WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
ISSN 2219-6048 Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № () УДК 070.1:316.3 Васильев Сергей Сергеевич Vasiliev Sergei Sergeevich кандидат исторических наук, профессор кафедры PhD in History, Professor of the Department of социальных и гуманитарных дисциплин Северо- Social Sciences and Humanities of the North-Kuban Кубанского гуманитарно-технологического института Institute of Humanities and Technology editor@hist-edy.ru editor@hist-edy.ru ЗВУЧАЩИЕ СМИ В СИСТЕМЕ ЯЗЫКОВОГО SOUNDING MASS MEDIA IN THE SYSTEM СОЗНАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: OF LINGUISTIC CONSCIOUSNESS OF АСПЕКТЫ ВЕРБАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ MODERN SOCIETY: ASPECTS OF ПРОИЗВЕДЕНИЙ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ VERBAL ACTIVITY OF MASS MEDIA И ИХ ВЛИЯНИЕ НА МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ WORKS AND THEIR INFLUNCE ON MASS CONSCIOUSNESS В статье с социально-философских позиций рассматри- The article considers the development of linguistic conвается развитие языкового сознания как части обще- sciousness as part of public conscience from the point of ственного сознания. Основное внимание уделяется изу- view of social and philosophical positions. The main emчению форм языка звучащих СМИ и их применению в phasis has been put on the study of linguistic forms of различных произведениях массовой культуры. Прово- sounding mass media and their application in various дится анализ последствий и результатов их влияния на works of mass culture. The analysis of consequences массовое сознание за последние 20 лет. and results of their influence on mass consciousness during the last 20 years has been performed.

Ключевые слова: звучащие СМИ, язык, сознание, инфор- Key words: sounding mass media, language, consciousмация, информационное общество, информационные ness, information, information society, information techтехнологии, влияние. nologies, influence.

К анализу феномена языкового сознания как части общественного сознания в современном информационном обществе можно приступать, предварительно рассмотрев основные социальнофилософские категории данного процесса: «сознание», «информация», «информационное общество», «информационные технологии», «язык», «влияние», которые представляют собой общее направление – современные звучащие средства массовой информации.

Факты речи российских звучащих СМИ [1, с. 38-53], представленные в статье, могут на первый взгляд показаться не вполне однородными и объединяемыми лишь сферой их использования.

Однако при внимательном наблюдении между ними обнаруживается связь. Так, официозный «постновояз», насыщенный косноязычием и двусмысленностями, вроде «контролировать ситуацию», щедро разбавленный сверхчастотным сленгом, как бы фантомизирующим действительность и предназначенным якобы для деидеологизации, а на деле – для реидеологизации, смыкается с субстандартной лексикой. Употребление ее символизирует освобождение от тяжких оков тоталитаризма, победу общечеловеческих ценностей и, главное, – торжество этики и морали (понятий), выражающихся уголовным жаргоном. Вследствие внедрения жаргонизмов в массовое сознание носителей языка происходит широкое распространение и даже некая элитаризация вульгарной брани [2, с. 23-31].

К этим новациям примыкает поток американо-английских заимствований; они выступают проводником чуждых российскому менталитету культурных ценностей, более или менее явно при этом декларируя миф о нецивилизованности России, и ее реальное, совсем не завидное современное положение. Это сопровождается безапелляционной негативизацией и дискредитацией всего русского. Обилие рефлексивов не только показывает попытки говорящих конкретизировать содержание своих высказываний, но и сигнализирует о неустойчивости семантики и прагматики многих слов, соответственно – о зыбкости и слабой определенности картины мира. При этом нарушения норм и правил русского (нецивилизованного) языка – видимо, тоже как свидетельство окончательного преодоления пережитков мрачного тоталитаризма и благотворного раскрепощения – столь многочисленны, что, по сути, узус СМИ играет роль нормы.

В наше время русский литературный язык испытывает, с одной стороны, серьезное давление ненормированной речевой стихии. Наблюдается мощный напор жаргонной речи и детабуизация грубопросторечной, инвективной лексики и фразеологии. С другой стороны, отмечается наплыв иноязычной лексики, преимущественно английского происхождения, немотивированное и неумеренное использование такого рода слов главным образом из сферы финансов, торговли, шоу-бизнеса, спорта, политики, особенно в текстах СМИ и рекламы.

В последние годы все чаще высказываются мнения, о необходимости регистрации фактов словоупотребления в телевизионной речи в целях их дальнейшей лексикографической обработки.

Полезным было бы введение спецкурсов соответствующей тематики на филологических и телевизионных факультетах. Насущной потребностью является работа по повышению грамотности буISSN 2219-6048 Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № () дущих журналистов. Это предполагаемые фрагменты большой и сложной деятельности, предусматриваемой федеральной целевой программой «Русский язык» [3, с. 101], положения которой, принятые еще в 1997 г., были, безусловно, актуальны, поэтому их осуществление должно было бы получать достойный общественный резонанс, в том числе и через средства массовой информации, однако не получило.

Принципиально важно, проводя культурологические и социологические наблюдения над языковой жизнью современного общества, стремиться выявить тенденции в использовании языковых средств, в их функционировании в повседневной речевой коммуникации, в различных ее сферах – социокультурных (в речевом обиходе тех или иных социальных групп, слоев), функционально-стилистических, жанрово-тематических [4, с. 115-117]. И конечно, прежде всего – в рамках литературного языка, организуемого системой общелитературных и стилевых норм, глубокими традициями национальной речевой культуры.

Не менее существенно выяснить (на базе анализа «поведения» языковых средств в реальной речевой коммуникации) проявления, действие эволюционных процессов, присущих языку вообще и конкретному (русскому) национальному языку на протяжении ряда эпох или в предшествующий период.

И здесь мы подходим к главному методологическому требованию при изучении языкового сознания, современной речи, процессов, протекающих в современном языке, в первую очередь – в современном литературном языке. Это требование состоит в обязательности исторического подхода к исследуемым явлениям «живой материи» языка. Ведь язык как часть сознания находится в постоянном движении. Он непрерывно обновляется, что прослеживается в средствах выражения мысли и эмоций, в передаче информации в результате его функционирования в обществе, благодаря его употреблению членами соответствующего социума – носителя языка в процессе их совместной жизни, сотрудничества, взаимодействия буквально во всех областях деятельности – общественной, хозяйственной, духовной...

Когда мы говорим «язык», имеем в виду конкретные языки, а в новой и новейшей истории – национальные языки, в первую очередь их существование в обыденном или массовом сознании.

Наиболее репрезентативная форма реализации, форма социального, культурно-исторического существования – литературный язык, в нашем случае – русский литературный язык. Обращение к истории русского литературного языка, особенно в ее послепушкинский период, убедительно показывает, что наш литературный язык имеет исторически сложившуюся гибкую систему общелитературных, стилевых, жанрово-текстовых норм, в конечном счете оптимально приспосабливающуюся к новой языковой ситуации, к новым культурно-историческим обстоятельствам, в которых функционирует литературный язык в известный период его развития. Большую стабилизирующую роль в устойчивости этой системы и в ее «мягкой» перестройке под влиянием внешних воздействий играют стилистические нормы. Именно благодаря им речевые новации, попадая в литературные тексты, подвергаются влиянию устоявшихся, укоренившихся в литературном языке речевых средств и правил их использования в типических контекстах и ситуациях общения. Совершается сложный, во многом противоречивый процесс, с одной стороны, притирки варваризмов к сложившимся литературным нормам, и с другой – модификации литературных средств выражения под влиянием новых явлений, актуальных тенденций в использовании языковых средств в современной речевой коммуникации. В качестве примера можно привести пришедшие из жаргонов слова «беспредел» и «чернуха» [5, с. 63-67].

Философско-исторический взгляд на новые явления в современной русской речи убеждает, что многие подобные явления имели место в прошлом: наплыв иноязычных слов и выражений в петровскую эпоху и первую треть XIX в., две волны жаргонизмов в советское время, увлечение канцеляризмами в 1950–1960-е гг., пристрастие к диалектизмам во второй половине XIX в., возрожденное в СССР в 1920-х – начале 1930-х гг. [6, с. 12].

Литературный язык из перечисленных и аналогичных ситуаций выходит обновленным. Отбросив ненужное, наносное, социально ограниченное, узкопровинциальное, он совершенствуется прежде всего в синонимическом отношении, вырастает словарь, усложняется лексическая и грамматическая семантика, углубляется стилистическая структура литературного языка. Однако внимательный взгляд на современные речевые новации убеждает, что эти новации в той или иной степени представлены в предшествующем периоде развития литературного языка. Во многих случаях их активизация обусловлена резко изменившимися условиями социального существования русского литературного языка в последние 20–25 лет [7, с. 290-298].

Высказанные соображения относительно языковой эволюции сознания подводят к мысли о том, что изменения в языке – естественный процесс, протекающий менее или более активно, даже бурно (последнее характерно для нашего времени, как, впрочем, и для 1920-х гг.). Новшества, грубо, резко нарушающие сложившиеся литературные нормы, приводят к нежелательным помехам в восприятии литературных текстов, к неоднозначному пониманию их интеллектуального и эмоционального содержания, смысловых и экспрессивных оттенков всего спектра языковых средств:

ISSN 2219-6048 Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № () слов, выражений, фраз, синтагм и их вариантов. Заботой о высоком уровне национальной речевой культуры как одного из основных факторов, формирующих языковое сознание современного человека, о правильности речи, обеспечивающей верность передачи информации, смысла и адекватность понимания текста при интеллектуальной и экспрессивной выразительности сказанного и написанного (особенно в СМИ), можно объяснить необходимость изучения новых явлений и процессов, наблюдаемых в современной речи, и просветительской работы в области лингвистического воспитания носителей русского языка [8, с. 117].

Мониторинг уровня языковой культуры российских звучащих СМИ, основанный на материале социологических исследований, проведенных в 2000 г. группой ученых ВЦИОМ, представляет социально-философские механизмы звучащей устной речи, особенности ее применения в СМИ [9, с. 38-53]. Главная задача мониторинга – заострить внимание на наиболее недопустимых или распространенных речевых ошибках и нарушениях литературных норм, а также представить возможные причины их активного внедрения в современную языковую действительность.

Итоги исследований языковой культуры звучащих СМИ, полученные в результате мониторинга, позволяют сделать ряд выводов:

1. Необходимо признать неизбежность ошибок в спонтанной речи. Сознательным нарушением этических и эстетических канонов являются инвективы и нарочитая грубость выражений в публичной речи. Это уродливое порождение примитивно понятой «демократизации» литературного языка. Статистически допустимый процент нарушений грамматической, лексической и стилистической правильности речи, от которых не застрахован даже носитель элитарной речевой культуры, составляют ошибки, связанные с особенностями речемыслительного процесса, когда говорящему приходится делать выбор между соперничающими в его сознании и одинаково возможными «планами артикуляции» или когда ситуация устного общения вынуждает его строить слишком длинную и сложную фразу, синтаксическая глубина которой превышает порог оперативной памяти.

Образно-ассоциативная основа речемыслительного процесса, в ходе которого мысль значительно опережает артикуляцию, приводит к тому, что смысл высказывания подчас передается им препозиционно, указанием основных смыслонесущих составляющих, без окончательного грамматического их оформления. Доминантой развертывания речи является также последовательное логическое выстраивание аргументации, направленной на агитацию и убеждение слушателей.

На речь любого говорящего выразительный отпечаток накладывает основная сфера его профессиональных занятий. Так, словоформы с ударением «прибылЕй, кондитерАм, дОговор, наготовЕ», как и штампы канцелярита типа «голодать по этому направлению, думаю, не придется...», характеризуют специалиста в области социально-экономической деятельности, привыкшего к языку хозяйственных отчетов. Но как бы осознавая эту свою особенность, говорящий, в целом хорошо владеющий литературной речью, хочет отчасти компенсировать канцеляритно-отчетную тональность стремлением придать некоторым своим высказываниям образно-афористическую форму. Таким образом, если персонология речевых ошибок и не может быть развернута на имеющемся материале в той же мере, что их апология и типология, направление подобного анализа вырисовывается довольно определенно [10].

2. Слово СМИ по-прежнему весомо. Особенно это касается издающихся долгое время (еще со времен СССР) и зарекомендовавших себя печатных изданий. Доверие к нему населения значительно выше, чем к слову, услышанному по телевидению, радио или увиденному в Интернете, которые нередко воспринимаются как средства развлечения. Однако и на радио, и на телевидении существуют систематически выходящие в эфир информационно-аналитические и публицистические передачи, слову которых люди доверяют. В результате слово и, возможно, его новое понимание или неправильное толкование и произношение закрепляются за определенными сферами употребления, создается традиция, идет последующее привыкание к необычному или непривычному выражению. Следовательно, СМИ искусственным образом закрепляют в сознании общества языковые модели, штампы и создают мифы.

В условиях информационной глобализации состояние языкового сознания и языка как его основной составляющей – это состояние говорящих на нем людей, те преобразования, которые происходят в речевом поведении носителей языка. Сегодня в России официальным языком попрежнему является русский. По данным комиссии Совета по русскому языку при Правительстве РФ, сегодня около 285 млн чел. считают русский язык родным или вторым родным языком.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.