WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

I. Регулирование трансграничных потоков данных Интернет как самостоятельная юрисдикция Одним из вариантов анализа сложившейся ситуации является взгляд на Интернет как на самостоятельную юрисдикцию и выработка соот ветствующего отношения. Традиционные понятия суверенитета и юрисдикции предполагают, что правительства придают большое зна чение границам, которые должны обеспечить им власть, дать силу их законодательным нормам и правилам, создать легитимность их дей ствий и обеспечить информированность тех, на кого распространяется регулирование. Джонсон и Пост – специалисты по вопросам права и Интернета – написали в своей известной статье следующее:

«Быстрый рост глобальной компьютерной сети разрушает связи меж ду географическим расположением и (1) способностью местных влас тей установить контроль над онлайновой средой общения; (2) влияни ем онлайновой среды на людей и предметы; (3) легитимностью уси лий местного руководства применять местные нормы и правила в от ношении явлений глобального масштаба; (4) способностью физичес кого положения определять, какой набор правил применим в конк ретном случае»2.

Интернет и киберпространство действительно поставили сувере нитет органов власти в сложное положение. Действуя на расстоянии, Интернет и трансграничные потоки данных создали эффект переиз бытка. Помимо этого, говорится, что архитектура Интернета создала среду, которая вошла в противоречие с действиями органов власти.

В то время, когда органы власти пытались наладить регулирование пу тем принятия решений, обязательных для выполнения внутри страны (например, политика криптографии), Джонсон и Пост говорили:

«Многие из сложностей, юридические и повседневные, вызванные пе ресекающими границы электронными коммуникациями, можно было бы разрешить принятием одного простого принципа: нужно думать о Киберпространстве как об отдельной, с юридических позиций, «тер ритории» по причине существования юридически значимых границ между Киберпространством и «реальным миром».

David R. Johnson and David G. Post, «Law and Borders – the Rise of Law in Cyberspace» (Закон и границы – рост влияния закона в киберпространстве), Stanford Law Review (1996).

Ограничение и сдерживание глобальных потоков данных Опасения властей строились не на безуспешности национальных мер или национальной политики, а на заложенных в них противоречи ях в условиях новой социально технологической среды. Вероятнее все го, применение законодательного регулирования, ограниченного гео графическими границами, по отношению к среде, не имеющей границ, бессмысленно. Важнее то, что регулирование силами одной юрисдик ции будет иметь мгновенные последствия для другой юрисдикции именно в силу безграничности киберпространства.

Проще говоря, если бы США ввели нормы на определенную форму речи, то это бы означало регулирование речи и в других местах, посколь ку большая часть Интернета приходится на США. Другим примером яв ляется решение французского суда, привлекшее Yahoo! к ответственнос ти за содействие аукциону по продаже реликвий времен нацизма3. Yahoo! было предписано не допускать французских националистов к тем разде лам веб сайта, на которых были выставлены на продажу предметы вре мен нацизма. Важна сама по себе попытка определить «французских на ционалистов», пусть пока только в онлайне. В итоге Yahoo! закрыл доступ всем пользователям из всех стран к аукционному разделу сайта. В пер вом примере принятая в США норма могла иметь фактические последст вия для всего мира; во втором примере французское распоряжение рас пространилось на другие юрисдикции и повлияло на них.

Интернет как часть общей практики Можно взглянуть на эту проблему и с другой точки зрения: рассматри вать «информационное общество», «киберпространство» и Интернет так же как все остальные формы трансграничной деятельности. Тран закции в киберпространстве не так уж сильно отличаются от других транснациональных транзакций, поскольку задействуют людей в «ре альном пространстве» в разных территориальных юрисдикциях, что приводит к «реальным» действиям и последствиям.

В этом смысле транзакции в киберпространстве по сути своей не яв ляются основанием для большего внимания со стороны регулятивных Хороший обзор данного вопроса представлен у Yaman Akdeniz, «Case Analysis of League against Racism and Antisemitism (Licra), French Union of Jewish Students, v. Yahoo! Inc. (USA), Yahoo France, Tribunale De Grande Instance De Paris, Interim Court Order, 20 November 2000», Electronic Business Law Reports 1, no. 3 (2001).

2.

I. Регулирование трансграничных потоков данных органов отдельных стран4. Политика, принятая в какой либо одной стра не, всегда отразится на другой. В Интернете происходит то же самое.

Изменения в технологиях транспортировки и коммуникации, про изошедшие в первой половине ХХ века, превратили деятельность с участием разных юрисдикций в обычное дело. Это совпало с ростом уровня регулирования и, несмотря на усилия арбитражных судов раз ных юрисдикций, коллизии юрисдикций стали очевидными. Даже в су дебных делах по вопросам, связанным с множественными юрисдикци ями, суды применяли универсальное обычное право, не имеющее при вязки ни к одной конкретной суверенной власти, а именно: торговое право, морское право или международное право5.

Сегодня международное право разрешает государствам применять их право к экстерриториальным случаям, имеющим значительные по следствия для локального уровня. Один из ведущих специалистов по данному вопросу отмечает:

«В современном мире транзакция может на законных основаниях ре гулироваться и в той юрисдикции, в которой она совершается, и в юрисдикциях, в которых ощущаются значительные последствия от данной транзакции, и в тех юрисдикциях, регулятивными норма ми которых обременены участвующие стороны»6.

На самом деле страны успешно справляются с регулированием по токов данных. В 1995 г. Европейский Союз принял окончательный ва риант гармонизирующей директивы по защите данных, в которую во шли две статьи, регулирующие трансграничные потоки данных7. Такие Jack L. Goldsmith, «Against Cyberanarchy» (Против киберанархии), University of Chicago Law Review 65 (1998).

Jack L. Goldsmith, «Symposium on the Internet and Legal Theory: Regulation of the Internet: Three Persistent Fallacies» (Симпозиум, посвященный Интернету и тео рии права: регулирование Интернета: три устойчивых заблуждения), Chicago Kent Law Review 73 (1998).

Goldsmith, «Against Cyberanarchy».

European Union, «Directive 95/46/EC of the European Parliament and the Council of 24 October 1995 on the Protection of Individuals with Regard to the Processing of Personal Data and on the Free Movement of Such Data» (Директива 95/46/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 октября 1955 г. о защите прав частных лиц применительно к обработке личных данных и о свободном движе нии таких данных) (1995).

Ограничение и сдерживание глобальных потоков данных совершенно разные страны, как Австралия, Китай и Саудовская Ара вия, приняли законы о цензуре для контроля отправляемой, получае мой информации или того и другого; это было сделано, несмотря на предупреждения о невыполнимости и ошибочности подобных мер.

В каком то смысле каждая новая технология нарушает существую щий правовой режим. Телеграф кардинально увеличил скорость и объем коммуникации, сократив скорость коммуникации с месяцев и недель до часов и минут. Телефон сократил стоимость и увеличил час тоту и приватность международной коммуникации8. Интернет наруша ет привычную практику так же, как другая инфраструктура, но он дела ет это несколько более замысловатым образом.

Интернет как отдельная проблема Сказать, что сейчас ничего не изменилось, – значит закрыть глаза на конкретные перемены, проблемы и возможности, появившиеся в связи с развитием и внедрением информационного общества. Госу дарства часто заявляют, что просто «обновляют» свои законы с учетом новых технологических условий, стремясь сократить до минимума спо ры и признавая основные изменения в политике естественным и бес спорным фактом.

Транснациональные коллизии часто разрешались путем гармони зации законов. Что касается Интернета, то известны инициативы, предложенные ООН, Советом Европы, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе и странами Большой восьмерки для рас смотрения таких изменений, коллизий и различий в правовых систе мах. Совсем недавно Всемирный саммит по информационному общест ву считался центром распространения информации о том, как следует эффективно регулировать экономическое, социальное и криминальное поведение за пределами границ государств.

Проблематичными представляются попытки обращаться с потока ми данных в сетевой среде так же, как мы делали это в прошлом. Воз никают новые проблемы и задачи, независимо от того, насколько упор но мы делаем вид, что новые технологии похожи на своих предшествен Goldsmith, «Against Cyberanarchy».

I. Регулирование трансграничных потоков данных ников. Новые технологии могут стать основанием для новых правовых методов, которые, в свою очередь, могут создавать новые коллизии для наших норм международного права. Наконец, различия в системах управления существовали всегда, и никакой уровень гармонизации не сможет адекватно защитить права личности.

Итак, мы возвращаемся к дискуссии об «информационном общест ве» и связанной с ним политике. При обсуждении вопросов, касающих ся юрисдикции и Интернета, с одной стороны, возникает опасность распространения национального законодательства за пределы конк ретного государства. С другой стороны, мы рискуем обращаться с Интернетом совершенно отличным от других форм транснациональ ного управления образом. Так в чем должна заключаться роль управле ния в «информационном обществе» Отвечая на этот вопрос, мы вхо дим в сферу технологической политики.

II.

Проблемы регулирования информационного общества «Информационное общество» – просто инструмент риторики; средство для понимания и разграничения того, что было, и того, что есть. Таким же инструментом риторики является и «киберпространство». Что мы должны понять, так это то, как информационные и коммуникаци онные технологии «информационного общества» влияют на системы за конов, норм и практик «реального мира». На этом строилась мечта о создании нового общества; реальность же такова, что мы существуем в рамках наших обществ вместе с новыми технологиями и принятыми законами, рынками, нормами и практиками.

Интернет – это форум для взаимодействия и общения, совокуп ность постоянно меняющихся разнообразных телекоммуникационных протоколов и распределенных по всему миру технологий. Это также со циальное явление с огромным количеством пользователей из все воз растающего числа стран. Одновременно это и интерактивный рынок, открывающий возможности для электронной коммерции, электронной торговли ценными бумагами и других форм электронных транзакций.

Это еще и самая большая библиотека, самый богатый ресурс для обуче ния и коммуникации (и в то же время самое большое хранилище порно графической, непристойной и вредной информации). Интернет – важ нейший элемент нашей повседневной жизни.

Отличается ли информационное общество от того, что было извес тно нам раньше И да, и нет. Отличаются ли Интернет и транснацио нальный характер его деятельности от телеграфа и телефона Во мно гом не очень сильно, но все же – отличаются. Наконец, изменились ли формы и функции управления благодаря появлению глобальных коммуникационных сетей Ответ – да, до опасной степени.

Ограничение и сдерживание глобальных потоков данных Современные информационные и коммуникационные технологии действительно порождают и проблемы, и возможности для прави тельств. Мы уже показали, как вопрос юрисдикции превращается для государств в проблему с точки зрения регулирования; новые проблемы возникают, когда это регулирование осуществляется. Однако вызовы, связанные с регулированием, выходят за рамки трансграничных во просов. Другая задача – определить, как вписать коммуникационные инфраструктуры, такие как Интернет, в систему законодательной практики. Проще говоря, относимся ли мы к Интернету точно так же, как к телефону, телевидению, радио или печатным СМИ Являются ли пользователи Интернета потенциальными «вещате лями» или это просто индивидуумы, общающиеся друг с другом по принципу «точка точка» От ответа на этот вопрос зависит то, как мы относимся к организациям, предоставляющим услуги интернет коммуникации. Регулирование деятельности поставщиков интернет услуг как носителей информации, по типу телефонных компаний, сни мает с них часть ответственности за контроль над контентом, но за ставляет их подчиняться многочисленным регулятивным нормам в об ласти связи. Отношение к Интернету как к широковещательной среде, подобной телевидению или радио, делает поставщиков интернет услуг ответственными за контент, проходящий по их каналам. Иногда они, в зависимости от модели бизнеса, принимают на себя ответственность за предоставляемые услуги, однако в большинстве случаев эта ответст венность определяется законом.

Обновление законов для их применения к Интернету – это, по су ществу, процесс поиска ответа на вопрос, является ли Интернет широ ковещательной средой, средой нейтральной по отношению к контенту или каналом передачи информации. Режимы ответственности компа ний варьируются в зависимости от подхода к регулированию, принято го конкретным государством. Отметим, что по алжирскому законода тельству все поставщики интернет услуг должны нести ответствен ность за контент размещаемых сайтов; швейцарское право делает по ставщиков интернет услуг ответственными только в тех случаях, когда автора контента установить невозможно; в Венгрии провайдеры услуг свободного сетевого пространства не несут ответственности за кон тент, за исключением случаев, когда провайдер был осведомлен о том, что сайт нарушал закон, но ничего не предпринял в связи с этим; юри дическая мысль в Великобритании превратила поставщиков интернет II. Проблемы регулирования информационного общества услуг почти что во «вторичных издателей», каковыми являются книж ные магазины и архивы, но никак не в обычный канал передачи ин формации.

Определение Интернета с позиций цензуры Государства традиционно регулируют контент теле и радиовещания, и попытка применить существующие правила к Интернету выглядит вполне естественно.

Ситуация в Австралии может служить примером возникающих при этом проблем. Рассмотрим заявление, которое сделал заместитель председателя Австралийского управления массового вещания (Australian Broadcasting Authority, ABA) – сторонник государственного регулирования в этой области:

«Массовое вещание, а теперь и Интернет, используют государст венную собственность – воздушные волны и частоту каналов связи.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.