WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 35 |

Секция 1. Фауна и зоогеография СООБЩЕСТВА МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЛЕСОСТЕПИ ВИТИМСКОГО ПЛОСКОГОРЬЯ И.В. Моролдоев Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН, г. Улан-Удэ igmor@list.ru В Забайкалье в условиях залегания сплошной многолетней мерзлоты на юге Витимского плоскогорья формируется Еравнинская лесостепь. Именно эта лесостепь является самой северной и самой холодной в Бурятии. Экосистемы в зоне многолетней мерзлоты наиболее уязвимы, поэтому исследования биоты как индикатора природных и нарушенных местообитаний весьма актуальны. Мелкие млекопитающие традиционно являются удобной модельной группой при проведении различных мониторинговых работ.

В течение июля–сентября 2009–2010 гг. проведены исследования сообществ мелких млекопитающих лесостепи Витимского плоскогорья. Зверьки отлавливались в ловчие канавки длиной 50 м с пятью ловчими конусами. При анализе структуры населения мелких млекопитающих использованы следующие параметры: видовое богатство, видовое обилие, динамическая плотность, индексы разнообразия и выравненности Шеннона, индекс доминирования Симпсона.

Всего отмечено 13 видов из 2 отрядов и 6 родов мелких млекопитающих. Наибольшей численностью во всех изученных биотопах отличается красная полевка, особенно в лиственничных и лиственнично-березовых лесах Витимского плоскогорья. На втором месте по численному обилию находится полевка Максимовича. Среди землероек высокой численностью отличается тундряная бурозубка, представленная почти во всех исследованных биотопах.

Изучена экологическая структура сообществ мелких млекопитающих в лиственнично-березовой мерзлотной лесостепи Витимского плоскогорья от приозерных биотопов через луговые степи, кустарниковые заросли, колковые и пойменные березовые и лиственничные леса к склоновой лиственничной тайге по бортам Еравнинской котловины. При анализе дендрограммы сходства с использованием индекса Съеренсена сообщества разделились на три группы. В первую группу объединились сообщества лесных биотопов: пойменных лиственничных, березоволиственничных и березовых лесов, соснового бора и березово-лиственничного колка. Почти все эти сообщества отличаются высоким видовым разнообразием и выравненностью. В один кластер на дендрограмме они объединились из-за высокого численного обилия лесных видов. Четко отделяется от лесных сообщества увлажненных местообитаний: пойменных кустарниковых зарослей, ерников и увлаженного луга. По численному обилию в них доминируют тундряная бурозубка, полевка Максимовича, а также красная полевка. Лесостепные сообщества (луговой степи и березовых колковых лесов) занимают промежуточное положение между первыми двумя кластерами. Хотя в них и встречаются лесные виды, однако по численности доминируют узкочерепная полевка и даурский хомячок, приуроченные к степным биотопам.

Наиболее разнообразными среди всех изученных сообществ являются сообщества пойменных березняков и смешанных лиственнично-березовых колковых лесов. Березовые леса с хорошо развитым травостоем, разнообразием местообитаний населяют наиболее стабильные сообщества мелких млекопитающих, отличающиеся сравнительно высокими показателями видового разнообразия, выравненности и численного обилия. Лиственничная лесостепь Витимского плоскогорья, напротив, характеризуется обедненным видовым составом и слабой выравненностью сообществ мелких млекопитающих. В целом, холодная лесостепь Витимского плоскогорья имеет сходные черты организации сообществ мелких млекопитающих с лесостепями и степями Сибири.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ТЕРИОГЕОГРАФИЧЕСКИЕ РУБЕЖИ НА КАРТЕ ЧАСТОТЫ ГРАНИЦ ВОССТАНОВЛЕННЫХ АРЕАЛОВ МЛЕКОПИТАЮЩИХ БЫВШЕГО СССР С.В. Пушкарев Институт географии РАН, г. Москва push15@ya.ru, push@nightmail.ru Цифровые карты границ ареалов, – восстановленных на 17..18-й века, – наземных млекопитающих бывшего СССР были сложены в геоинформационной системе «Идриси». Результат представляет собой карту, где плотность границ выражена, во-первых, в количестве границ, приходящихся на ячейку растра, во-вторых, в густоте расположения границ. Первое соответствует той плотности, что «уловлена» количественно (как сумма единиц, задающих границы), второе – качественно (как набор более или менее параллельных соседних границ). Чем выше разрешение такой растровой карты, тем большее количество границ представлено линиями (т.е., качественно), чем ниже, тем большее – числами (т.е., количественно).

На итоговой карте отсутствует единая сетка рубежей, – в том виде, в каком ее привычно видеть на картах районирования. Карта частоты границ выглядит как «недоделанная» карта районирования. Териогеографические рубежи, – линейные объекты, выглядящие как более или менее размытые сгущения границ ареалов, – не стыкуются другом, а, начавшись в «размытости», в «размытость» и уходят.

Можно выделить следующие типы сгущений границ : 1) «зональные» (граница лесотундры и тайги от Колы до Камчатки, граница смешанных лесов и лесостепи в Западной Сибири, граница тайги и лесостепи в Забайкалье), 2) «речные одинарные» (Днепр, средняя Волга, средний Яик, Лена, размыто – Енисей), 3) «речные двойные» (нижняя Волга, нижний Яик, АмуДарья, Сыр-Дарья) 4) «горные» (– самые плотные: Кавказ, Тянь-Шань, Алтай, Саяны, СихотэАлинь). Перечисленные типы являются линейными объектами. И так же можно отметить два «точечных» («звездообрАзных») сгущения: в нижних течениях Печоры и Анадыря.

Тип сгущения «речной двойной» – спорен. Возможно, лучше это рассматривать как пару ( параллельных ) «интразональных» рубежей. Этого же можно ожидать и от горных хребтов. При этом можно предположить, что, чем «линейнее» ( – аналог «всегда-линейной» реки ) будет горная система, тем отчетливее будут такие границы. Что-то подобное, действительно, наблюдается для хребта Каратау (среднее течение Сыр-Дарьи). И это соответствует выделенному «неформальным образом» Каратаускому участку у Афанасьева («Зоогеография Казахстана», 1960, с. 184, 223).

Сгущение на Урале ( / рубеж по Уралу ) выражено слабо. При этом отчетливо видно влияние Урала в виде сдвига к югу отмеченных выше териогеографических границ 1) лесотундры и тайги и 2) смешанных лесов и лесостепи. В свете предложенного выше возможного «интразонального» типа сгущений косые границы в местах такого влияния можно рассматривать как некую «сумму векторов»: «сложение» горизонтального (широтного, «зонального») и вертикального (меридионального, в данном случае «интразонального») рубежей.

Секция 1. Фауна и зоогеография ИТОГИ ТЕРИОФАУНИСТИЧЕСКОГО РАЙОНИРОВАНИЯ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ Ю.С. Равкин1*, И.Н. Богомолова1*, О.Н. Николаева2** * Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск ** Сибирская государственная геодезическая академия, г. Новосибирск zm@eco.nsc.ru, 2rektorat@ssga.ru С целью районирования по териофауне Северная Евразия, рассматриваемая в границах СССР 1991 г., разделена на 245 участков. Это сделано по карте растительности масштаба 1:20 000 таким образом, чтобы каждый участок занимал территорию в пределах природной подзоны, протяженностью по широте в 10°. Для каждого участка по ареалам млекопитающих составлен список встреченных видов. По этим спискам рассчитаны коэффициенты сходства Жаккара, взятые за основу для проведения кластерного анализа териофауны выделенных участков. В ней и, соответственно, в легенде составленной карты шесть уровней разделения: ряд, регион, подобласть, провинция, округ и район. Наиболее значим уровень подобласти. Это результат первого разбиения. Повторная агрегация по сходству подобластей той же программой даёт представление о регионах. Териофаунистических региона три: Островной, Тундрово-лесной и Пустынностепной. Граф сходства, построенный на уровне подобласти, позволил выделить ряды изменений – преимущественно островной и материковый. Дальнейшая доразбивка крупных кластеров на уровне подобласти позволяет выявить провинции, а при их дальнейшем последовательном делении – округа и районы. Предложенное деление в 1.9–3 раза информативнее ранее разработанных схем и учитывает 69 % дисперсии коэффициентов сходства фаун конкретных участков (коэффициент множественной корреляции – 0.83).

Выявлены факторы среды, коррелирующие с териофаунистической неоднородностью обследованной территории. Максимальная величина силы и общности связи получена для теплообеспеченности, заданной как простое сочетание зональности и провинциальности. Различиями в теплообеспеченности можно учесть 45 % дисперсии коэффициентов сходства. Зональностью и провинциальностью при индивидуальной оценке их влияния можно объяснить в 1.3 и 2.раза меньшую часть неоднородности. С послеледниковым расселением связана в 2.2 раза меньшая часть дисперсии териофауны, чем с теплообеспеченностью. Совсем невелики в среднем по территории сила и общность связи с островным характером территории и поясностью в горах.

Всеми перечисленными факторами объяснено 63 % дисперсии коэффициентов сходства конкретных териофаун. Со структурными и классификационными режимами связано 48 и 70 % дисперсии, а общая информативность представлений составляет 83 %, что примерно равно коэффициенту множественной корреляции 0.91. При этом зональность и подзональность полностью коррелируют с воздействием теплообеспеченности. Включение в расчёты провинциальности увеличивает учтённую дисперсию на 12 %, а островной характер территории ещё на 7 %.

Послеледниковое расселение скоррелировано с теплообеспеченностью и провинциальностью, а поясность – со всеми перечисленными факторами среды. Включение в расчёты влияния классификационных режимов увеличивает снятую дисперсию на 19 %, а структурных такого приращения не даёт.

При сопоставлении результатов районирования, выполненного по разным классам наземных позвоночных, прослежено значительное сходство причин неоднородности фаун. Наряду с этим, различия в толерантности к среде рассмотренных классов животных порождают при районировании значительное несовпадение границ выделенных таксонов и их иерархии. Поэтому общее представление о неоднородности фауны наземных позвоночных может быть получено только после совместного анализа их фауны в целом.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ТЕРИОФАУНА НОВОГО МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ ПЛЕЙСТОЦЕНA ЛЫСАЯ ГОРА В УКРАИНЕ Л.И. Рековец1*, А.Н. Ковальчук2** * Нежинский госуниверситет им. Н. Гоголя, г. Нежин, Черниговская обл., Украина ** Сумской государственный педагогический университет им. А.С. Макаренко, г. Сумы, Украина leonid.rekovets@up.wroc.pl, 2Biologiest@ukr.net Во время проведения полевых палеозоологических исследований экспедицией Национального научно-природоведческого музея НАН Украины (г. Киев) в 2009 г. было открыто новое местонахождение остатков вымершей териофауны Лысая Гора. Оно расположено в окрестностях г. Васильевка Васильевского района Запорожской области Украины на мысе Лысой Горы.

Местонахождение представляет собой естественное обнажение миоценовых и плейстоценовых отложений (до 20 м высотой) на левом берегу р. Днепр в месте впадения реки Карачекрак.

Среди отложений глин, известняков, лессов и ископаемых почв были выделены два горизонта песков и гравелитов с ископаемыми остатками различного возраста: Лысая Гора-1 – начало среднего неоплейстоцена (лихвин, гольштейн, поздние тираспольские фауны, MQR 3, OIS 11) и Лысая Гора-2 – поздний миоцен (сармат, MN 11) с остатками Ischymomys ponticus. Морфологически этот вид близок к таковому из Михайловки на Буге 2 и Попово 3 и отражает начальные стадии развития туролийских (бериславский териокомплекс) фаун. Древний аллювиальный горизонт (Лысая Гора-1) представлен террасой, вмытой в отложения вязких темных глин верхнего миоцена. Молодые отложения Лысой Горы-1 (N47°28.373'', E35°16.114'') залегают на более низком гипсометрическом уровне относительно седиментов Лысой Горы-2 (N47°28.384'', E35°16.078'').

Из аллювия Лысой Горы-1 были извлечены обильные остатки пресноводных рыб, отдельные фрагменты костей крупных млекопитающих, а также зубы и кости мелких млекопитающих:

Lagomorpha: Ochotona sp. – 3 M. Rodentia: Spermophilus sp. (мелкая форма) – 9 М, Arvicola cf.

mosbachensis – 10 M3, 1M, Eolagurus luteus (cf. gromovi ) – 1M1, Lagurus transiens – 7 M1, 3M3, Microtus (Terricola) arvalidens – 6M1, 5M3, Microtus (Stenocranius) ex.gr. hintoni-gregaloides – 2M1, Microtinae – 32 M.

В этой фаунистической ассоциации доминируют виды открытых степей (Spermophilus, Lagurus) и более мезофильных биотопов (Terricola). Промеры зубов, их морфология и A/L индексы показывают, что виды семейства Arvicolidae сходны с таковыми из местонахождений Большевик 2 (I) (по Eolagurus и Terricola) и Тихоновка 1 (по Lagurus). Изучение зубов вида рода Arvicola позволяет предположить, что он является одним из первых по времени появления и морфологически подобен таковому из местонахождений Морозовка 2 и Большевик 2 (I) – граница тираспольской и сингильской фаун.

Перспективы изучения местонахождения Лыса Гора очевидны как с точки зрения геологии (динамика морских бассейнов и речных терасс), так и в контексте познания истории териофауны от позднего миоцена до современности в биоценотическом и палеоэкологическом преломлении.

Секция 1. Фауна и зоогеография ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ ТАФОЦЕНОЗ – ЕДИНИЦА ИЗУЧЕНИЯ МНОГОЛЕТНЕЙ ДИНАМИКИ ТАКСОЦЕНА ГРЫЗУНОВ Н.О. Садыкова Институт экологии растений и животных УрО РАН, г. Екатеринбург ninos@ipae.uran.ru Известно, что исследование рациона пернатых и четвероногих хищников-миофагов позволяет косвенно судить о структуре населения и численности грызунов в окрестных местообитаниях. В четвертичной палеозоологии анализ ископаемых скоплений остатков животных в местах долговременного поселения хищников в пещерах – один из основных источников информации о составе и структуре сообществ мелких млекопитающих в прошлом. В работах этого направления чаще всего обсуждаются значительные временные интервалы: динамика сообществ прослеживается для периодов, продолжительность которых составляет как минимум многие сотни лет. В изучении более кратковременной динамики сообществ мелких млекопитающих основными остаются мониторинговые исследования методом многолетних отловов грызунов на стационарных площадках. Однако даже наиболее долгосрочные ряды подобных наблюдений редко превышают 50 лет. Таким образом, динамические явления в жизни сообществ мелких млекопитающих, характерная продолжительность которых составляет несколько десятков или сотен лет, в настоящее время остаются вне поля зрения исследователей. Мы попытались обосновать возможность использования субфоссильных остатков для реконструкции многолетней динамики сообщества грызунов. Основным источником информации послужили скопления остатков добычи на гнездовых площадках филинов. Изучено 10 местонахождений, расположенных на скальных выходах по берегам рек Илыча, Печоры (Северный Урал) и Серги (Средний Урал). Местонахождения различались по общей продолжительности накопления остатков, она составляла от нескольких месяцев до нескольких тысяч лет.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.