WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 78 |

Тексты проучек певческих азбук содержат еще один важный аспект, характеризующий особенности мировоззрения древнерусских мыслителей – роль обучения в деле достижения божественной благодати. Речь идет об акростихе на текст Тихона Макарьевского «Трудолюбивы о Бозе песнорачителю». В азбуках ему часто предшествует заголовок «Стихи мастеротворчески къ полезному оустроению сиречь учитель предлагаетъ оученикомъ таже хотящимъ внятно прияти святое пение на осмь гласовъ» [VII, л. 58–об.; VIII, л. 171; V, л. 5 об.–11 об.].

Основной мыслью текста данного вида проучек становится постулат о неразрывной связи веры и разума. По мнению составителей текста, «елико ты тщание о семъ делании покажешь мнози и разумъ отъ сего дела себе стяжешь» [V, л. 7 об.–8]. Способность человека к пению рассматривается как дар Божий, который дается человеку по его вере:

«Молитвами о пении и высшему простирайся о получении иже сего таланта не осумневайся нелишися сего его же себе желаешь аще ли веру во всемъ на бога уповаешь» [V, л. 8–8 об.].

При этом певческий талант накладывает на человека и определенные обязательства. Так, следует придерживаться «добродетельного жития»: «Леность отъ себя отложи языкъ свой отъ всяка зла удержи» [V, л. 7–7 об.], необходимо хранить свое тело «твердо» от всяких страстей, а иной радости, кроме пения, не желать. Особое внимание уделяется необходимости «оусердной» работы: «Разумно о бозе пети всегда тщися и оумомъ своимъ внимати пению не ленися» [V, л. 10 об.]. Действительно, «и воспитание разума, и его достойное применение постоянно сохраняют значение атрибутов прекрасного в эстетических воззрениях Древней Руси»11.

Поскольку пение понимается как средство прославления Бога, оно должно быть доступно многим людям. Отсюда призыв к песнорачителю «хотящимъ пети разумъ свой открывать». В то же время важно избежать таких грехов, как зависть («Тмою зависти таланта своего не покрывай») [V, л. 10] и гордыня («Ненавистныя же Богом гордыни зело блюдися») [V, л. 9 об.]. Данный морально-этический аспект акростиха тесно переплетается с постулатом учения Кирилла Туровского о душевной ясности и чистоте как необходимой подготовке человека к восприятию и пониманию прекрасного.

Рассмотренную группу проучек объединяет то, что во всех них освещается тема пения. Реже встречаются примеры проучек, в текстах которых излагаются культурные установки жизни человека в целом, безотносительно темы пения.

Такого рода проучку находим в азбуке [IX]. Она построена в форме одиннадцати так называемых «наказаний», каждое из которых содержит предписания правильного поведения. С темой пения их объединяет тот факт, что она адресована учащимся, а также текст первого «наказания»: «О(те)цъ с(ы)ну наказуетъ оучись мое мило чадо пению».

Дальнейшие предписания выдержаны в духе этических наставлений:

«Второе наказание.

Оувеселение есть юноши премудрость Третье наказание.

Въ ней же пребывающа не прииметъ скучность Четвертое наказание.

Смирение юннаго вельми оукрашаетъ Пятое наказание.

Чистота въ премудрости зело позлащаетъ Шестое наказание.

Оудобрить любому дражитие покорно Седмое наказание.

Егда пребываетъ той въ любве не зазорно Осмое наказание.

См. Шохин К.В. Очерк истории развития эстетической мысли в России (Древнерусская эстетика XI–XVII вв.). – М., 1963. – С. 46-52.

Там же. – С.46.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск Беда велика юнымъ своя ихъ темъ воля Девятое наказание.

Откуду приходите имъ зазорна неволя Десятое наказание.

Добро есть оучащимся страхъ божий имети Первое на десять наказание.

Оумъ и руце въ молитве ко богу воздети» (курсив наш – Е. П.) [IX, л. 36–37].

Подобные назидания явственно перекликаются с содержанием многих известных памятников древнерусской письменности. Например, «Поучение Ксенофонта» отражает важнейшие морально-этические представления древнерусского общества12. Интересно, что по структуре оно весьма напоминает приведенный азбучный фрагмент, поскольку построено в форме пронумерованных тезисов. Очевидно, что данные разделы как музыкально-теоретических руководств, так и литературных произведений следуют некоему канону, устойчиво закрепившемуся в традиционной письменной культуре. Приведем пример из «Поучения»:

1. «1. Азъ чяде рекоу вама: чловечя жития отити хоштю: Веста бо, како въ житии семъ жихъ безлоукы, како отъ вьсехъ чьстьнъ бехъ и любимъ – не сана ради велика, нъ норовьмъ великимъ.

2. Не оукорихъ никого же, не вередихъ, и никого же не оклеветахъ, ни завидехъ никомоу же.

3. Ни разгневахъся ни накого же, ни на мала, ни на велика.

4. Не оставихъ ц(е)ркве Божия вечеръ, ни заоутра, ни полоудне.

5. Ни презьрехъ ништиихъ, ни оставихъ страньна, и печяльна нипрезрехъ никогда же въ тьмьницахъ заключении, потребьная имъ деяхъ, ниже въ пленьницехъ избавихъ.

6. Не помыслихъ на доброту чюжю <…> 7. Тако и вы живете, чада мои, да и ваю Богъ оублажить и длъголетьно жить и творить»13.

Другим примером проучки, не обращающейся к теме пения, является широко употребляемые в старообрядческой музыкальной теории памятогласие «Грядетъ чернецъ из монастыря» [II, л. 44–45; X, л. 44; IX, л. 38 об.–39 об.]. Их основная тема – отношение сына к матери: идущий домой из монастыря чернец узнает о ее смерти и горько сожалеет об этом.

Итак, «знание о знаменном пении с самых «азов» прививалось как духовноосознанное и проникнутое идеей «откровения» высшего разума»14. Эти мотивы еще более ясно обозначены в разделах азбук, озаглавленных как «Стихи на осмь гласовъ къ познанию оученикомъ» [I, л. 10 об.–15 об.; II, л. 30 об.–40 об.; IV, л. 5 об.–12 об.].

Особое внимание обращает на себя акцентирование автором-составителем собственной «незначительности» перед лицом Господа. Признавая свое «неразумие», восклицая «горе мне, окаянному и ленивому» [IV, л. 8 об.], он просит Бога «воздвигнути на святое славословие» [IV, л. 6 об.]. По мнению Б.В. Селиванова, в подобных высказываниях наряду с этическим заложен также эстетический аспект: «Преодоление темных страстей, отрицательных депрессивных эмоциональных состояний достигается посредством соприкосновения человека с искусством»15.

Именно пение, по мнению составителей азбук, способно пробудить в человеке способности к праведной жизни. И напротив, погрязание в грехах, забвение христианской морали препятствует добродетельному житию: «Боже въ помощь мою вонми мое неразумие и приими плачь горькии и подаждь ми оулучити еже начинаю окаянны и не смею гласомъ воздвигнути, но вопию всегда боже помилуй мя» [I, л. 11]. Обретение уче Домострой Сильвестровского извода. – Киев, 1992. (Репринтное воспроизведение издания 1902 г.). – С. 105-106.

Там же. – С. 105.

Денисова Н.Е. Певческие азбуки старообрядцев Урала XVIII–XX вв.: автореф. дис. … канд. искусствоведения. – СПб., 1999. – С. 24.

Селиванов Б.В. Музыкальная эстетика средневековой Руси: Учебное пособие. – Новосибирск, 1988. С. – 53.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск ником божественной благодати, достигаемое неустанными молитвами, приводит к овладению мастерством знаменного пения: «<…> очи оутверзаю, разумъ преклоняю, оуста оутверзаю и сладостенъ гласъ испущаю» [II, л. 33–33 об.].

«Святое славословие» призвано «просветить оумъ нашъ и очи сердечни» [V, л. об.], а также «оустремить насъ къ познанию своего святаго пения всемъ любящимъ того во оутешение и сладость» (курсив наш – Е. П.) [XI, л. 8]. Пребывание же в неразумии, по мнению автора-составителя, оскверняет душу (см. [II, л. 39 об.]). Приведенные примеры раскрывают представления людей традиционного общества о том, что «гармоническая завершенность облика человека в первую очередь определяется его светлым, творческим разумом и стремлением к познанию мира»16.

В этом разделе особо интересен момент, где составитель уподобляет фигуру учителя образу Господа Бога. Пытаясь умерить гнев учителя за собственное нерадение, ученик обращается к нему со следующими словами: «Помилуй мя и прости мое нерадение» [IV, л. 11 об.]. Тем самым учитель наделяется правом быть проводником божественной силы на земле в деле обучения «святому» пению.

Особенно важно понимание составителями азбук значения самостоятельной работы над усовершенствованием певцом своих навыков. Бог дает лишь возможность научиться пению, одаряя человека соответствующими способностями. Однако их развитие находится в ведении самого певца, и от серьезности его отношения к процессу обучения будет зависеть и результат: «Буди внятенъ и прилеженъ къ божию святому пению» [II, л. 36].

Таким образом, музыкально-теоретические представления старообрядцев обнаруживают тесную связь с духовными основами русской православной культуры. Понимание роли пения как одного из средств духовного воспитания человека обусловило приоритет нравственно-воспитательной составляющей теории знаменного распева. Характерной чертой азбук как древнерусского, так и старообрядческого периодов является то, что при рассмотрении компонентов теории, сущности знаменного распева и процесса обучения с точки зрения их религиозно-символического и эстетического наполнения акцент на этическую сторону является одним из основных.

Список источников I. 4/71. «Полный самоучитель столповаго знамя» 1884 г. – 80 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

II. 1/79-г. Азбука крюковая (без начала). Гектографическое издание конца XIX – начала XX вв. – 67 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

III. 101/86. Азбука знаменного пения и «Вруцелето». Вторая половина XX в. – I + 45 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

IV. Q.I.55. Текущее собрание. Азбука крюковая. Вторая половина XIX в. – 38 л. – Собрание Отдела редких книг и рукописей Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН (Новосибирск).

V. Q.III.14. Забайкальское собрание. Азбука крюковая. Начало XX в. – 49 л. – Собрание Отдела редких книг и рукописей Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН (Новосибирск).

VI. 43/70. Азбука знаменного пения. Гектографическое издание начала XX в. – 43 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

VII. 22/71. Азбука крюковая. XIX в. – 75 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

VIII. 5/88. Октай и Азбука крюковые (без конца). Начало ХХ в. – 182 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

IX. 88/86. Азбука знаменного пения. Первая половина XX в. – 44 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

X. 10/85. Азбука и фитник крюковые. Начало XX в. – 44 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

XI. 24/73. Ирмологий крюковой (с небольшим фрагментом Азбуки крюковой). 1829 г. – 278+2 л. – Собрание Института истории СО РАН (Новосибирск).

Флоренский П., свящ. Иконостас // Флоренский П., свящ. Избранные труды по искусству. – М., 1996. – С. 52.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск Список литературы 1. Селиванов Б.В. Музыкальная эстетика средневековой Руси: Учебное пособие. – Новосибирск, 1988. – 89 с.

2. История русской музыки. В 10 тт. Т. 1: Древняя Русь XI–XVII вв. – М.: Музыка, 1983. – 383 с.

3. Громов М.Н. О своеобразии русской средневековой философии // Философские науки.

– 1990. – № 11. – С. 47–53.

4. Емченко Е.П. Стоглав: Исследование и текст. – М.: Индрик, 2000. – 504 с.

5. Домострой Сильвестровского извода. – Киев: Абрис, 1992. – 144 с. – (Репринтное воспроизведение издания 1902 г.).

6. Шахов М.О. Философские аспекты староверия. – М.: Третий Рим, 1998. – 208 с.

7. Никитин В. Русское благочестие и святость (Малая церковь. Настольная книга прихожанина). – М.: Русский мир, 1992. – 256 с.

8. Зеньковский В.В. История русской философии. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – 544 с.

9. Шохин К.В. Очерк истории развития эстетической мысли в России (Древнерусская эстетика XI–XVII вв.). – М.: Высшая школа, 1963. – 116 с.

10. Денисова Н.Е. Певческие азбуки старообрядцев Урала XVIII–XX вв.: Автореф. дис. … канд. искусствоведения. – СПб., 1999. – 33 с.

11. Флоренский П., свящ. Иконостас // Флоренский П., свящ. Избранные труды по искусству. – М.: Изобразительное искусство, 1996. – С. 73–184.

THE REFLECTION OF CULTURAL REPRESENTATIONS OF OLD BELIEVERS IN MUSICAL-THEORETICAL MANUALS (THE CASE OF SECTIONS «PROUTCHKI») The article is devoted to musical-theoretical manuals of old believe period – to written monuments of traditional Old Russian culture, in which the spiritual bases of Orthodoxy were reflected. The maintenance of sections of musical-theoretical manuals confirms that the musicalE.L. PLAVSKAYA theoretical representations of old-believers developed in the way of philo sophical-religious, moral and aesthetic imaginations of traditional carriers. So, sections of educational exercises – proutchki – show the basic Novosibirsk State spectrum of cultural representations, characteristic for Old Russian orTechnical University thodox consciousness.

e-mail: plav@inbox.ru Key words: traditional Old Russian culture, the spiritual bases of Orthodoxy, music education of Old Believers, musical-theoretical manuals, proutchki.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск УДК 101.1:316.346.32:МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕТСТВА:

ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ На протяжении последнего десятилетия актуализировалась проблема осмысления детства как целостного и уникального периода жизни человека. Изучение детства как предмета социальноТ.Д. ПОПКОВА философской проблематики (проблема человека, его становления, бытия, сущности и места в мире) выявляет в свом содержании поПермский требность в осознании этого социально-возрастного феномена путм государственный интеграции знаний о культурологических, исторических, социальуниверситет ных, онтологических, психологических и когнитивных компонентах e-mail: tatyana3@mail.ru бытийствования ребнка.

Ключевые слова: философия детства, мир детства, личность ребенка, бытие ребенка, социальный феномен, детская субкультура.

Традиционно проблемы детства изучаются педагогикой и психологией, однако в настоящее время научный интерес к этой области знаний проявляется и в философии.

Так, одним из перспективных направлений современных исследований выступает осмысление детства как первоначала бытия человека. На наш взгляд, именно философский подход позволяет целостно исследовать феномен детства, стратегической задачей которого является раскрытие сущностной природы личности человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 78 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.