WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 78 |

Несколько слов о «философском дискурсе». Заметим, что «философский дискурс», о котором сейчас так много пишут, представляя его чуть ли не новейшим достиже Гурина М. Философия: Учебное пособие для выпускных классов лицеев, для поступающих в высшую школу и студентов первого цикла высшего образования / М.Гурина; пер. с фр. – М.: Республика, 1998. – С. 11.

Там же Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для филос. фак-тов и отделений ун-тов / А. Н. Чанышев. – М.: Высш. шк., 1981. – С. 227.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск нием философской науки, – тоже не новое явление. Это – древнейший способ философствования. И, опять же, важен вопрос о том, как понимать сам «дискурс», его роль в формировании духовной культуры индивида и общества, какой смысл вкладывать в само это понятие В античном мире, во времена Платона, философские беседы и споры были основным способом получения истины, представляли собой неотъемлемый элемент духовной жизни общества.

Словом, что способны дать человеческому мышлению современные «философские дискурсы», когда изначально признается «плюрализм истины» и столь же «плюральное» содержание используемого понятийно-категориального аппарата Ровным счетом ничего позитивного в гносеологическом и мировоззренческом плане они дать не могут, поскольку не ориентированы с самого начала на формирование у беседующих субъектов «постигающего мышления»: поговорили о чем-то на разных языках и разошлись, оставаясь при своем мнении. Как тут не припомнить известные слова Н.А. Некрасова:

«Записав свое имя и званье, // Разъезжаются гости домой, // Так глубоко довольны собой, // Что подумаешь – в том их призванье!».

На самом деле, призвание философии и философов в ином – в первую очередь они обязаны дать целостную, системную картину мира, способную стать надежным основанием в процессе формирования мировоззрения человека, научить человека самостоятельно осмысливать возникающие проблемы, находить адекватный выход из различных ситуаций – одним словом, формировать креативное мышление. Для этого необходимо овладеть диалектическим методом, диалектической логикой. Но ни диалектика, ни категории в их диалектической связи не нашли отражения в современных учебниках по философии.

В последние десятилетия взоры подавляющей части философов-исследователей резко переориентировались на историко-философскую проблематику – популяризацию идей Н.А. Бердяева, Ф. Ницше, Э. Фромма, П. Сорокина, М. Вебера, Х.Г. Гадамера, Э. Гуссерля, К. Касториадиса, Д. Белла, У. Бека и др. В этом не было бы чего-то предосудительного, если бы труды названных мыслителей осмысливались конкретно-исторически, диалектически и использовались как теоретические источники, позволяющие уяснить логику формирования и развития философской культуры, а не принимались за абсолютную истину и не предлагались в качестве программных документов общественного переустройства в ХХІ веке.

Философия относится к сфере духовного производства. Но она произрастает на фундаменте тех многообразных объективных связей и отношений (экономических, политических, идеологических, этических, культурных и т.п.), которые-то и составляют суть той или иной исторической эпохи. Она постоянно ощущает на себе не только дух, но и физический груз проблем и коллизий своего времени. Современное философствование является не чем иным, как воспроизведенным в мысли разорванным, противоречивым социальным бытием. Поэтому осмыслить конкретные пути разрешения проблем и коллизий современной эпохи и тем самым содействовать переустройству нашего мира на гуманных началах, а также восстановлению научного статуса и самой философии – главная задача философов.

В результате «перестроечных» процессов 1990-х годов, охвативших собой и философию, теоретическим осмыслением исторического процесса стала заниматься социальная философия – новая философская дисциплина. Вскоре была создана еще одна специальность – «религиоведение, философская антропология, философия культуры». В результате этих преобразований произошло следующее. Название «социальная философия», предназначенное для обозначения одного из важнейших разделов философии, оказалось не совсем удачным, поскольку оно не зафиксировало четко предмет данной дисциплины. По существу, вся философия является социальной, если рассматривать ее как продукт человеческого мышления и исходить из ее общественной ориентированности. Философия возникает лишь в социуме, решает важные общественные задачи и, естественно, по этой причине ее следует называть социальной, т.е. общественной.

Вследствие образования специальности «религиоведение, философская антропология, философия культуры» человек и культура фактически оказались исключенными из проблемного поля социальной философии. Получили жизнь две своеобразные филоНАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск софские дисциплины, одна из которых, занимаясь исследованием общества, вынуждена была исключить из своего проблемного поля человека и культуру, вторая же, ориентированная на изучение человека и культуры, в свою очередь, вынуждена была отказаться от осмысления общества в целом. Но можно ли постичь сущность социальных процессов вне человека, а сущность человека вне социальных процессов Ответ очевиден.

Ситуация усложнялась еще и тем, что в силу чрезвычайной спешки социальную философию ввели в учебные планы философских факультетов, а также утвердили ее в качестве специальности, по которой была разрешена защита диссертаций, без соответствующего паспорта. Таким образом, новая дисциплина обрела жизнь, не имея четкого определения своего предмета и основных направлений исследований. По этой причине по социальной философии стали защищать педагогические, социологические, политологические, культурологические работы. Причем, соискатели были убеждены в том, что их исследования соответствуют специальности «социальная философия», поскольку в них рассматриваются те или иные стороны жизнедеятельности человека. Только что образованная специальность «социальная философия» стала походить на эмпирическую социологию.

По-видимому, название «социальная философия» требует корректировки по ряду причин: в названии «социальная философия» нет фиксации того главного, определяющего, что, собственно, отличает данную дисциплину от других философских дисциплин.

Применительно к данному разделу философии более адекватным является термин «философия истории». Он боле строго определил бы предмет данной философской дисциплины, и это позволило бы отделить ее от смежных дисциплин, каковыми являются социология, философская антропология, философия культуры и др. Далее. Название «философия истории» вместо существующего ныне «социальная философия» позволило бы этой философской дисциплине сохранить статус теоретической дисциплины, занимающейся анализом исторического процесса, т.е. дисциплины, выступающей в качестве метатеории по отношению к социологии, в том числе теоретической социологии, политологии, истории, философской антропологии, философии культуры и др.

При этом потребовалась бы некоторая корректировка проблемного поля данной дисциплины. Чем должна была бы заниматься философия истории Ответ на этот вопрос мы находим в трудах философов-классиков, начиная с Франсуа Вольтера и заканчивая Г.

Гегелем. Много интересных, содержательных идей по этому вопросу высказали российские исследователи Ю.И. Семенов, И.А. Гобозов и др.

На наш взгляд, социальная философия (если мы не откажемся в ближайшее время от этого термина) – составная часть философии, которая представляет собой предельно общую теорию исторического процесса, исследует сущность, направленность, движущие силы, закономерности и методы его познания.

В свете сказанного выше представляется важным восстановить статус классического философского наследия, а, главное, более продуктивно его использовать для анализа современного социального бытия. Речь идет, таким образом, о восстановлении философии истории как самостоятельной специальности современной философской науки.

Вполне понятно, что в современную достаточно развитую и в то же время столь же сложную и противоречивую эпоху в одиночку философия не состоянии выявить тенденции общественного развития, в том числе раскрыть сущность этноконфессиональной толерантности. Эту задачу надо решать общими усилиями гуманитарных и социальных наук.

Этноконфессиональная толерантность – одна из ключевых проблем теории и практики социального процесса. На протяжении многих веков она осмысливалась лучшими умами человечества, но до настоящего времени так и не получила научного решения. Подтверждение тому – не прекращающаяся война в Ираке, террористические акции в Иордании, прокатившиеся не так давно по европейским странам погромы и т.п. насильственные акции, в результате которых гибнут люди, наносится колоссальный материальный и не менее весомый духовно-моральный урон мировому сообществу, начисто отметается только что зародившаяся надежда на возможность бесконфликтного существования человечества в ХХІ веке после ликвидации одного из двух полярных военных блоков.

Современные социальные конфликты новы и в то же время не новы, поскольку в какой-то мере воспроизводят прошлые эпохи на новой ступени человеческой истории.

Их природа, способы разрешения, а, главное, предупреждения, детально и, порой, достаНАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск точно глубоко постигались древнейшими цивилизациями, опыт которых небезынтересен и в наши дни.

В качестве важного социального проекта будущего общественного устройства можно назвать т.н. проект толерантного человечества (общества). Толерантность человечества, активно обсуждаемая в последние годы, не относится к числу новых проблем. Она зародилась в глубокой древности и в философском плане достаточно четко была обозначена в трудах Аристотеля. Но еще задолго до него древнекитайские мыслители сделали ее предметом серьезного теоретического осмысления, хотя использовали для этого иную терминологию. В эпоху Средневековья толерантность рассматривалась в религиозной плоскости. И хотя она как принцип взаимоотношения представителей различных конфессий теоретически признавалась, на практике дела обстояли совсем по-иному, о чем свидетельствуют постоянно совершавшиеся «крестовые походы» на «иноверцев». Более радикальный и более гуманный по этим вопросам сдвиг в мировоззрении человека произошел лишь в эпоху Нового времени, подтверждением чему стал трактат Джона Локка «Послание о толерантности».

Особо следует сказать о практико-политической деятельности французских просветителей. Пожалуй, никто в мире не смог так сильно всколыхнуть общественное сознание и поколебать общественные устои, как Франсуа Вольтер, Жан-Жак Руссо, Шарль Монтескье и др. Надо отдать должное этим великим мыслителям и общественным деятелям: они не только просвещали народ, но и были на острие научных и культурных достижений той эпохи. В своих книгах и научных статьях, опубликованных в «Энциклопедии», они представили научную для той исторической эпохи картину мира, раскрыли сущность многих социально-философских категорий и понятий, вынесли на суд читателей свое понимание многих социально значимых философских проблем. Показателен пример того, как Дени Дидро в статье «Человек» описывал суть сложившихся в европейских странах экономических отношений и давал конкретные советы относительно возможного улучшения общественного состояния, которые могут быть вполне полезными и в ХХI в. «Чем более велик чистый доход, – отмечал он, – и чем более равно он поделен, тем лучше управление, чистая прибыль, равно поделенная, может быть предпочтительней большей чистой прибыли, очень неравно разделенной и делящей народ на два класса, из которых один пресыщен богатством, а другой погибает в нищете»8. Таким образом, толерантность как проблема нова и в то же время известна, поскольку в какой-то мере воспроизводят прошлые эпохи на новой ступени человеческой истории.

Понятие «толерантность» (лат. tolerantia – терпение), как и понятие «толерантное общество», не вызывает у исследователей каких-либо дискуссий. Все согласны с тем, что под толерантным следует понимать такое общество, где на государственном уровне обеспечивается справедливое и беспристрастное законодательство, соблюдаются правопорядок, судебно-процессуальные и административные нормы и где каждому человеку предоставляются возможности для экономического, социального и культурного развития без какой-либо дискриминации, как об этом сказано в «Декларации принципов толерантности», утвержденной резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 г. И, безусловно, на уровне сознания толерантное общество предполагает терпимость и снисходительность к кому или чему-либо – к убеждениям, мнениям, позиции другого лица и т.д.9.

Итак, ключевым в трактовке понятия «толерантность» является слово «терпимость». Но относительно термина «терпимость» как раз и возникают серьезные дискуссии, поскольку в содержательном плане этот термин чрезмерно многозначен. Например, Владимир Даль для раскрытия значения слова «терпеть» использует такие слова, как «выносить», «переносить», «сносить», «нуждаться», «страдать», «крепиться», «мужаться», «быть кротким», «смириться», «потакать», «сноравливать» и др.10. В целом «терпение», а следо История в Энциклопедии Дидро и Д'Аламбера. – Л.: Наука, 1978. – С. 88.

Декларация принципов толерантности [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.shkolaprav.ryazan.ru/declaracia_tolerantnosti.htm. – Дата доступа: 30.07.2010.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / Владимир Даль. – М.: Рус.

яз., 1980. – Т. 4. – С. 401–402.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск вательно, и «толерантность» приобретают определенный страдательный, смирительный, выжидательный и другие характерные оттенки, которые идут вразрез с активной, творческой природой человека. Поэтому в противовес истолкованной таким образом толерантности обосновывается идея неприятия концепций смирения и покорности. В самом деле, можно ли связывать гуманное будущее человечества со страданиями и терпением Подобное мироустройство непривлекательно, тем более для современного человека. По этой причине возникли и стали употребляемыми противоположные понятия – «интолерантность», «антитолерантность» и др.

Вторая проблема «толерантного общества» («толерантного человечества») вытекает из способа его построения. Люди всегда стремились к свободе. Особенно преуспели в этом основатели либеральной идеологии, многие философы. Да и в практикополитической жизни и сознании мирового сообщества второй половины ХХ в. принцип саморегуляции был господствующим. Особую актуальность он обрел в конце 1980-х гг.

в СССР.

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 78 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.