WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
Следует ли руководствоваться принципом «страны происхождения контента» («правилом исходящего трафика») или, наоборот, законом и юрисдикцией той страны, где контент предоставляется, скачивается или получается Какие правовые нормы должно (или можно) применять к контенту, который передается сразу в несколько стран и становится там доступным Иными словами, должны ли мы придерживаться либерального принципа, закрепленного в законодательстве Европейского Союза (как он сформулирован в Директиве по электронной торговле и Директиве по телевидению), а именно принципа страны происхождения Или же контент должен также соответствовать нормативно-правовому полю страны получателя К этому вопросу можно добавить еще один: будет ли иметь значение то обстоятельство, что какой-то контент, который был размещен в Интернете в стране А, специально предназначался для получения в стране В Станет ли это достаточным основанием для неприменения к данному случаю принципа страны происхождения И еще один вопрос: имеет ли значение то, что контент загружается в стране А, но нацелен конкретно на страну В, с тем чтобы обойти законы или нормы, действующие в стране А Ведущий поднял вопрос о том, как в этом случае должны решаться проблемы юрисдикции.

Затем участникам было предложено подумать о том, кто несет ответственность за незаконный, запрещенный, опасный или неэтичный контент в Интернете. В частности, этот вопрос касался ответственности разных категорий интернет-провайдеров (ИП). При каких условиях можно считать ИП ответственным за то, что он (всего лишь) пересылал по своей сети незаконный, опасный или неэтичный контент Есть ли необходимость совершенствовать существующие в этой области нормативные акты или достаточно ссылаться на то, что уже достигнуто, например, в законодательстве ЕС и отдельных стран, которые в принципе освобождают ИП от ответственности и устанавливают процедуры «уведомления и удаления» (notice and takedown) Или этические кодексы могли бы отражать иной подход С этим вопросом тесно связана проблема того, как эффективно осуществлять регулирование и обеспечивать исполнение правовыхнорм.

Это, может быть, самый важный вопрос на повестке дня, который должен рассматриваться с точки зрения не только принятия, но и применения правовых норм. Сформировать более этичную электронную средумы сумеем не столько силой принуждения – через мониторинг, контроль, блокирование, удаление или наказание тех, кто не соблюдает эти правила и нормы. Скорее этого можно добиться через создание воспитательных моделей и разработку средств, с помощью которых основные этические ценности передавались бы людям, усваивались ими и становились предметом рефлексии. Вот тогда нам удастся сделать этику по-настоящему основополагающим принципом взаимодействия в Интернете. Ключевой вопрос: как обеспечить (или восстановить) более ценностно и социально ориентированное поведение людей в процессе их социального взаимодействия Здесь можно сослаться на Круглый стол I, упомянув некоторые идеи Дивины ФрауМайгс, которая доказывает необходимость смены парадигмы и отхода от рыночной демократии. С этой точки зрения необходимо признать существование иных ценностей и благ, помимо экономических: ценность отношений, опыта, стабильного развития и этичного поведения. Если взглянуть на проблему с этой стороны, то проблема контроля за соблюдением нормативных требований – это скорее вопрос о том, каких именно ценностей должно придерживаться данное общество. И это общая дискуссия, ведущаяся в нашем обществе, лишь одной из частей которого является интернет-сообщество.

5. Последний вопрос касается образования и доведения информации о регламентах и этике до всех субъектов, общающихся в электронном мире. Как информировать пользователей об основахзаконодательства, об ихправахи ограниченияхихсвободы Таковы были повестка дня Круглого стола II и обстановка, в которой проходило обсуждение.

Посколькуукаждого была возможность участвовать во всех четырех круглых столах, я не стану резюмировать все сказанное докладчиками, вопросы и замечания из зала. Я лишь коротко остановлюсь на некоторых аспектах, представляющих особую важность или практическую ценность. Также упомяну некоторые свежие или спорные мысли, сформулированные участниками, и попробую наметить перспективные направления работы.

Темы а) Выдвигалась, хотя и с некоторым сомнением, идея «водительского удостоверения», то есть своего рода «разрешения на вождение» для тех, кто движется по «информационной магистрали». Мы знаем, что пешеходам необязательно иметь права, чтобы ходить в общественных местах (и, разумеется, на частной территории); велосипедистам водительские права тоже не требуются. Однако их обязаны иметь водители автомобилей, и особенно строгие правила и предписания предусмотрены для водителей грузовиков, создающих большую угрозу для других. Один из выступавших заметил, что нам не требуются никакие «права», чтобы жить, а ведь общение через Интернет стало своего рода образом жизни, может быть, своеобразной «второй жизнью» или вторым образом жизни. Превыше свободы информации, с точки зрения как свободы выражения мнений, так и права искать и получать информацию, находятся основные права человека в демократическом обществе, и их осуществление не должно ставиться в зависимость от удостоверений или разрешений каких бы то ни было третьих лиц или государственных органов. Свобода выражения мнений, как в Сети, так и вне ее, есть такое же основное и неотъемлемое право граждан, как избирательное право, и эти фундаментальные права не могут ставиться в зависимость от того, прошел ли человек какую-то проверку или получил ли «удостоверение».

б) Участники круглого стола размышляли над тем глубоким разрывом, который существует между высокими принципами, отраженными в конвенциях, договорах, национальных законодательных актах, правилах поведения и т.д., и реальностью Интернета, живущего скорее по закону джунглей. Подчеркивалось, что нужны более четкие и точные правила и директивы, которые пользователи Интернета могли бы соблюдать и применять на практике. Парадоксально, но при этом отмечалась также необходимость создания динамичного и, главное, гибкого международного инструмента в виде Этического кодекса Интернета с открытыми принципами, с тем чтобы не подавлять будущий прогресс и новые форматы.

По-видимому, есть потребность в ясном и точном, строгом и подробном законодательстве и в то же время – в открытом и гибком инструменте, который мог бы применяться в самых разных контекстах в глобальной и новаторской реальности Интернета.

В рамках Европейской конвенции о защите прав человека постоянно ведется работа по решению обеих этих задач. Здесь можно вспомнить недавние решения Европейского суда по правам человека, которые показывают, что даже судьи, придерживающиеся общих принципов Европейской конвенции по правам человека и судебной практики Европейского суда, не всегда приходят к согласию по вопросу о том, нарушает ли представленное на выставке полотно или изображение в журнале права других людей, право на неприкосновенность частной жизни и/или право на человеческое достоинство в такой мере, которая оправдывала бы вмешательство властей. Я имею в виду дела «Союз художников против Австрии» и«Пари Матч и Ашет Филипаки против Франции» (оба дела относятся к 2007 г.). Они иллюстрируют важность контекста для принятия решения о том, давать ли преимущественное право свободе выражения мнений, если это может «шокировать, оскорблять или беспокоить». Похоже, мы считаем, что в сетевом мире могут происходить и решаться такие ситуации, которые никак не удается решить в обычной жизни. Возможно, нам придется умерить свои ожидания в отношении регулирования и контроля Интернета с помощью доскональных и очень точных правил и норм.

Лучше научиться жить с каким-то фактором риска и сосредоточивать внимание лишь на том, что явно и вопиюще нарушает закон и наносит серьезный ущерб отдельным людям, группам или меньшинствам в обществе. Давайте создадим возможности для свободы выражения мнений как таковой, с тем чтобы протестовать, реагировать, обсуждать и разъяснять, что мы не согласны с некоторыми действиями и контентом в Интернете. Любое демократическое общество, открытое и обучающееся информационное общество должно скорее расширять свободу слова, чем запрещать, фильтровать или ограничивать информационные потоки.

в) Обсуждалась также роль посредников, в особенности поисковых служб. Эти новые «регулировщики» обладают громадной властью. Как их контролировать Кому подотчетны «Google» и другие поисковые службы Какие у нас есть гарантии этичной деятельности этих компаний Что именно делают и контролируют ИП, что они блокируют и по чьему требованию – судьи ли, государственного обвинителя, полиции, частной компании или соседа Здесь ощущается пугающее отсутствие прозрачности, причем это касается и роли ИП во всем процессе доступа и фильтрации. Необходимы большая прозрачность и, вероятно, дополнительные гарантии.

г) Обсуждались, притом иногда весьма оживленно, вопросы интеллектуальной собственности и доступа к информации, а также необходимость общедоступного контента. Не следует ли дисквалифицировать интеллектуальную собственность как «право собственности», как предлагал один из выступавших Другие не соглашались с таким подходом: авторское право, например, тоже должно считаться правом человека, и это право побуждает к творчеству и созданию оригинальных произведений, гарантирует доход и оплату труда художника, писателя, журналиста. Более плодотворный и продуктивный подход – не дисквалифицировать исходные посылки интеллектуальной собственности, а привести дополнительные доводы с точки зрения свободы выражения. Суть новой концепции в том, что именно эта свобода является исходным принципом, в то время как авторское право может оправдывать некоторые ограничения, касающиеся воспроизведения или передачи в общее пользование произведений, им защищенных. Подразумевается, что в демократическом обществе любой случай применения авторского права должен иметь обоснование. Свобода выражения мнений – вот тот «океан», который окружает нас, и с этой точки зрения охраняемая авторским правом информация должна располагаться лишь на некоторых «островах». Никак не наоборот.

Было также высказано предложение о том, чтобы подыскать другие меры поощрения творчества и внедрения новшеств, вместо того чтобы чрезмерно акцентировать права интеллектуальной собственности, потому что за последние 20 лет они расширились до масштаба монополии. Действительно, тот факт, что авторское право сохраняет силу лет по смерти автора, едва ли служит стимулом для творчества. Это аргумент не в пользу упразднения авторского права, но в пользу того, чтобы более тщательно согласовывать требования авторского права с интересами информационного общества в целом, а не замыкаться лишь на экономических интересах культурной сферы.

д) Также отмечалось, что Европейская конвенция о защите прав человека есть важный инструмент этики, поскольку она отражает базовые ценности, на которых строятся правовые нормы.

Подчеркивалось, что на данный момент Конвенция уже гарантирует права более 800 миллионов людей, живущих в 47 странах-членах, от Гренландии до Азербайджана и от России до Португалии. Беларусь – единственная страна в Европе, не гарантирующая своим гражданам эти права и свободы. Указывалось, что и ст. 8, рассматривающая право на неприкосновенность частной жизни, и ст. 10, касающаяся свободы выражения мнений и информации, применялись Европейским судом по правам человека при рассмотрении дел, связанных с Интернетом. Освещались и другие существенные характеристики Конвенции и предыдущих постановлений Европейского суда, например «горизонтальные эффекты» закрепленных в Конвенции прав и свобод, означающие, что права и свободы других должны уважаться не только государством, но также отдельными гражданами и частными компаниями. Также упоминалось о позитивных обязательствах самого государства формировать соответствующую политику и создавать такую среду, которые на практике гарантировали бы всем гражданам права и свободы, закрепленные в Конвенции. «Горизонтальные эффекты» и позитивные обязательства государства – это два понятия конституционного и международного права, обеспечивающие дополнительные преимущества для большего уважения к правам человека, включая свободу выражения мнений. Этот подход важен и для запрета на бесчеловечное и унизительное обращение – права, гарантированного ст. 2 Конвенции. Концепции «горизонтального эффекта» и позитивных обязательств государства – важные стимулы для действий, направленных против торговли людьми и жестокого обращения с детьми.

е) Еще одной проблемой, обсуждавшейся на круглом столе, было саморегулирование и совместное регулирование. Доказывалось, что лучше создавать и развивать системы саморегулирования, ибо в противном случае этим займутся государственные органы, которые станут регламентировать и контролировать Интернет. Независимо от этого несколько оборонительного корпоративного подхода саморегулирование и совместное регулирование могут представлять интерес как основа для формирования доверительных отношений, повышения и расширения информированности об этических аспектах и вовлечения гражданского общества в процесс регулирования. Википедия приводилась в качестве примера внутреннего контроля со стороны отдельных лиц и сообществ (редактирование, проверка фактов, текущий контроль). Может быть, там еще не все идеально работает, но мы можем изучать подобные примеры и вдохновляться ими, давать им возможность развиваться. Кроме того, в выступлениях подчеркивалась необходимость создания структур, которые занимались бы вопросами оценки качества и отбора релевантной информации.

ж) Участники круглого стола кратко затронули проблему правоприменения, причем отмечалось, что законодательство чрезмерно ориентировано на наказания и санкции. Ясно, что такой подход недостаточно эффективен и нередко лишь ухудшает положение, особенно по отношению к молодежи. Вместо того чтобы насаждать ценности под угрозой наказания, мы должны использовать иные инструменты, которые помогут более успешно решить задачу интернализации норм и ценностей.

Важно, чтобы имелись позитивные ролевые модели (родителя, учителя, политика, госслужащего, полицейского, специалиста в реальной жизни или пользователя Интернета, когда мы общаемся с другими). Если говорить об Интернете, здесь можно было бы внедрить систему знаков качества, позволяющую пользователям выбирать продукт или услугу и чувствовать себя уверенно в своей электронной среде. Еще один важный инструмент – информация о товаре. Удачным примером может служить система классификации компьютерных игр в Европе – PEGI (Pan European Games Information). Все эти предложения или примеры того, что называют «этикой действий и инноваций», понятны, и именно в этом направлении мы должны двигаться.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.