WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 49 |

Возникает вопрос, а не являются ли для России эти крайние проявления, эта «замысловатость» какой-то фатальной неизбежностью или, наоборот, следствием, по словам В.И. Ленина, «паршивой российской обломовщины», предлагавшего поэтому, как это было в петровскую эпоху, «взять в учителя немцев»5. Ответ на этот вопрос очевиден, если отказаться от надуманной поклонниками старины, славянофилами и прочими, по выражению С.Ю. Витте, «старьёвщиками» легенды о якобы не подлежащей трансформации в русло общечеловеческих ценностей какой-то, чуть ли не данной Богом, окостенелой российской исключительности.

Считалось и продолжает считаться, что у России якобы особый путь развития или, по известному поэтическому выражению, у нее «особенная стать», в которую нужно только слепо верить, отбросив или отодвинув на задний план основополагающие законы развития природы и общества, объективные закономерности экономического развития, общие фундаментальные ценности и принципы человеческой жизнедеятельности.

Бесспорно, у России, как и у всякой другой страны или группы стран, есть какая-то региональная специфика, особенности менталитета людей. Но под прикрытием вообще особого пути (по пословице: «сами с усами») удобно оправдывать любые эксперименты над целой нацией, ее социаль5. Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190.

ными группами, среди которых наиболее привлекательным для таких экспериментов веками оказывалось крестьянство.

А когда обнаруживается провал и разрушительные последствия этих экспериментов и новаторских начинаний, то находятся объяснения, что во всем виновата не сама концепция особого пути, а ошибки и перегибы властных инициаторов их проведения. Еще более удобно вообще все сводить к умозаключениям об исторической необходимости волюнтаристских начинаний вроде советской насильственной коллективизации. Гигантомания, крутые революционные повороты и перевороты, великие переломы, прорывные замыслы и амбициозные проекты, стремление любой ценой быть первыми, грубый произвол или, наоборот, власть стихии и т.д. – все это из арсенала легенды об особом российском пути.

Надуманность этой легенды, стоившей России многих людских бед и материальных потерь, очевидна, и к ее приверженцам, по сути, было обращение Д. Медведева на юбилейной конференции, посвященной 150-летию Крестьянской реформы, как раз направленной на путь реализации общих законов и принципов цивилизованного устройства жизни общества, развития экономики. К сожалению, по инерции идеи, породившие указанную легенду, продолжают жить и овладевать если не массами, то умами людей, принимающих государственные экономические решения. Это, в частности, видно из заложенного в нынешней официальной экономической политике запредельного дисбаланса между господдержкой сельского хозяйства и масштабами пресловутой «перекачки», представляющего собой грубое нарушение объективных законов воспроизводственного процесса в экономике, ставящего российское крестьянство на грань выживания.

Идея «перекачки» как отражение социальной несправедливости и экономического произвола зародилась в абстрактных умозаключениях физиократов и получила свое законченное «научное» обоснование в марксистских построениях.

Ее практическая реализация во всем объеме воплотилась в СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО АПК так называемых «социалистических» преобразованиях сельского хозяйства, «чрезвычайщине», в мерах по взиманию «дани» с крестьянства, его военно-феодальной эксплуатации. В своем общем концептуальном построении «перекачка» исходила из определения крестьянства как второсортного, низшего, податного сословия, или, по умозаключению Ф. Энгельса, сообщества «варваров», этого, по его словам, самого «жалкого» класса, когда-либо оставившего свой след в истории человечества6. Построенная на такой антикрестьянской политике идея «перекачки», донорской роли сельского хозяйства не нашла спроса в странах, приверженных общечеловеческим ценностям. Но она прижилась в России на благодатной почве её особого пути. Эта идея составляла суть так называемого «закона первоначального социалистического накопления» и вытекающего из него произвольного набора принудительных и прочих внеэкономических мер по беспрецедентному по своим масштабам ограблению российского крестьянства. Разрушительные последствия такого угрюмбурчеевского следования по «особому российскому пути», причем не только для сельского хозяйства, не заставили себя ждать.

Люди, не утруждающие себя серьезным системным анализом, вслед за идеологами советского прошлого могут и продолжают импровизировать по поводу успехов сталинской индустриализации, достигнутой за счет этого ограбления.

Но при этом поверхностные импровизаторы не хотят (или неспособны) понять, что вызванный «перекачкой» дисбаланс в общем социально-экономическом развитии страны, по справедливой, основанной на системных исследованиях происходивших процессов, оценке академика Ю.С. Пивоварова, нанес «страшный удар по человеку и привел страну к антропологической катастрофе. А тот тип индустриализации, который навязал стране Сталин, оказался тупиковым. По подсчетам ученых, если бы развитие России продолжалось так, как 6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 208; Т. 38. С. 420.

оно шло с конца XIX в. и до 1917 г., то к 1940 г. она приблизилась бы к США»7.

О неизбежности общих провальных последствий «перекачки» для всего экономического, в том числе промышленного, развития страны предупреждал инициаторов дилетантских «исторических» решений Н.И. Бухарин. «Наивно полагать, – доказывал он, опираясь на объективные закономерности и взаимосвязи в экономике, – будто максимум годовой перекачки из сельского хозяйства в промышленность обеспечит максимальный рост индустрии. Наоборот, длительно наивысший темп получается при таком сочетании, когда промышленность поднимается на активно растущем сельском хозяйстве (курсив автора). В этом случае индустриализация вместо «паразитарного» процесса по отношению к деревне становится средством величайшего преобразования и подъема»8.

Вопреки этому большевистская власть продолжала не только наивно думать, но вопреки всякой логике вероломно действовать с одобрения приближенных к этой власти экономистов, в частности академика С.Г. Струмилина. Последний утверждал: «Наша задача не в том, чтобы изучать экономику, а в том, чтобы изменять ее. Нас не связывают никакие законы… Вопрос о темпах должны решать люди» (имелись ввиду большевистские деятели во главе со Сталиным). Как известно, волевые решения этих людей стоили России неисчислимых потерь и человеческих (особенно крестьянских) страданий и жертв.

В оправдание этих решений и тем самым в подтверждение якобы преимуществ советского социалистического пути его идеологи и пропагандисты особенно хвастались именно темпами роста индустрии, её количественными показателями, тем, что на основе этих «исторических» решений в стране добывалось в 5,1 раза больше железной руды и в 1,4 раза 7. Профиль. 2008. № 32. С. 21.

8. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Политиздат. 1988. С. 410.

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО АПК больше нефти, чем в США, выплавлялось в 2,86 раза больше чугуна и в 2, 14 раза больше стали, выпускалось в 4,63 раза больше тракторов и т.д. Итог этих достижений по известному рецепту – любой ценой «догнать и перегнать» – печальный и вполне ожидаемый: СССР полностью проиграл в экономическом соревновании, развалившись под грузом собственных искусственно созданных проблем, прежде всего запредельной структурной несбалансированности экономики и потому её технологической отсталости и абсолютной неконкурентоспособности, низкого уровня и качества жизни людей, крепостническими порядками организации их труда, наиболее невыносимыми в сталинских колхозах.

Если бы обеспечивалось соблюдение элементарных требований объективных экономических законов и при этом поддерживались «оптимальные соотношения развития промышленности и сельского хозяйства в России в 1928– 1940 гг., то крестьянство не было бы доведено до нищеты, а страна как минимум, могла бы удвоить промышленную, в том числе военную, мощь»9. Это была бы совсем другая, действительно системно модернизирующаяся страна с технологическим укладом мирового уровня, иным оборонным потенциалом, процветающим сельским хозяйством, с сохранившимся цветом инженерных кадров, культурных хозяев в деревне, командного состава армии, биологической и других направлений науки и т.д. Инициаторы «исторических» решений фабриковали во всех этих сферах вредительство, шпионаж, измену, врагов народа, а сами оказались врагами и вредителями беспрецедентного национального масштаба, прежде всего разрушив сельское хозяйство и загубив миллионы его лучших трудолюбивых и инициативных работников.

И подлинная экономическая теория, и прогрессивный исторический опыт динамичного, действительно планомерного, пропорционального развития передовых в обществен9. Миль Дж.С. Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии. Гл. 4. «О крестьянах-собственниках». Т. 1. С. 414.

ном устройстве стран неизменно подтверждают особую роль в этом развитии, в его темпах обеспечения структурной и общей воспроизводственной сбалансированности в народном хозяйстве, и прежде всего в соотношении его базовых отраслей: сельского хозяйства и промышленности. Причем такая сбалансированность предполагает активную государственную поддержку сельского развития как приоритета первостепенной важности. Эта приоритетность объективно обусловлена фундаментальной исторической ролью отрасли в развитии и жизни общества, а крестьянского сословия, как корневой системы нации, как сеятеля и хранителя государства. Отсюда, по определению Д.И. Менделеева, государственная защита земли и земледельца «равносильна» защите самого государства.

Общеэкономическое, народнохозяйственное значение принципа приоритетности сельского развития подтверждено длительным историческим опытом как малых (Швейцария, Дания, Голландия, Израиль и т.д.), средних (Норвегия, Швеция, Финляндия, Южная Корея и т.д.), так и крупных стран (Германия, Франция, США) и т.д. Они поэтому органически вписались в глобальные мирохозяйственные процессы, став движущей силой этого развития вообще, и мировой агропродовольственной системы в частности.

Поучительным примером здесь может служить не имеющая ни газа, ни нефти, ни многих других даровых природных богатств Швейцария, достигшая своего процветания как страна «крестьян и коров». Именно исходя из предпосылки, что сельское хозяйство есть первичная базовая отрасль экономики, в Конституции страны ему уделен особый параграф, обязывающий государство оказывать крестьянству постоянную активную протекционистскую поддержку. На основе такой конституционно закрепленной аграрной политики выросли современные институты государства, создана одна из стабильных и устойчивых экономик страны с высокоразвитой промышленностью, особенно машиностроительной, текстильной, химической, фармацевтической, пищевой, надежСТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО АПК ной финансово-банковской системой. Поэтому, имея сейчас в расчете на душу населения сельскохозяйственных земель, далеко не лучшего качества, почти в 5 раз меньше, чем в России, всего 4% швейцарских крестьян-собственников, занятых в аграрном производстве, в целом обеспечивают продовольственную безопасность страны, экспортируя значительную часть производимой высококачественной животноводческой продукции.

«Пусть другие страны похваляются своими богатствами, – писал известный историк и экономист, почетный член Петербургской академии наук, Ж.Ш. Сисмонди, – Швейцария всегда может с гордостью показать на своих крестьян с печатью здоровья и силы на их лицах»10. Могут показать на своих, с той же печатью здоровья и силы, крестьян как созидательную силу общего прогресса в государстве и многие другие, в том числе крупные страны, в частности Германия, традиционно обеспечивающая достойные условия жизнедеятельности крестьянства. Поэтому при малоземелье и низком естественном плодородии почв социально благоустроенное и потому динамично развивающееся сельское хозяйство сейчас производит около 90% необходимого стране продовольствия, а трудоемкая продукция животноводства даже экспортируется. Социальное благополучие крестьянства в конечном счете в решающей степени определяет общее благополучие и мощь государства, которую Германия убедительно демонстрирует до сих пор, являясь одним из локомотивов процессов глобализации.

Таким образом, определяющим условием структурной народнохозяйственной сбалансированности и общего социально-экономического прогресса является обеспечение приоритета сельского развития, а ее главным критерием – сопоставимость, уравновешенность социального благополучия сельского и других групп населения, условий их труда, уровня и качества жизни. Более того, с точки зрения неза10. Вопросы экономики. 2009. № 10. С. 123.

менимых жизненно важных функций сельского хозяйства оправданным и социально справедливым является определенное превышение соответствующих сельских показателей над городскими. Так, среднедушевые доходы членов сельских семей в США почти на 10% выше, чем в городе, что является важнейшим фактором закрепления и инициативной трудовой деятельности занятых в сельскохозяйственном производстве. То же самое наблюдается и во многих других странах.

Достигается это благополучие через систему и механизм государственного регулирования, оптимизацию воспроизводственных пропорций развития сельского хозяйства, прежде всего через бюджетную поддержку аграрных цен, систему льготного налогообложения, субсидии и т.д. Тем самым устраняется дисбаланс между размерами необходимых для эффективного ведения производства доходов сельхозпроизводителей и размерами «перекачки» как «отражение социальноэкономической ущербности аграрной политики»11.

«Перекачка» имеет место и в других странах из-за несовершенной или недобросовестной конкуренции, диспаритета цен, прямых монополистических проявлений со стороны партнеров сельского хозяйства по АПК и т.д. Однако размеры бюджетных компенсаций «перекачки» достигают в этих странах 30 – 40% валовой продукции и более (в Норвегии свыше 60%, или 30 тыс. долл. на сельского жителя). В России эти показатели составляют соответственно 5% и около долларов. Отсюда огромное отставание страны в аграрном производстве, сельская бедность, демографическая деградация, переходящая все границы алкоголизация села и т.д.

Хотя по сравнению со сталинским периодом механизмы «перекачки» изменились, а ее масштабы сократились, сельское хозяйство продолжает находиться под бременем этого, без преувеличения, настоящего социально-экономического бедствия для крестьянства. Существующая господдержка, в 11. Миль Дж.С. Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии. Гл. 4. «О крестьянах-собственниках». Т. 1. С. 414.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.