WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Артикуляция недостаточности обмена встречается у всех информантов, она заключается в проговаривании получения неполного объема необходимых ресурсов. Подобного рода недостаточность обусловлена социальной/семейной ситуацией на определенный момент времени или несовпадением представлений о «должном» характере обмена между позициями. В первом случае недостаточный обмен носит временный характер, во втором – периодически повторяющийся или перманентный.

Еще одной формой обмена можно назвать собственно рассогласованный обмен, когда информант констатирует получение необходимого ресурса «не вовремя». Как и в случае с недостаточным обменом, рассогласованный обмен может носить временный, периодически повторяющийся или перманентный характер. Необходимо отметить еще две, возможно смежные, но по-разному артикулированные формы обмена: односторонний и незначимый обмены. Односторонний обмен раскрывается через высказывание позиции «отдающего», но «взамен ничего не получающего» члена семьи. Подобного рода высказывание чаще всего носит стигматизированный/жертвенный характер. Учитывая данные, полученные в ходе анализа транскриптов супружеских пар, вероятно, мы сталкиваемся с ситуацией индивидуальной незначимости получаемого в замен ресурса, артикулированной как отсутствие взаимообмена. В подобном случае наблюдается четкое расхождение представлений о семейных практиках.

Расхождение представлений о семейных практиках в пространстве одной семьи, выраженное в проблематизации связи/отношения между ее членами, может по-разному восприниматься с точки зрения различных позиций. Осознание (или проговаривание) проблемной связи осуществляется несколькими способами. В зависимости от вовлеченности членов семьи были выделены следующие способы выражения проблемной связи»: одним из участников проблемной связи; обоими участниками проблемной связи; ни одним из участников проблемной связи. Все эти три способа выражения могут накладываться на степень участия остальных членов семьи. В этом случае более наглядно наблюдается взаимодействие между различными семейными практиками с точки зрения обозначения конкретных их носителей. Часть проблемных связей артикулируется не их участниками, а другими членами семьи, в подобном случае фиксируется отсутствие «осознания» непосредственно вовлеченных в эту связь акторов.

В ходе анализа транскриптов интервью, помимо временных особенностей существования проблемных связей, были выделены механизмы устранения противоречий в существующем обмене, то есть механизмы «депроблематизации» связи. В той или иной степени они сводятся к способности осознания/вербализации обмена/ситуации и изменению представлений о существовавших семейных практиках. Изменения представлений могут носить односторонний, совместный или коллективный характер.

В случае одностороннего характера изменения представлений о сути реализуемых семейных практик происходит индивидуальное принятие способов взаимодействия в рамках альтернативных семейных практик. Этот способ изменения связан с механизмом осознания существующего характера обмена/взаимодействия в рамках семьи, но может быть не связан с вербализацией этого осознания или обсуждением сути позиций с другими членами семьи. Сам напряженный характер взаимообмена в подобной ситуации может быть не замечен второй стороной обмена или не артикулироваться вовсе («Я просто поняла, что надо делать по-другому; что в этой семье так принято», Ж, 34 года, 1 ребенок; «С самого начала стал разговаривать более мягко… как-никак молодая женщина… мне в любом случае проще, чем ей», М, 34 года, детей нет). Совместное изменение представлений о сути реализуемых семейных практик всегда сопровождается вербализацией сложившейся ситуации, но она может носить различный характер (от спокойной констатации фактов до острого конфликта) и выстраиваться на разных основаниях (от изначального стремления к компромиссу или выработки со Семейные практики в пространстве… ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2011. Вып. вместного решения до противоборства и отстаивания своей позиции). Коллективное изменение семейных практик связано с изменением самого пространства семейного взаимодействия, которое, чаще всего, имеет негативный аспект (утрата близкого или родственника, разрыв существовавших семейных связей). Осуществление своеобразной «перестройки» отношений/семейных практик происходит на разных основаниях, но всегда включает процесс осознания изменений в пространстве семьи.

Помимо вышеуказанных способов изменения необходимо отметить еще один, альтернативный, путь установления семейных практик, заключающийся в принятии и дальнейшем воспроизводстве проблемного обмена. Сам «проблемный» характер отношений со временем либо забывается как проблемный, либо становится нормативным, через апелляцию к «сложившейся ситуации» и «невозможности достижения идеала». Обращает на себя внимание тот факт, что в данном случае семейнные практики начинают производить своеобразную «нехватку» необходимых ресурсов, конституирующих семейную связь. В дальнейшем такое состояние связи способствует ее переосмыслению в процессе трансляции или полному разрушению, что находит свое выражение в ситуациях сознательного «не-воспроизводства» детьми/родственниками или в практике развода («я не хочу жить так, как жила моя мама», Ж, 22 года, нет детей; «у его брата очень плохая семья, я стараюсь, чтобы наши дети меньше общались», Ж, 29 лет, 1 ребенок; «я воспитываю своего ребенка по-другому, мой отец… как бы это сказать… слишком жесткий был… не то, чтобы плохой…, но я так с сыном не обращаюсь… да и с женой не так общаюсь, как он», М, 24 года, 1 ребенок).

Процесс установления новых семейных практик или переосмысления существовавших являлся «ресурсно-затратным» для всех информантов, принимавших участие в исследовании. Восполнение нехватки знания о возможных способах взаимодействия или выработка новых способов могут осуществляться независимо или с обращением к внешним, по отношению к участникам проблемной связи, семейным практикам. Все источники их формирования, перечисленные в начале анализа данных транскриптов интервью, служат основаниями для знакомства с альтернативными способами семейного взаимодействия. Обращение к родителям или другим членам семьи/родственникам приводит к уточнению существующих/существовавших семейных практик или их «достраиванию» в изменившейся ситуации. В этом случае наблюдаются различные результаты: от общего укрепления семейных связей, за счет их уточнения, осмысления и вербализации, до автономизации и кардинального переосмысления/видоизменения взаимодействия.

Анализ обращения к оставшимся источникам формирования семейных практик в случае их переосмысления/дополнения показал их «чуждый» характер относительно способов взаимодействия в родительской семье и необходимость обязательной интерпретации с позиции сложившегося взаимодействия. Хотелось отметить, что в данном случае не стоит проводить параллель с институциональными подходами к процессу социализации, выражающимися в ее разделении на «первичную» и «вторичную» социализацию. Речь идет о процессе восприятия/встраивания семейных практик и их переосмыслении. Все «чуждые» информантам источники могли быть частью семейного взаимодействия в их детстве, то есть изначально являются «первичными» источниками семейных практик. Обращает на себя внимание тот факт, что средства массовой коммуникации/информации сегодня находят широкое распространение в практиках семейного взаимодействия и их воспроизводства, как и обращение к людям со специальным знанием (психологи, социальные работники, педагоги). В этом случае необходимо различать практики взаимодействия с внешними источниками в рамках семьи и практики семейного взаимодействия, транслируемые этими источниками. Удалось установить, что в случае наличия навыков взаимодействия, усвоенных в семье, информант склонен обращаться к соответствующим источникам для восполнения или переосмысления существующих у него семейных практик. Но наличие подобного навыка не гарантирует «успех заимствования» семейных практик или переосмысления характера связи.

В заключение анализа полученных данных необходимо обратиться к расширенным геносоциограммам, составленным на основании транскриптов интервью. В этом случае возможно произвести анализ существующих семейных связей с учетом социометрических методик и проследить пространственные особенности сосуществования семейных практик через связи конкретных акторов. Особое внимание при фиксации связей уделялось их силе и территориальной удаленности. Сила связи понималась как интенсивность взаимодействия между акторами с учетом затраченных ресурсов. Полученные данные позволяют представить сосуществование семейных практик четырьмя основными способами: противопоставления/разрыва, автономизации, перетекания, объединения/гомогенизации.

54 К.Н. Обухов 2011. Вып. 1 ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА Противопоставление семейных практик заключается в их несогласованности и принципиальной разнородности. При таком способе сосуществования семейных практик возможен брак. Взаимодействие в рамках расширенного семейного пространства заключается в разрыве существовавших до брака связей (или их формальной поддержке). Подобный разрыв происходит по двум основным линиям: «супруг(а) – его(ее) семья» и «супруги – их семьи». В первом случае мы сталкиваемся с односторонним принятием альтернативных семейных практик, которые могут базироваться на разных основаниях; во втором – с обоюдным отрицанием существовавших семейных практик и их переосмыслению или «изобретению» на основе брачной связи. В обоих случаях наблюдается слабая связанность с «родительскими семьями», заключающаяся в артикуляции недостаточности получаемых ресурсов. Кроме того, артикулируется недостаточность знания относительно практик взаимодействия, как следствие – большое количество проблемных связей. Подобного рода недостаточность в первом случае замещается из всех доступных источников формирования семейных практик, во втором – через обращение к социальному окружению (друзья, знакомые, сослуживцы, специалисты, а также книги, передачи).

Автономизация семейных практик происходит в случае обоюдного переосмысления супругами практик семейного взаимодействия внутри родительских семей. Связи с родительскими семьями поддерживаются, но не характеризуются высокой интенсивностью или значимостью, иногда носят формальный характер. Процесс автономизации происходит с течением времени, напрямую зависит от интенсивности взаимодействия между супругами. Наблюдается периодическая проблематизация связи в зависимости от социального контекста и на основании различных ресурсов. Взаимоотношения в подобной среде характеризуются высокой рефлексивностью, происходит неоднократное обращение к сути одних и тех же семейных практик с их переосмыслением. Супругами (совместно и независимо друг от друга) выстраивается активное взаимодействие с социальным окружением семьи. Можно говорить о существовании влияния социального окружения на суть реализуемых семейных практик («Ну знаете… есть такое выражение: беременность – заразна; вот у меня все вокруг начали рожать,.. я и подумала», Ж, 29 лет, 1 ребенок; «Друзья у меня стали строиться… ну и мы как-то задумались,.. а потом земля подвернулась», М, 30 лет, 1 ребенок).

Процесс «перетекания» семейных практик заключается в возможности сосуществования условно расширенной модели семьи, которая проживает на одной территории, а физический контакт между родственниками осуществляется часто. В данном случае наблюдается интенсивное взаимодействие между всеми членами семьи с периодически возникающей проблематизацией той или иной связи, на основании различных ресурсов. В процессе согласования обмена, то есть сути семейной связи, происходит переопределение сути семейного взаимодействия и семейных практик. Такого рода модель сосуществования характеризуется высокой степенью подвижности и изменчивости за счет взаимодействия/проживания большого количества членов семьи и, как следствие, адаптивности к социальному контексту. Привнесение новых семейных практик может происходить за счет взаимодействия со всеми источниками знания и осуществляться любым членом расширенной семьи.

Процесс объединения семейных практик или гомогенизации пространства семейного взаимодействия осуществляется на протяжении времени и связан с активным взаимодействием по «притиранию» или согласованию семейных практик. Он может являться результатом процесса перетекания семейных практик или определенным его этапом, характеризующимся относительной контекстуальной/социальной стабильностью. Необходимо отметить, что объединение происходит только в случае изначальной близости семейных практик. Супруги/новые члены семьи (расширенной или интенсивно взаимодействующей, несмотря на раздельное проживание) в этой ситуации происходят из изначально схожей/знакомой/близкой семьи/группы. Возникающая проблематизация связей чаще всего напрямую связана с социальным контекстом, условиями существования, а не расхождениями в представлении о семейном взаимодействии.

Приведенные данные анализа свидетельствуют о сложности и принципиальной разнородности существующих на территории УР семейных практик. Выделенные в ходе анализа типы и модели носят познавательный/объясняющий характер и не могут замещать реально существующие способы взаимодействия между индивидами. Их эвристический характер заключается в возможности осуществления «иного», расширенного взгляда на специфику семейного взаимодействия. Постоянно пополняющийся список семейных проблем [6], не позволяет проследить пути и механизмы их «пополнения» и воспроизводства. Между тем становится все очевиднее, что перечисленные проблемы яв Семейные практики в пространстве… ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2011. Вып. ляются лишь последствиями существующих практик социального и семейного взаимодействия.

Смещение исследовательского акцента на способы распространения, сосуществования и трансформации различных семейных практик позволяет направить внимание на причины негативных явлений в семье для осмысления характера непосредственного взаимодействия ее членов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Борисова А.О. Возможности применения качественной методологии к изучению гендерной идентичности // Вестн. Удм. ун-та. Сер. Социология и философия. 2007. С. 139-142.

2. Бурдье П. Практический смысл. СПб.: Алетейя, 2001. 562 с.

3. Голод И.С. Прокреация, плюральность эротического ландшафта: история и современное состояние // СОЦИС. 2008. №12. URL: http://www.isras.ru/files/File/Socis/2008-12/Golod_10.pdf 4. Голод И.С. Социолого-демографический анализ состояния и эволюции семьи // СОЦИС. 2008. №1. URL:

http://www.isras.ru/files/File/Socis/2008-01/golod.pdf 5. Солодников В.В. Социология социально-дезадаптированной семьи. СПб.: Директ, 2007. 384 с.

6. Социальная работа и молодежь: материалы междунар. науч.-практ. конф. 8-10 июня 2009 г. / под ред.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.