WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 78 |

Проведенное нами исследование современной отечественной юридической литературы показывает, что имеются как сторонники широкого значения5 понятия «иностранец», так и узкого6. Есть все основания поддержать мнение Ю.В. Герасименко: «… между иностранными гражданами и лицами без гражданства имеются юридически значимые различия, которые не позволяют описать их единым термином «иностранцы». В свою очередь, понятия «иностранный гражданин» и «иностранец» должны считаться полностью идентичными и взаимозаменяющимися»7.

В действующем российском законодательстве федерального уровня также встречается употребление термина «иностранец», например, в п. 134 Правил пожарной безопасности на судах внутреннего водного транспорта Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства транспорта Российской Федерации8. При этом можно лишь только догадываться, в каком значении он употребляется, поскольку оговорка на этот счет, равно как и само определение термина «иностранец», в нормативных правовых актах отсутствует. Исходя из этого, считаем необходимым закрепить на законодательном Самарина Е.С. Эволюция дефиниции «иностранец» в российской правовой системе / Е.С. Самарина // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 2. – С. 132.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3032.

Герасименко Ю.В. Конституционно-правовой статус лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации (вопросы теории и практики): Дис.... докт. юрид. наук. М., 2003. – С. 21–23.

См., напр.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс. В 2 т. Т. 1. М.: Юристъ, 2007. С. 699; Васильева Н.В. Политические права иностранных граждан в Российской Федерации (конституционно-правовой аспект): Дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. – С. 19; Оганесян А.Л. Гражданская правосубъектность иностранных граждан и лиц без гражданства по Российскому законодательству: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2006. – C. 10.

См., напр.: Кокотов А.Н. Конституционное право России. Курс лекций: учеб. Пособие. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 104; Кочуков Т.В. Конституционно-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2004. – С. 26;

Яковлева Е.В. Особенности конституционно-правового статуса иностранных граждан в Российской Федерации и странах англо-саксонской системы права: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. – С. 18.

Герасименко Ю.В. Конституционно-правовой статус лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации (вопросы теории и практики): Дис.... докт. юрид. наук. М., 2003. – С. 27.

См.: Приказ Министерства транспорта Российской Федерации от 24 декабря 2002 г. № 158 «Об утверждении правил пожарной безопасности на судах внутреннего водного транспорта Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 25 января; 31 мая.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск уровне определение термина «иностранец» (в узком его значении) и привести в соответствие с его значением положения действующих нормативных правовых актов, в которых применяется данный термин.

При всем вышесказанном хотим обратить внимание на то, что в действующем российском законодательстве многие нормы, применяемые в отношении иностранных граждан, распространяются и на лиц без гражданства. Поэтому для того, чтобы исключить постоянное употребление в нормативных правовых актах взаимосвязанных понятий «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства», существует необходимость их объединения.

Отметим, что такую необходимость осознает и законодатель. Им предлагается весьма оригинальный прием. В п. 2 ст. 2 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» закреплено, что в целях данного Закона понятие «иностранный гражданин» включает в себя понятие «лицо без гражданства», за исключением случаев, когда федеральным законом для лиц без гражданства устанавливаются специальные правила, отличающиеся от правил, установленных для иностранных граждан. Аналогичное положение закреплено в п. 2 ст. 2 Федерального закона от 18 июля 2006 г. № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»9 и в некоторых других нормативных правовых актах.

Таким образом, законодатель объединяет понятия «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства», при этом избегая применения неоднозначного термина «иностранец».

Вместе с тем данный прием имеет достаточно существенный недостаток. В процессе толкования и применения соответствующего законодательства могут возникнуть затруднения при определении того, когда термин «иностранный гражданин» применяется как объединяющий, а когда исключительно в непосредственном своем значении.

Обратим внимание, что свои точки зрения по рассматриваемому вопросу высказывают и некоторые исследователи. Так, Ю.В. Герасименко, подчеркивая наличие у рассматриваемых нами лиц такого юридического признака, как отсутствие российского гражданства, считает вполне правомерным объединение иностранных граждан и лиц без гражданства для их единого обозначения в одну общую категорию лиц. Он предлагает введение собирательного термина «лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации»10. Говоря об этом мнении, Н.В. Васильева справедливо отмечает, что данный собирательный термин является слишком сложной и громоздкой конструкцией с позиции правил законодательной техники11.

Вместе с тем считаем, что в юридической литературе вполне возможно использовать обобщающий термин «лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации».

Достаточно интересна позиция тех авторов, которые считают целесообразным применение в российском законодательстве единого термина, связанного с обобщением понятий «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства» такого, как «неграждане»12. Отметим, что некоторые исследователи уже используют в своих работах термин «неграждане»13.

Обратим внимание, что в действующем отечественном законодательстве данный термин встречается крайне редко и только в тех нормативных правовых актах, которые, так или иначе, связаны с прибалтийскими государствами и их законодательством14.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 30. Ст. 3285.

Герасименко Ю.В. Конституционно-правовой статус лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации (вопросы теории и практики): Дис.... докт. юрид. наук. М., 2003. – С. 29–30.

Васильева Н.В. Политические права иностранных граждан в Российской Федерации (конституционно-правовой аспект): Дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. – С. 18–19.

См. напр.: Кручинин А.С. Совершенствование понятийного аппарата конституционного права:

к вопросу определения понятия «неграждане» / А.С. Кручинин // Представительная власть – XXI век:

законодательство, комментарии, проблемы. 2004. № 4. С. 6–7; Яковлева Е.В. Особенности конституционно-правового статуса иностранных граждан в Российской Федерации и странах англо-саксонской системы права: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. – С. 18.

См. напр.: Вискулова В.В. Правовое регулирование статуса иностранных граждан в Российской Федерации (на примере Амурской области, Хабаровского и Приморского краев). Благовещенск, 2006. С. 3, 126.

См., напр.: Указ Президента Российской Федерации от 17 июня 2008 г. № 977 «О порядке въезда в Российскую Федерацию и выезда из Российской Федерации лиц без гражданства, состоявших в гражданстве СССР и проживающих в Латвийской Республике или Эстонской Республике» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 25. Ст. 2959.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск В целом отметим, что использование обобщающего термина «неграждане» довольно спорно, как минимум, по трем причинам. Во-первых, применение данного обобщающего термина по отношению к иностранным гражданам неправомерно, так как они являются гражданами (подданными), но только иностранных государств. Таким образом, если и применять такой термин, то он должен быть несколько изменен, а именно на «неграждане Российской Федерации».

Во-вторых, термин «неграждане» в общественном сознании имеет ярко выраженный негативный социальный оттенок. Это связано с позицией законодательства прибалтийских стран, которые используют его в правоограничительных целях, нередко принимая решения вопреки общепризнанным принципам и нормам международного права.

Наконец, в-третьих, данный термин может пониматься иным образом, как тождественный обозначению только лиц без гражданства.

С целью объединения понятий «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства» нами предлагается использование в законодательстве обобщающей терминологической конструкции «иностранцы и апатриды». При этом важно учитывать, что ее использование возможно только после законодательного закрепления определения термина «иностранец» (в узком его значении) и приведения в соответствие с его значением положений действующих нормативных правовых актов, в которых применяется данный термин. Кроме того, необходимо закрепить на законодательном уровне понятие «апатрид» как полностью взаимозаменяемое по отношению к понятию «лицо без гражданства».

Далее отметим, что Л.В. Андриченко, рассматривая проблемы развития законодательства в сфере миграции, подчеркивает, что в регулировании миграционных отношений значительная роль отводится подзаконным нормативным правовым актам. По данному поводу она пишет: «… в немалой степени такое положение в правовой основе регулирования миграционных отношений обусловлено, на наш взгляд, и юридически уязвимым содержанием действующих законов в данной области отношений, стремлением законодателя уйти от регламентации ряда конкретных вопросов обеспечения и защиты прав мигрантов. В том числе это осуществляется и путем включения в содержание текста закона большого количества отсылочных норм к актам подзаконного уровня»15. Исследователь добавляет, что излишнее количество таких отсылочных норм порождает ряд существенных проблем при реализации закона. Во-первых, возникает ситуация прямой зависимости действия закона от сроков принятия, а иногда и содержания текста подзаконных актов. Это означает, что само по себе принятие закона является недостаточным для осуществления правового регулирования возникающих миграционных отношений, и, пока не создана соответствующая закону подзаконная база, закон фактически не будет работать, даже если юридически он и вступил в силу. Во-вторых, при такой ситуации нередко происходит искажение содержания норм законов в актах подзаконного уровня, когда подзаконным актом, по существу, корректируется содержание закона16. Помимо всего вышесказанного, обозначенная ситуация способствует в том числе и отсутствию приемлемой систематизации соответствующего законодательства.

Приведем примеры вышесказанного. Так, Постановление Правительства Российской Федерации от 24 марта 2003 г. № 167 «О порядке предоставления гарантий материального, медицинского и жилищного обеспечения иностранных граждан и лиц без гражданства на период их пребывания в Российской Федерации»17 было принято почти через полгода после вступления в силу Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Безусловно, такое положение дел абсолютно неприемлемо.

Обратим внимание и на Постановление Правительства Российской Федерации от 15 ноября 2006 г. № 681 «О порядке выдачи разрешительных документов для осуществления иностранными гражданами временной трудовой деятельности в Российской Федерации»18. В п. 31 данных Правил закреплены условия выдачи разрешения на работу иностранным гражданам и лицам без гражданства, прибывшим в Российскую Федерацию в порядке, требующем получения визы:

Андриченко Л.В. Проблемы развития законодательства Российской Федерации в сфере миграции / Л.В. Андриченко // Юстиция. 2007. № 1. – С. Там же. – С. 126–127.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 13. Ст. 1240.

Там же. 2006. № 47. Ст. 4911.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право.

2011. № 14 (109). Выпуск 1) достижение лицом, не являющимся гражданином Российской Федерации, 18летнего возраста;

2) привлечение рассматриваемых лиц к трудовой деятельности работодателем или заказчиком работ (услуг) по трудовым или гражданско-правовым договорам в пределах численности, установленной в разрешении на привлечение и использование иностранных работников;

3) отсутствие в заявлении о выдаче разрешения на работу и представленных документах недостоверных или искаженных сведений, а также оснований для невыдачи или аннулирования уже выданного разрешения. Перечень данных оснований закреплен в ст. 18 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Отметим, что согласно пп. 4 п. 9 данной статьи рассматриваемое разрешение не выдается, а выданное разрешение аннулируется в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства представили поддельные или подложные документы либо сообщили о себе заведомо ложные сведения. Профессор Т.Я. Хабриева справедливо отмечает, что это не то же самое, что недостоверные и искаженные сведения19.

Профессор Т.Я. Хабриева обращает внимание также на неполноту, пробельность, противоречивость законодательства, относящегося к сфере миграции20. Например, в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» рассматриваемые лица имеют право на свободу передвижения в личных или деловых целях в пределах Российской Федерации на основании документов, выданных или оформленных им в соответствии с данным Законом, за исключением посещения территорий, организаций и объектов, для въезда на которые в соответствии с федеральными законами требуется специальное разрешение.

Согласно п. 2 той же статьи рассматриваемого Закона, временно проживающие в Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства не вправе по собственному желанию изменять место своего проживания в пределах субъекта Российской Федерации, на территории которого им разрешено временное проживание, или избирать место своего проживания вне пределов указанного субъекта Российской Федерации. Вместе с тем ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации21 закрепляет: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства». Таким образом, можно говорить об определенном противоречии п. 2 ст. 11 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» Конституции Российской Федерации, равно как и о противоречии п. 1 и п. 2 ст. 11 рассматриваемого Закона друг другу.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 78 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.