства шрифтом «Times New Roman», размером №14 [1, п/п2 п.19 и п.40].

Список использованных источников Нормативно-правовые акты 1. Регламент правительства Республики Казахстан. Утвержден Постановлением Правительства Республики Казахстан от 10 декабря 2002 года №1300.

Монографическая литература 2. Юридическая техника. / Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве РФ; под ред. член-корр. Т.Я. Хабриевой и проф. Н.А. Власенко. М.: «Эксмо», 2010. – 272 с.

3. Painter M.P. The Legal Writer: 30 Rules to Improve the Art of Legal Writing. Ohio: «Jarndyce&Jarndyce Press», 2003. – 156 P.

Электронный ресурс 4. Morris E. Hear, All Ye People; Hearken, O Earth [Электронный ресурс] // http://opinionator.blogs.nytimes.com/2012/08/08/hear-all-ye-people-hearken-o-earth/ (дата обращения 17.08.2012).

Курилова О.Н.

ст. преподаватель кафедры мировой экономики Белгородский государственный университет (Белгород) Семиотическое исследование правовой культуры: постановка проблемы На основе деятельностного подхода к культуре как к результатам человеческой деятельности сложилось самостоятельное семиотическое направление её исследования (Ч. Морис, А. Гардинер, К. Бюлер, Ч. Пирс, Г.П. Щедровицкий и др.), согласно которому всякая культура выступает как культура лишь в той мере, в какой она воспроизводится устойчивым образом. Необходимым условием воспроизводства культуры является система норм, правил, языков, представлений, ценностей и т.д. «С культурой, – пишет Н.З. Чавчавадзе, – мы имеет дело только тогда, когда идеально-духовные ценности…реализуются, материализуются… Культура действительно есть знаковая система, т.е. система «вещей», обладающих не только (вернее не сколько) природнофизическими параметрами, но и параметрами значения смысла» [4, с. 187].

Культура с точки зрения семиотики понимается как система знаков, система смыслов. Под знаками мы будем понимать предметы, выступающие в качестве носителей смысла, информации о других предметах и используемые для её приобретения, хранения, переработки и передачи. В Словаре русского языка С.И, Ожигова смысл понимается, как содержание, значение чего-нибудь, постигаемое разумом; как цель, разумное основание чего-нибудь; как разум, разумность [3, с. 735]. Под смыслом в целях нашего исследования будем понимать, придаваемое вещам человеком в соответствии со своими потребностями определенное значение, содержание, постигаемое в процессе его деятельности.

Подобное объяснение культуры основано на двойственной природе предметов культуры – артефактов. С одной стороны, они наделены объективной определенностью, т.е. их можно рассматривать как реальность, которая существует отдельно от человека. С другой стороны, артефакты имеют субъективную определенность: в них воплощено то, что называют «смыслом», «значением». Человек «опредмечивает» в артефактах свои представления, цели, желания и т.д. Смысл любого предмета либо деятельности выражается в его предназначении, роли, функциях. П.А. Флоренский отмечал, что сотворение культуры – это производство символов, а не вещей.

Pages:     | 1 |   ...   | 138 | 139 || 141 | 142 |   ...   | 163 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.