WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 137 | 138 || 140 | 141 |   ...   | 163 |

В осуществлении общеобразовательными учреждениями социальной функции обеспечения прав студента имеются проблемы, которые могут быть решены лишь совместными усилиями вуза и его социальных партнеров. [2] В разные исторические периоды институт образования акцентирует внимание на реализации определенной функции, позволяющей удовлетворить наиболее актуальное требование общества. В соответствии с этим, в структуре данного социального института происходят различные изменения. На современном этапе реформирования образования одной из самых важных функций вуза становится функция правового просвещения и обеспечения прав студентов.

В рамках исследования синергетический подход показал, что в настоящее время в большинстве высших учебных заведений взаимодействуют саморегулирующиеся открытые структуры и механизмы, совместная деятельность которых направлена на обеспечение прав студентов. [3.с.25] В результате нашего исследования мы можем предложить следующие направления работы высшего учебного заведения с целью повышения уровня обеспечения прав студентов:

• трансляция информационно-правовых знаний и повышение уровня правовой культуры всех членов образовательного процесса;

• развитие партнёрства с правовыми фондами и открытия на базе вуза кабинетов правового консультирования;

• совершенствование и модернизация существующих механизмов реализации прав студентов;

• создание общественных советов студентов (обсуждения по изучению дисциплин по выбору студентов; предложения по поощрению студентов и выделению дополнительных грантов) • стимулирование студентов к созданию внутривузовских общественных объединений, как фактора реализации прав студентов.

Список использованных источников 1. Артунян М.Ю. Образ и опыт права: правовая социализация в изменяющейся России. М.: Весь мир, 2008.

2. Самарина С.М. Обеспечение права на образование как социальная функция школы в условиях реформирования системы среднего образования// Известия ТулГУ. 2011. №2. С 223-232 (0,6 п.л.) 3. Фрумин И.Д. Введение в теорию и практику демократического образования. Красноярск, 2007 – С25.

Журков В.В.

аспирант Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева (г. Саранск) К вопросу о сумме определяющей стоимостные критерии крупного и особо крупного размера нецелевого расходования бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов В современных условиях прогрессивной жизни, в которой мощнейшим эволюционным двигателем выступает экономика, общество и государство неуклонно продолжает нуждаться в правовом обеспечении, где установление запретительных (карающих) норм играет важнейшую роль в сдерживании негативных общественных проявлений, тем самым, очищая дорогу для нормального экономического развития государства.

В 2003 году в Уголовной кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) были внесены две новые нормы (ст. 285.1, ст.285.2 УК РФ), которые позволили целенаправленно противодействовать новому виду преступного деяния, совершаемого должностными лицами в сфере управления государственными финансами. [1] Смысловое содержание указанных статей и их месторасположение в Разделе Х «Преступления против государственной власти» УК РФ, породило неоднозначные мнения в научной среде относительно непосредственного объекта преступления. [2; 3; 4; 5; 6] Одни утверждают, что непосредственным объектом является общественные отношения в сфере деятельности публичной власти, другие считают, что таким объектом являются общественные отношения, складывающиеся в области финансовой деятельности. По нашему же мнению, в распределении приоритетов уголовно-правовой охраны по указанным нормам нет необходимости, поскольку наделение одного аспекта большей значимостью сформирует искаженное или неполное представление значимости другого, что по-прежнему будет сопровождаться неразрешенными дискуссиями. Вместе с тем, обращаем внимание на то, что наиболее полное и правильное понимание о непосредственном объекте уголовно-правовой охраны складывается в представлении равнозначной совмещенности указанных аспектов, что позволяет наиболее верно понимать характер общественной опасности.

Нельзя не согласиться с мнением Л.В. Иногамовой-Хегай, которая отмечала, что подобные преступления совершаются «изнутри», т.е. самими субъектами властных полномочий, поэтому они обладают повышенной общественной опасностью [6, 597].

Раскрывая сущность общественной опасности, Д.А. Бойков утверждал, что «под общественной опасностью преступлений, предусмотренных статьей 285.1 УК РФ, следует понимать определенное антисоциальное состояние финансовой сферы по расходованию бюджетных средств, обусловленное совокупностью отрицательных свойств и признаков данного деяния, и заключающее в себе реальную возможность причинения вреда поставленным под уголовно-правовую охрану бюджетным отношениям» [2, 9].

А.Г. Карпов в свою очередь конкретизировано отмечает, что «общественная опасность преступлений, связанных с нецелевым использованием бюджетных и внебюджетных средств, обладает рядом специфических черт: а) она состоит в том, что указанные деяния подрывают нормальное функционирование экономики в стране; б) выражается в прямом срыве финансирования государственных проектов и целевых программ, сдерживании развития здравоохранения и образования, науки и культуры; в) нецелевое использование бюджетных ассигнований и средств государственных внебюджетных фондов, а не их ограниченность во многих случаях становится причиной систематической невыплаты или недоплаты заработной платы, пенсий, пособий, иных обязательных платежей и возникновения хронической, многомиллиардной задолженности по стране» [4, 10-11].

Следует заметить, что нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов может выражаться вместе с тем в причинении такого материального вреда, когда государственным и иным публичным организациям причиняется имущественный ущерб в виде не только прямых убытков, но и в виде упущенной выгоды.

Вместе с тем, следует заметить, что указанная общественная опасность не является исчерпывающим ее представлением; это лишь материально-выраженные последствия совершения преступлений, предусмотренных статьями 285.1, 285.2 УК РФ, отражающих часть сущности общественной опасности, которая состоит в объективной способности преступлений, посягающих на бюджетные отношения, производить негативные изменения социальной действительности, нарушать упорядоченность системы общественных отношений, деформировать и вносить элементы дезорганизации в сложившийся правопорядок и систему управления.

Для более полного представления общественной опасности преступлений совершаемых должностными лицами в сфере управления государственными финансами, следует отметить, что последствия, вытекающие из должностного злоупотребления, могут иметь и нематериальную природу и быть выражены:

- в нарушении конституционных прав и свобод граждан;

- в подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений;

- в создании помех и сбоев в их работе, в нарушении общественного порядка;

- в сокрытии крупных хищений и других тяжких преступлений и т.п. [6, 608-609] Однако для определения грани, после которой деяние будет считаться преступным, необходима материально-выраженная составляющая в конкретной сумме денежных средств.

Одни авторы (С.В. Изосимов, А.Г. Карпов, Т.Б. и др.) высказывали мнение о том, что нормы о нецелевом расходовании бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов должны располагаться в Главе 22 УК РФ, где на них будут распространяться стоимостные критерии установленные для преступлений в сфере экономической деятельности. [3, 179-180] Другие авторы (Д.А. Бойков, [2, 79] В.А. Минеев [5, 12], и др.) ратовали за изменение стоимостных критериев в рамках примечания статьи 285.1 УК РФ, занижая суммы до стоимостных позиций установленных в пункте 4 примечания статьи 158 УК РФ.

Обращая внимание на примечания статей, устанавливающие суммы крупного и особо крупного размера (ущерба) по тем или иным преступлениям экономической направленности, ко всему прочему, резонно встает вопрос о справедливости соотношения степени общественной опасности по установленным стоимостным критериям, которые в настоящее время определяют привилегированное положение должностных лиц на фоне совершения экономических преступлений. В этой связи поясняем, что согласно примечанию статьи 169 УК РФ сумма стоимости особо крупного размера (ущерба) превышает крупный в четыре раза, а согласно примечанию статьи 285.1 УК РФ сумма стоимости особо крупного размера (ущерба) превышает крупный в пять раз.

Таким образом, в целях отражения в тексте уголовного закона подлинной степени общественной опасности рассматриваемых преступлений, устранения выявленного в уголовном законе нарушения принципа справедливости, унификации определения крупного и особо крупного размера (ущерба), считаем необходимым, в примечание статьи 285.1 УК РФ сделать ссылку на примечание к статье 169 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Примечание: Крупным размером (крупным ущербом) и особо крупным размером (особо крупным ущербом) в настоящей статье признается сумма бюджетных средств или средств государственных внебюджетных фондов, установленная примечанием статьи 169 настоящего Кодекса».

Сразу же поясним, что данное примечание изложено без указания на статью 285.2 УК РФ, поскольку автор придерживается мнения о необходимости исключения данной статьи, и включения ее в статью 285.1 УК РФ в качестве дополнительного основного состава преступления, изложив в другой части отдельной диспозицией.

Кроме того, ссылка в примечании на причинение ущерба также не случайна, поскольку автор считает необходимым сконструировать квалифицирующий состав преступления, предусмотренный статьей 285.1 УК РФ, по типу формально-материального.

Изложение примечания в предложенной редакции, во-первых, позволит сформировать правильное понимание сфер уголовно-правовой охраны, которыми в равной степени являются финансовый и управленческий аспект преступлений, предусмотренных статьями 285.1, 285.2 УК РФ; во-вторых, занижение финансовой составляющей, определяющей стоимостные критерии особо крупного размера (ущерба): а) позволит адекватно отразить уровень общественной опасности преступления; б) позволит устранить нарушение принципа справедливости, выявленное в тексте уголовного закона, в отношении субъектов преступлений экономической направленности; в) позволит унифицировать определения крупного и особо крупного размера (ущерба) преступлений совершаемых должностными лицами и иными лицами в сфере экономической деятельности.

Список использованных источников Нормативно-правовые документы 1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Официальный сайт компании «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/online/base/req=doc;base=LAW;n=126811 (дата обращения 17.06.2012).

Монографическая литература 2. Бойков Д.А. Нецелевое расходование бюджетных средств: криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. канд.юрид.наук. – М., – 2005. – 150 с.

3. Изосимов С.В., Карпов А.Г. Нецелевое использование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов (уголовно-правовое и криминологическое исследование): Монография. – Н. Новгород:

Волго-Вятская академия государственной службы, – 2008.

4. Карпов А.Г. Нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов: уголовно-правовой и криминологический анализ: автореф. дис. …канд.юрид.наук – Н. Новгород, – 2007. – 36 с.

5. Минеев В.А. Уголовно-правовая характеристика нецелевого расходования бюджетных средств: автореф. дис….канд.юрид.наук. – Саратов. – 2012. – 27 с.

6. Уголовное право. Особенная часть: Учебник. Издание второе исправленное и дополненное / Под ред.

доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И.

Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, – 2008. – 800 с.

Карманова Е.В.

канд.юрид.наук, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Западно-Уральский институт экономики и права (г. Пермь) Компенсация вреда, причиненного правомерными действиями государственных органов Российское законодательство устанавливает случаи причинения вреда не только противоправными, но и правомерными действиями. При этом причинение вреда правомерными действиями предусматривается различными Федеральными законами: Гражданским кодексом Российской Федерации, Уголовным кодексом Российской Федерации, а также специальными Федеральными законами.

Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Проект) предусматривает введением статьи 161: Компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления: «В случаях и порядке, установленных законом, ущерб, причиненный личности или имуществу правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации».

При этом Проект не предусматривает внесение изменений в главу 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда».

В первую очередь статья 161 Проекта затрагивает причинение вреда, связанного с исполнением обязанностей, возложенных на специальных субъектов (МЧС, МВД и т.д).

Большинство Федеральных законов, регулирующих компенсацию вреда, причиненного правомерными действиями, освобождают государственные органы от компенсации такого вреда.

Федеральный закон «О материальной ответственности военнослужащих» предусматривает, что «не допускается привлечение военнослужащих к материальной ответственности за ущерб, причиненный вследствие исполнения приказа командира (начальника), а также в результате правомерных действий, оправданного служебного риска, действия непреодолимой силы». Федеральный закон «О пожарной безопасности» в ст. 22 освобождает от компенсации причиненного вреда личный состав пожарной охраны, иных участников тушения пожара, ликвидации аварии, катастрофы, иной чрезвычайной ситуации, действовавших в условиях крайней необходимости и (или) обоснованного риска. Федеральный закон «О ведомственной охране» предусматривает в ст.

18, что работники ведомственной охраны не несут ответственность за моральный, физический или имущественный вред, причиненный ими правонарушителю в связи с применением в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, а также в условиях крайней необходимости.

Pages:     | 1 |   ...   | 137 | 138 || 140 | 141 |   ...   | 163 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.