WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

34 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2010. Вып. 2 ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА УДК 316.776(4):81-116 К.Н. Обухов ПРОБЛЕМА УДЕРЖАНИЯ СМЫСЛА В СИТУАЦИИ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ В КОНЦЕПЦИИ Р. ЯКОБСОНА Анализируется схема акта речевого общения в теории коммуникации Р. Якобсона. Рассматриваются структура и принцип организации сообщения в процессе разворачивания коммуникативной ситуации. Обозначается проблема удержания смысла в представленной схеме коммуникации.

Ключевые слова: коммуникация, речевая коммуникация, код, сообщение, аутопойесис, смысл, понимание.

Основным средством коммуникации во всех типах общества является язык. Именно в пространстве языка разворачиваются коммуникативные процессы, которые в первую очередь направлены на выражение семантической информации. Анализируя конфигурации речевого общения в пространстве языка как доминирующую форму языкового взаимодействия, Р. Якобсон выводит схему акта речевой коммуникации, в которой предъявляются его структурообразующие элементы. Эти же элементы предстают в виде факторов конституирующих сообщение, то есть определяющих его лингвистическую/языковую структуру, форму и функцию.

Двумя полярными элементами речевого акта являются адресант и адресат. Первый посылает сообщение, оформляя его в соответствие со значимой функцией, второй это сообщение принимает.

Любое сообщение предполагает контекст, задающий единство пространства коммуникации, а также код, делающий сообщение значимым для вступающих в речевую коммуникацию. Акт передачи речевого сообщения устанавливает контакт между участниками коммуникации, предъявляемый в физическом канале или психологической связи [1. C.198]. В процессе разворачивания речевого акта адресат и адресант необходимо меняются местами для точного установления пространства коммуникации, то есть адресант встает на место адресата, и наоборот. Таким образом, в акте коммуникации любое речевое сообщение циркулирует между двумя взаимообусловленными, постоянно меняющимися позициями, тем самым обозначая контекст, код и контакт конкретной коммуникативной ситуации.

С точки зрения выделяемых Р. Якобсоном языковых функций каждое речевое сообщение может центрироваться вокруг одного конкретного элемента коммуникации, не исключая при этом остальные.

Причем «словесная структура сообщения зависит прежде всего от преобладающей функции» [1. C.198].

Всего выделяется шесть языковых функций, которые соответствуют шести элементам акта речевого общения/коммуникации [1. C.203]: эмотивная (экспрессивная) функция находит свое выражение в акценте на адресанте; конативная (апеллятивная) функция заключается в ориентации на адресата; реферативная (коммуникативная) функция ориентирует на контекст; фатическая функция необходима для становления/проверки контакта; метаязыковая функция служит для проверки/уточнения кода; поэтическая функция ориентирована на само сообщение. Последние три функции вводятся автором в дополнение к первым трем, которые нашли свое распространение в лингвистике и традиционно представлялись в качестве «треугольника»: говорящий – слушающий – предмет говорения [1. C.200].

Якобсон констатирует, что большинство сообщений базируется, прежде всего, на установлении контекста своей передачи («предмета говорения»), тем самым происходит нивелирование остальных языковых функций, несмотря на их обязательное присутствие в сообщении [1. C.198]. Принимая это во внимание, можно подразумевать наличие иерархии языковых функций в сообщениях в зависимости от их структуры и, как следствие, определенную значимость элементов коммуникации. Значимость контекста обусловлена очерчиванием коммуникативной ситуации, сам контекст подразумевает вербальное выражение мысли на основе воспринимаемого/воспроизводимого кода, то есть для установления контекста изначально необходимо установление (или проверка) позиций адресанта и адресата, канала связи и кода, которое осуществляется при помощи соответствующих языковых функций в самом сообщении. Таким образом, в самом сообщении необходимо представлены все основные элементы коммуникативной ситуации, в том числе обозначается позиция адресанта и адресата.

Коммуникация между адресантом и адресатом осуществляется в пространстве языка в рамках конкретного речевого события через сообщение при помощи использования определенных языковых функций. Структура сообщения предполагает свою центрированность относительно одного элемента Проблема удержания смысла в ситуации… ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2010. Вып. коммуникации или основной языковой функции. Набор используемых в заданной структуре сообщения знаков детерминирован языковыми кодами, которыми владеют участники коммуникации. Для установления используемого в данном речевом акте кода в сообщении может быть четко обозначена метоязыковая функция. Код в рамках коммуникации всегда контекстно связан и определим для конкретной ситуации коммуникации [2. C. 314]. Четкая определимость кода является гарантией сохранения и однозначного установления значения знака, то есть связана с возможностью понимания и сохранения смысла в процессе разворачивания коммуникации. При этом нормативным является изначальное различие в структуре и объеме кодов адресанта и адресата [2. C. 313]. Кроме того, Якобсон отмечает: «Люди обычно проявляют более узкую языковую компетенцию в качестве отправителей речевых сообщений и более широкую компетенцию в качестве их получателей» [2. C. 313].

Вступая в речевую коммуникацию, ее участники изначально должны сформировать для себя представление не только о предмете разговора, но и о структуре самого сообщения, то есть определить центральную/значимую языковую функцию сообщения и используемый принцип кодификации знаков. Структура сообщения, как и используемые коды, всегда пред-заданы, то есть существуют до акта передачи сообщения. Таким образом, в процессе коммуникации адресант и адресат обозначают свое место в уже заданной границе и структуре сообщения. При этом отправитель сообщения стремится представить информацию значимой через нахождение адекватной значению структуры. Так как в момент формирования сообщения значение известно только отправителю, он располагает меньшим числом вариаций кодов и структур при его оформлении. Получатель сообщения сталкивается со структурой и набором знаков, подлежащих интерпретации, то есть установлению значения с помощью подбора или использования соответствующего структуре сообщения и коммуникативной ситуации кода. В момент завершения интерпретации происходит замещение позиции адресата на позицию адресанта. Таким образом, мы имеем дело с двусторонними трансформациями знаков в ситуации коммуникации, направленными на установление их значений, в процессе которых инвариативность переводится в вариативность, и наоборот, а позиции адресата и адресанта являются взаимозаменяемыми и взаимообратимыми. В этом случае значение имеет не источник приема/передачи сообщения, а направленность движения сообщения: «от» участника коммуникации или «к» участнику коммуникации. Возможность подобных трансформаций заложена в саму сущность языка и предъявляется в структуре сообщения.

Формирование структуры сообщения осуществляется через применение операций селекции и комбинации, которые позволяют предъявлять все разнообразие языка в необходимом для данного сообщения наборе знаков и их последовательности. Селекция осуществляется на основании эквивалентности значений используемых знаков, комбинация основывается на их смежности. Комбинаторные и селективные свойства языка одновременно ограничивают и расширяют число знаков и возможности по их комбинации. В случае направленности сообщения на однозначное выявление значения знаков мы сталкиваемся с центрированностью сообщения вокруг метоязыковой функции, в которой последовательность используется для построения равенств [1. C.204], а направление движения сообщения носит характер «инвариант-вариант(ы)-инвариант». Однозначная пред-заданность (или разделяемость) структуры сообщения и его кода делает коммуникативную ситуацию прозрачной и одновременно исчерпывает ее, так как все коммуникативные элементы установлены и означены, а сообщение закончено. В то же время ситуация определенности не предполагает производство новых значений и произведение операций означивания, то есть коммуникация начинает носить предметный, ограниченный характер и сводится к акту приема-передачи сигнала, что приводит к обессмысливанию саму ситуацию коммуникации. Поэтическая функция языка, по мнению Р. Якобсона, позволяет избежать подобных ситуаций.

Обратиться к поэтической функции языка – значит сделать предметом сообщения само сообщение, то есть обратиться к его внутренней структуре и границам, переопределить их. В этом случае через проецирование принципа эквивалентности с оси селекции на ось комбинации эквивалентность знаков становится конституирующим моментом в последовательности (структуре сообщения) (Там же). Значение знаков начинает переопределяться с помощью принципа параллелизма посредством изменения структуры сообщения. Сходство знаков и значений, наложенное на их смежность, делает сообщение полисемантичным, неоднозначным: «Неоднозначность – это внутреннее присущее, неотчуждаемое свойство любого направленного на самого себя сообщения…» [1. C. 221]. Главенство поэтической функции приводит к неоднозначности сообщения и референции, расщеплению адресанта и 36 К.Н. Обухов 2010. Вып. 2 ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА адресата. Возникает потребность в переопределении не только позиций адресанта и адресата, границ коммуникативной ситуации и самого сообщения, но и отношений, означающих и означаемых, заложенных в кодифицирующем принципе. В этом случае коммуникации мы сталкиваемся с ситуацией движения сообщения в направление «вариант(ы)-инвариант-вариант(ы)», которые позволяют расширить семантическое пространство языка. Одновременно с этим происходит расширение числа значений конкретного сообщения, а процесс коммуникации становится затруднителен с точки зрения определения смысла этого сообщения. Обращенность сообщения на само себя в подобной структуре может быть представлено как аутопойесис, который не связан в данной концепции с установлением смысла в процессе коммуникации, а лишь предъявляет процесс самосоотнесения форм.

В концепции Р. Якобсона представлена элементарная структура языковой коммуникации как акта речевого общения. Понимание в процессе коммуникации в рамках данной структуры обеспечивается наличием общего для участников коммуникации кода, таким образом, код начинает выступать гарантом понимания в процессе коммуникации. При этом категория «код» изначально не содержит в себе смысла, а лишь предстает как структурирующий отношения знаков и значения в составе сообщения принцип. Подобное представление о коде делает невозможным установление смысла сообщения в процессе коммуникации и, как следствие, обессмысливает коммуникацию, сводит ее к оборачиваемости форм и структур или простой механической передаче сигнала. В первом случае понимание становится невозможным, а во втором – избыточным.

Представление о поэтической функции языка как функции, делающей предметом сообщения само сообщение, позволяет предъявить трансформационные способности языка в процессе коммуникации. Самообращенность сообщения создает возможность постоянной трансформации и преобразования знаков языка, тем самым гарантирует возобновляемость коммуникации, показывает ее непрекращающийся характер. Однако присутствие в сообщении кодифицирующего принципа элиминирует смысл сообщения за пределы процесса самоописания, сводя последний к постоянной обращаемости форм.

* * * 1. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: «за» и «против». М., 1975.

2. Якобсон Р. Речевая коммуникация // Избранные работы. М.: Прогресс, 1985.

Поступила в редакцию 16.06.K.N. Obukhov The Problem of Sense Retention in The Situation of Verbal Communication in the Concept of R. Jacobson The scheme of verbal communicative action in Jacobson's theory of communication is being analyzed. The structure and the principle of message organization in the process of communicative situation are being examined. The problem of sense retention in presented communication scheme is emphasized.

Keywords: communication, verbal communication, code, message, autopoiesis, sense, understanding.

Обухов Константин Николаевич, аспирант ГОУВПО «Удмуртский государственный университет» 426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 6) E-mail: fagotfrosch@gmail.com Obukhov K.N., postgraduate student Udmurt State University 462034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya str., 1/E-mail: fagotfrosch@gmail.com




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.