WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 ||
Для угловых и линейных параметров ориентации и перемещений характерна широкая изменчивость, но их средние значения у разных видов зверей сопоставимы между собой, угловые параметры менотаксиса различаются по средним, в основном, не более чем на 1°–7°. Различия связаны с интенсивностью стимуляции и, вероятно, с разной системой ориентиров, используемых видами. Лабильные параметры обеспечивают широкие нормы в адаптации к структуре среды обитания, но и отражают устойчивость ориентации в связи с невозможностью сдвига фаз, способного изменить процесс. Исследование векторной системы, имеющей свойства фрактальной структуры (самоподобие траекторий разной пролонгации и др.), позволяет утверждать, что перемещение зверей основано на особых ритмах активности (генераторе ритма) с контролем животным своего положения по таймеру и протяженности от одного ориентира до другого. Схожую с системой векторов перемещений структуру имеют и социальные (Hediger, 1949 и др.) дистанции, формирующих триггерную систему с чередованием устойчивых и неустойчивых положений. Ритмы согласованы с упорядоченным использованием пространства. Исследованный механизм находится в основе распределения разной активности в пространстве, регуляции перемещений, распределения особей, формирования территорий и сообществ. Сходство параметров ориентации с характеристиками гелиогеофизического компаса, аналогичные со структурой рельефа и других признаков среды свойства перемещений зверей указывают на преадаптацию к пространственно распределенным факторам среды обитания.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – РАСПРЕДЕЛЕНИЕ БЮДЖЕТА ВРЕМЕНИ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ СЕМЬИ У ОБЩЕСТВЕННОЙ ПОЛЕВКИ MICROTUS SOCIALIS Т. Зоренко Латвийский университет, г. Рига, Латвия zorenkot@lanet.lv Изучение формирования семьи и вклада членов семьи в поддержание ее структуры и выращивание потомства у грызунов является важной проблемой экологии поведения. Несмотря на ее актуальность, изучены лишь единичные виды грызунов. Целью работы было изучение распределения бюджета времени на различные виды активности в разные периоды развития семьи у общественной полевки. Наблюдения проводили во время 4 периодов: I беременности, при появлении первого помета и лактации у самки, II беременности и II лактации. Изучено поведение 15 пар M. socialis. Фиксировали следующие формы поведения: транспортировка корма и гнездового материала в гнездо, рытье нор, кормежка, нахождение в гнезде и исследовательское поведение.

Общественная полевка относится к моногамным видам, молодняк покидает родительскую семью в возрасте около 45 дней. В период I беременности самки отмечено следующее распределение бюджета времени: 38 % времени каждая полевка проводит в гнезде (отдых, комфортное поведение и поедание запасов корма); 9 % составляет кормежка вне гнезда, 17 % – транспортировка корма и материала для гнезда; 35 % – исследовательское поведение (ИП), и около 1 % времени направлено на рытье норы. Поведение самца и самки различается на этой стадии мало.

У самца преобладают рытье норы, перенос корма и ИП. У самки основное время занимает кормежка. После рождения потомства у обоих животных увеличивается доля времени, которое они проводят в гнезде. При этом, детеныши почти не остаются без родителей, поведение которых четко комплиментарно, когда гнездо покидает один из родителей, второй обязательно находится в гнезде. Бюджет времени в отношении других форм поведения мало меняется, уменьшается расход времени на фуражирование и ИП. В период II беременности состав группы усложняется:

кроме родителей, она пополняется двумя подростками (независимо от величины помета в группе оставляли 1 самца и 1 самку). До 20-го дня они не участвуют в переносе корма и гнездового материала, но затем их активность заметно возрастает. В этот период перераспределяется расход времени на фуражирование, у родителей он снижается по сравнению с периодом лактации, но за счет усиления активности подростков, общий вклад в этот вид активности не только восстанавливается, но и возрастает на 7 %. Молодые также много времени проводят в гнезде, тем самым, способствуя поддержанию более высокой температуры. В период II лактации молодняк достигает возраста 25–28 дней. Бюджет времени родителей в основном распределяется между нахождением в гнезде и кормежкой, только 20 % расходуется на фуражирование. Такой же вклад в фуражирование вносят молодые полевки.

Вклад самца оказывается высоким на всех стадиях развития семейных отношений, при этом во время беременности самки он больше занят фуражированием, контролем над территорией и рытьем, а в период лактации чаще заботится о потомстве, снижая затраты на ИП и фуражирование. Показано, что в присутствии самца суточный прирост массы тела молодняка достоверно выше (р<0.05). Несмотря на то, что молодые недолго остаются в родительской норе, они успевают внести свой вклад в заботу о 2-ом помете, участвуя в фуражировании и обогреве детенышей. При этом дочери более активны и их вклад заметно выше, чем у сыновей. Повидимому, ранний уход молодняка из родительской норы невыгоден. Сохранение связи с родителями оборачивается выгодой как для молодых зверьков, повышая их выживаемость, так и для родителей, которые в течение 2–3 недель получают помощников.

Секция 4. Этология и поведенческая экология ОНТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ ФОРМИРОВАНИЕ АГОНИСТИЧЕСКОГО И ОБОНЯТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ У САМЦОВ ЛАБОРАТОРНЫХ МЫШЕЙ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ М.А. Клещев1, Н.В. Гуторова2, Л.В. ОсадчукИнститут цитологии и генетики СО РАН, г. Новосибирск max82cll@ngs.ru, 2kras_nv@ngs.ru, 3losadch@bionet.nsc.ru Агонистическое поведение играет ведущую роль в установлении и поддержании иерархической структуры сообществ животных. Исследованию генетических детерминант агонистического и обонятельного поведения посвящено немало работ, однако вопрос о генетических особенностях онтогенетического формирования агонистического и обонятельного поведения в условиях социальных взаимодействий остается малоизученным. Между тем, особенности онтогенеза агонистического поведения могут предопределять способность животных занимать определенный социальный ранг и оказывать влияние на этологическую структуру и устойчивость популяции, поэтому данный аспект проблемы представляет значительный интерес.

Цель настоящей работы состояла в том, чтобы изучить особенности онтогенетического формирования агонистического и обонятельного поведения у самцов лабораторных мышей разного генотипа и социального статуса. Для этого самцов мышей инбредных линий РТ и CBA/Lac содержали в генетически гетерогенных парах с 41 по 70 день жизни. Наблюдения за поведением каждого самца в паре проводили на 41–43, 45, 50, 55, 60, 65 и 70 день жизни. Подсчитывали число наступательных атак, «убеганий», вертикальных поз подчинения, назо-назальных и назо-аногенитальных контактов.

Число элементов агонистического и обонятельного поведения у самцов мышей было максимальным в первый день образования пары (41 день жизни) при установлении доминантносубординантных отношений и значительно снижалось в период поддержания иерархических отношений (42–70 день жизни). Ранговая асимметрия по агонистическому поведению устанавливалась уже в первый день и сохранялась на протяжении всего периода наблюдения – наступательные атаки были характерны для доминантов, а вертикальные позы подчинения и «убегания» - для субординантов. В период установления социальной иерархии доминанты значительно чаще обнюхивали своих оппонентов, чем субординанты. В период поддержания социальной иерархии межранговых отличий по числу обонятельных контактов не наблюдалось.

На 41 день жизни доминанты линии РТ достоверно чаще атаковали своих оппонентов, чем доминанты линии CBA/Lac (p<0.01), на 42–70 день жизни достоверных межлинейных различий по количеству наступательных атак не отмечалось. Самцы линии CBA/Lac в любом возрасте независимо от социального статуса достоверно чаще обнюхивали своих оппонентов, чем самцы линии РТ (p<0.05).

В условиях стабильной социальной иерархии наблюдалось транзиторное увеличение числа наступательных атак у доминантов линии CBA/Lac и увеличение числа вертикальных поз подчинения и «убеганий» у субординантов линии РТ с максимумом на 60 день жизни. Кроме того, с 60 по 70 день жизни у самцов линии CBA/Lac вне зависимости от социального ранга происходило увеличение частоты назо-назальных и назо-аногенитальных контактов, а у самцов линии РТ достоверных возрастных изменений в экспрессии обонятельного поведения не наблюдалось.

Проведенное исследование выявило существенное влияние генотипа и социального ранга на онтогенетическое формирование паттернов агонистическогои обонятельного поведения у самцов лабораторных мышей.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – МЕХАНИЗМЫ ЭТОЛОГИЧЕСКОЙ ИЗОЛЯЦИИ МЕЖДУ БЛИЗКОРОДСТВЕННЫМИ ФОРМАМИ ДОМОВЫХ МЫШЕЙ НАДВИДОВОГО КОМПЛЕКСА MUS MUSCULUS S.L., НАХОДЯЩИХСЯ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ ДИВЕРГЕНЦИИ А.Н. Мальцев, А.В. Амбарян, Е.В. КотенковаИнститут проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва evkotenkova@yandex.ru С целью изучения этологических механизмов прекопуляционной изоляции у домовых мышей надвидового комплекса Mus musculus s.l. проведен сравнительный анализ реакции на запах мочи кон- и гетероспецифичных особей и поведения при спаривании у синантропного Mus musculus (представителей трех подвидов и особей из естественной зоны гибридизации) и экзоантропного M.spicilegus видов. Ранее показано, что представители симпатрических, аллопатрических и парапатрических видов различают кон- и гетероспецические запахи, достоверно дольше исследуют мочу представителей своего вида и предпочитают находиться у источника этого запаха (Котенкова, Амбарян, 2003). Для изучения реакции особей разных подвидов в ответ на обонятельные сигналы кон- и гетероспецифичных особей использованы две методики:

1) модификация методики парного предъявления двух источников запаха (Соколов и др., 1990);

2) модификация методики «привыкания» – «habituation-generalization» (Тodrank, Heth, 2003).

В опытах самцам мышей предъявляли источники запаха мочи самок в состоянии анэструса или эструса. В отдельной серии детекторами запахов были люди. Полученные данные (как в экспериментах с мышами, так и с человеком), однозначно указывают на различия запахов мочи M. musculus wagneri по сравнению с запахом мочи двух других подвидов – musculus и gansuensis.

Проведены попарные ссаживания самцов и самок в состоянии эструса с видеозаписью продолжительностью 1.5 часа. Видеоматериал обрабатывали с помощью компьютерной программы «The Observer Video Pro. Version 4.1». Стереотип полового поведения трех исследованных форм синантропных домовых мышей (подвидов musculus, wagneri и естественных гибридов musculus х domesticus из Закавказья) был сходен, но существенно отличался от стереотипа экзоантропного вида M.spicilegus. Для самцов синантропных таксонов домовых мышей типичны немногочисленные эякуляции (в среднем 1-2, максимальное число 4) за всё время эксперимента и многочисленные попытки садок, предваряющие копуляцию, а также типично проявление незавершенного полового поведения. Так, у M.m.musculus попытки садок составили от 2 до 169, в среднем 49. Также многочисленны были и садки без интромиссии (от 2 до 91, в среднем 19). Садки с интромиссией также могли следовать одна за другой на протяжении всего опыта, причем большая их часть не заканчивалась эякуляцией. У wagneri количество попыток садок – от 0 до 57, в среднем 15. Число садок с интромиссией, без интромиссии и с интромиссией и толчками было достаточно высоким в 8 из 10 опытов и варьировало от 5 до 80. В среднем количество садок без интромиссии составило 21, садок с интромиссией – 18, садок с интромиссией и толчками – 16.

Половое поведение M.spicilegus было более ритмичным и стереотипным, причем успешно спаривались только знакомые самец и самка. У этого вида половое поведение всегда завершалось эякуляцией; число эякуляций за 1.5 часа 8–9, в среднем – 6; количество толчков в садках с интромиссией варьировало не так широко, как у синантропных форм и обычно не превышало 10. Обсуждается роль обонятельных сигналов и полового поведения в прекопуляционной репродуктивной изоляции у разных таксонов и форм домовых мышей, находящихся на разных этапах дивергенции. Поддержано РФФИ, грант 10-04-00214_а.

Секция 4. Этология и поведенческая экология НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ПЕРЕМЕЩЕНИЯМИ БУРОГО МЕДВЕДЯ (URSUS ARCTOS), МЕЧЕННОГО СПУТНИКОВЫМ РАДИОМАЯКОМ, В ЗАПАДНОЙ ЯКУТИИ Е.А. Николаев1, И.М. Охлопков2, Р.А. Кириллин3, Н.В. Мамаев* Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН, г. Якутск egornikolaev@mail.ru ; 2imokhlopkov@yandex.ru ;3ruslan.kir@gmail.com; 4mamev_88@bk.ru В настоящее время бурый медведь – самый многочисленный вид крупных хищников в Якутии и его численность оценивается в 14 000–15 000 особей. Рост популяции данного хищника в регионе наблюдается с 2000 года и все чаще стали возникать конфликтные ситуации человека с медведем. Ежегодно от встреч с медведями гибнет или получают увечья от 2 до 4 человек, отмечаются частые нападения хищника на домашних животных. Для получения более точных данных об экологии вида, оптимизации мониторинга использования пространства крупными хищниками все чаще стали использовать методы радиотелеметрии, так как они предоставляют своевременную и актуальную информацию о местонахождении особей (Середкин, Пачковский, 2009; Рожнов и др., 2011).

Для мечения бурого медведя использовали отечественный радиоошейник «Пульсар-Бурый медведь» с GPS-передатчиком, разработанный ОАО «ЭС-ПАС» (г. Москва). При слежении с использованием GPS, данные передаются на компьютер исследователя через спутниковую систему определения местоположения и сбора данных Argos (Франция/Европейский Союз/США) с высокой точностью определения местонахождения (до 3 м), а также высокой оперативностью доставки координат пользователю (Рожнов и др., 2011). Для отлова, иммобилизации и мечения бурого медведя использованы рекомендации, разработанные И.В. Середкиным с соавторами (2002, 2006).

Отлов бурого медведя производился с помощью стальной клетки-живоловки на приманку с 10 мая. Первый выход медведя из берлоги в Западной Якутии, в бассейне р. Марха, был отмечен нами 27 марта 2012 года. Особь бурого медведя (самец 8-10 лет, длиной тела 2,05 м, высотой в холке 1,05 м, хорошей упитанности) была отловлена 24 мая 2012 года в долине ручья Чоппо (левый приток р. Улахан-Ботуобия, бассейн Вилюя). Иммобилизация была проведена препаратом «Золетил-100», который не требует дополнительного применения антидота, при помощи пневматического ружья модели «УВЫШ», стреляющего шприцами, с расстояния 5 м. Действие анестезии наблюдалось через 15 мин, работа с медведем продолжалась 30 минут, действие препарата длилось 1час 30 мин.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.