WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 40 |

Таким образом, существуют разные подходы к исследованию демографической ситуации, разные точки зрения на перечень и значимость факторов, обуславливающих демографический кризис, на решение вопросов выхода из него. Не ставя своей целью отразить весь спектр дискуссии на этом поле, тем не менее, отметим игнорирование подхода, исследующего феномен социальной самоорганизации во взаимоотношениях между самыми большими и первичными социальными группами – мужчинами и женщинами, т. е. гендерного подхода.

По определению Организации Объединенных Наций, гендерный подход – это «…процесс оценки любого планируемого мероприятия с точки зрения его воздействия на женщин и мужчин, в том числе законодательства, стратегий и программ во всех областях и на всех уровнях. Настоящая стратегия основывается на том, чтобы интересы и опыт женщин, равно как и мужчин, стали неотъемлемым критерием при разработке общей концепции, при осуществлении, мониторинге и оценке общих направлений деятельности и программ во всех политических, экономических и общественных сферах с тем, чтобы и женщины и мужчины могли получать равную выгоду, а неравенство никогда не укоренялось бы»20.

Гендерный подход представляет собой особую методологию, применимую для исследования ко всем без исключения социальным процессам. Однако малоразработанным направлением гендерных исследований остается гендерный подход к анализу различных аспектов демографии.

Новизна гендерного подхода в том, что он не акцентируется на проблемах только женщин, а обращен к обоим полам как полноправным участникам процесса развития, что для демографических процессов особенно важно. Подходы по включению гендерного измерения означают преодоление проблем, различаемых по гендерному признаку, в то же время не исключают специфических гендерных стратегий, программ в тех случаях, когда это необходимо.

Результаты уже проведенных в России гендерных исследований показывают, что реальные условия жизнедеятельности женщин и мужчин современной России не являются сбалансированными. С одной стороны, не изжит феномен профессиональной, политической и бытовой дискриминации женщин. С другой стороны, и мужская половина российского общества также весьма далека от социального благополучия: средняя продолжительность жизни мужчин на двенадцать лет меньше, чем у женщин; мужчины гораздо более подвержены алкоголизму, наркомании и другим проявлениям деструктивного и экстремального поведения, суициду.

Указанные социальные явления есть следствия гендерной асимметрии, то есть крайне недостаточного учета особенностей социального бытия мужчин и женщин в процессе планирования и реализации социальной политики, что, по мнению автора, несомненно, сказывается на демографических процессах. Гендерный подход в демографии необходим для учета специфического влияния гендерных процессов (изменений) на демографические, а также ориентирует на создание предпосылок, условий для полной реализации права на выбор жизненной стратегии, в том числе и репродуктивной.

В борьбе за равноправие мужчин и женщин вопросы гендерного равенства рассматривались, прежде всего, через призму преодоления дискриминации в отношении женщин. Однако можно предположить, что именно изменение социальной роли женщины является одним из факторов демографического кризиса, выражающемся в принятии решения о минимизации рождений детей, изменении мотивов рождения детей, в определении места деторождения в общей картине женских жизненных устремлений.

Гендерный подход в демографии дает возможность анализировать, как изменился социальный смысл материнства, следовательно, и функции женщиныматери, в какой степени эти изменения влияют на принятие решений о рождении ребенка и как они (функции) соотносятся с личной стратегией женщины. Гендерный подход объективно ставит еще одну проблему демографии: роль отца. В то время как женщина очень активно осваивает общественную сферу и внедряется в нее, участие мужчины в семейном укладе, в принятии решения о рождении ребенка, в воспитательном процессе, в разделении ответственности, во-первых, не претерпевает значительных изменений, а во-вторых, мало изучено.

В России основной целью демографической политики является достижение уровня рождаемости трех детей на женщину к завершению ее репродуктивного возраста. Отсюда конкретным социальным фактом, олицетворяющим собой достижение цели демографической политики, является «практическая» женщина и мужчина, имеющие трех и более детей к завершению репродуктивного возраста.

Целью гендерной политики в сфере рождаемости становится право выбора своей жизненной стратегии как для женщин, так и для мужчин в части реализации репродуктивного права.

С целью диагностики состояния социального воспроизводства в городе Челябинске автором совместно со специалистами лаборатории прикладной политологии и социологии Челябинского института (филиала) Уральской академии государственной службы было проведено социологическое исследование в части репродуктивного поведения горожан по состоянию на конец 2007 года21.

Социологический опрос показал существование коридора прожективной репродуктивной деятельности, в котором находятся как минимум две трети опрошенных, способные и допускающие для себя при благоприятствующих обстоятельствах возможность иметь двух-трех детей. Кроме того, он показал, что процесс социального воспроизводства в части репродуктивной деятельности остается мало планируемым на индивидуальном уровне и слабо регулируемым – на государственном. Сохраняется и воспроизводится стихия жизни, которая на протяжении последних десятилетий не благоволит к развитию демографической ситуации, а напротив, привела её к кризисному состоянию. Государственная демографическая политика только набирает очки целесообразности, внятности и эффективности.

Основные выводы, сделанные исследователями, заключаются в следующем: несмотря на то, что, по мнению почти двух третей опрошенных (64 %), главное назначение женщины в современном обществе – это материнство, а наиболее типичная жизненная стратегия – это крепкая семья, в которой есть дети (56 %) и системный признак состоявшейся жизни женщины, по мнению 54 % опрошенных, – материнство, на уровне стремления к реализации определенной роли большинство женщин (по оценкам 52 %) выбирают стезю конкурентоспособного профессионала, но не хорошей матери (32 %). Это свидетельствует о несоответствии декларируемого ценностного уровня и реальной жизненной практики.

В оценке возможностей свободного выбора той социальной роли, которая женщине более близка, только 31 % участников опроса отмечают, что эта возможность существует для большинства женщин, 20 % считают, что в реальности во имя успешной карьеры женщина вынуждена отказываться от роли матери, а 14 % – что во имя детей женщина отказывается от карьерного роста, 25 % полагают, что мало у кого из женщин есть возможность свободного выбора. Таким образом, только треть опрошенных говорит о возможности свободного выбора, две трети отмечают вынужденность принятия решения, что подтверждает отсутствие свободного выбора жизненной стратегии (в том числе в части репродуктивного потенциала).

В рейтинге наиболее значимых жизненных ценностей первую пятерку составляют взаимопонимание супругов, прочная и счастливая семья (68 %), здоровье (42 %), успешная профессиональная карьера (40 %), дети как самоценность (29 %) и интерес к жизни (22 %). Иными словами, если на уровне выбора в дихотомии между деловой карьерой и материнством достаточно заметно доминирует ценность материнства, то в ряду жизненных ценностей дети как цель и результат, репродукт материнства занимают только четвертое место и являются самоценностью только для каждого третьего, а среди имеющих детей – для каждого второго горожанина.

Реальная демографическая ситуация в настоящее время, по социологическим оценкам, выглядит следующим образом: каждый третий опрошенный являются родителями одного ребенка (36 %), каждый четвертый – двух детей (28 %), только у 5 % – трое детей, а у оставшейся трети на время опроса нет ни одного ребенка (31 %).

Оценка репродуктивной ресурсности населения Челябинска показала следующее: при благоприятствующих жизненных обстоятельствах 15 % хотели бы иметь только одного ребенка, 42 % – не более двух детей, 22 % – трех детей, суммарно 4,5 % – от четырех детей и более, а 3,5 %, что равно статистической погрешности, – ни одного ребенка.

Сравнение реальной демографической ситуации (оценка наличия / отсутствия детей) с прожективной показало, что большинство из рассмотренных групп жителей Челябинска, кроме тех, кто не хотел бы иметь ни одного ребенка по причине возрастных особенностей и семейного статуса, можно рассматривать с точки зрения репродуктивной перспективности.

Если в решении о рождении ребенка, по оценкам опрошенных, играют примерно равную роль оба субъекта принимаемого решения – потенциальный отец (34 %) и мать (39 %), то при отказе от его рождения доминирует роль женщины (не-мать – 45 %, а не-отец – 25 %).

На уровне субъективного мнения, в качестве основных причин, по которым жители Челябинска не имеют детей столько, сколько им бы хотелось, выдвигаются причины, в основном, материального плана: неустойчивость материального положения (40 %), отсутствие в стране у детей стабильного будущего (31 %), отсутствие жилищных условий (25 %) и недостаточность государственной поддержки (17 %). Однако результаты опроса в целом дают основание заключить, что, несмотря на субъективную значимость материальной составляющей, гораздо большую роль играет сложносоставной социокультурный фактор, выявленный в формате данного опроса через измерение ценностно-установочной и поведенческой составляющих процесса социального воспроизводства22.

Таковы основные особенности демографической ситуации в городе Челябинске и системные черты пространства социального воспроизводства на ценностном, праксеологическом и вероятностном уровне.

Таким образом, необходимо отметить, что современные демография и социология семьи не выработали обоснованных концепций решения демографической проблемы в России. Демографические процессы нуждаются в поиске новых подходов к их изучению, способных учесть особенности современных процессов и возможности управления ими по запросам (потребностям).

Существенным для решения данной проблемы представляется гендерный подход, исследующий феномен социальной самоорганизации во взаимоотношениях между самыми большими и первичными социальными группами – мужчинами и женщинами – влияющий непосредственно на демографические проблемы.

Гендерный фактор в полной мере проявляется как фактор глобальных изменений (глобальные демографические, экологические, правовые и др. процессы) и ситуационных изменений (социально-экономическое положение, неопределенность, неуверенность в завтрашнем дне, др.).

Проблемная ситуация заключается в том, что в гендерной теории отсутствует обоснование или доказательство позитивного или негативного влияния на демографические процессы тех или иных гендерных факторов, а в современных демографических концепциях, к сожалению, такой важный аспект как гендерные отношения либо не учитывается, либо заявляется декларативно, не меняя при этом всю конструкцию гендерной системы.

Примечания См.: Якунин, В. И. Государственная политика вывода России из демографического кризиса : моногр. / В. И. Якунин, С. С. Сулакшин, В. Э. Багдасарян / под общей редакцией С. С. Сулакшина. – М. : Экономика, Научный эксперт, 2007. – 896 с.

Малинецкий, Г. Г. Демографическая стратегия / Г. Г. Малинецкий // Антикризисные социальные стратегии : учеб. пособие для сист. подгот. кадров гос. упр. – М. : Рос. акад. гос. службы при Президенте Рос. Федерации, 2004. – С. 120.

См.: Стенографический отчет о заседании Совета Безопасности, посвященном мерам по реализации Послания Федеральному Собрания. 20 июня 2006 года. – Москва, Кремль [Электронный ресурс]. – Режим доступа : www. kremlin.ru.

См.: Якунин, В. И. Государственная политика вывода России из демографического кризиса : моногр. / В. И. Якунин, С. С. Сулакшин, В. Э. Багдасарян / под общей редакцией С. С. Сулакшина. – М. : Экономика, Научный эксперт, 2007. – 896 с.

См.: Вишневский, А. Г. Перспективы развития России : роль демографического фактора: монография / А. Г. Вишневский. – М. : Ин-т экон. перех. периода, 2003.

– 90 с.

См.: Переверзев, М. П. Менеджмент в молодежной политике : учеб. пособие / М. П. Переверзев. – М. : Инфра-М, 2007 – 238 с.

См.: Антонов, А. И. Динамика населения России в ХХI веке и приоритеты демографической политики / А. И. Антонов, В. А. Борисов. – М. : Ключ, 2006. – 192 с.;

Борисов, В. А. Только рождаемость может спасти Россию! / В. А. Борисов // Политика народонаселения: настоящее и будущее (Четвертые Валентеевские чтения) : сб. докл. Кн. 2. – М. : МАКС Пресс, 2005. – 266 с.

См.: Римашевская, Н. М. Население и глобализация / Н. М. Римашевская, В. Ф. Галецкий, А. А. Овсянников. – М. : Наука, 2004. – 328 с.; Рыбаковский, Л. Л.

Демографическая ситуация в России : геополитические аспекты / Л. Л. Рыбаковский, О. Д. Захарова. – М. : ИСПИ РАН, 1997; Хореев, Б. С. Проблема депопуляции в России / Б. С. Хореев // Демографич. исслед. – 2005. – № 1.

См.: Гундаров, И. А. Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления [Электронный ресурс] / И. А. Гундаров. – Режим доступа :

www/strana-oz.ru.

Дарский, Л. Е. Современная рождаемость : переход к однодетной семье или временный кризис двухдетной / Л. Е. Дарский // Семья в России. – 1995. – № 1–2.

См.: Рыбаковский, Л. Л. Демографическая ситуация в России : геополитические аспекты / Л. Л. Рыбаковский, О. Д. Захарова. – М. : ИСПИ РАН, 1997.

См.: Стабилизация численности населения России (возможности и направления демографической политики) : коллективная монография / под общ. ред.

Г. Н. Кареловой, Л. Л. Рыбаковского. – М. : Изд-во Центра социального прогнозирования, 2001. – 262 с.

См.: там же.

См.: Култыгин, В. П. Классическая социология : моногр. / В. П. Култынин. – М. : Наука, 2000. – 525 с.

Сорокин, П. А. Кризис современной семьи (социологический очерк) / П. А. Сорокин // Вестн. МГУ. Сер. 18. – 1997. – № 3. – С. 65.

См.: там же.

Карлсон, А. Сквозь десятилетия : тревожный путь семьи. 1945–1990. И дальше, дальше // Вестн. МГУ. Сер. 18. – 1997. – № 3. – С. 94.

Сорокин, П. А. Кризис современной семьи (социологический очерк) / П. А. Сорокин // Вестн. МГУ. Сер. 18. – 1997. – № 3. – С. 65.

Кузьмин, А. И. Социальные и демографические проблемы семьи бизнесмена / А. И. Кузьмин, Е. З. Ободяников. – Екатеринбург : Академкнига, 2002. – С. 10.

Доклад Экономического и Социального Совета ООН (1997). ООН, 1997.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.