WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 35 |

Колебания размеров индивидуальных участков и длины охотничьих ходов хищника довольно велики. Оба эти показателя зависят от многих факторов, из которых главными являются: кормность угодий, условия добывания пищи или доступность корма, погодные условия, физиологическое состояние животного. Длина суточного хода по нашим данным (n = 15) 8,6 ± 1,02 км (limit 4,1–15,6). Наблюдается обратно пропорциональная зависимость – это кормность угодий с длиной хода и площадью участка зверя. Например, в 1985 г. при показателе численности зайца (число следов на 10 км маршрута), равном 3,2, средняя длина суточного хода (n = 6) рыси составляла 12,7±0,84 км (limit 9,7–15,6). Иную картину мы наблюдали в 1993 г., когда численность зайца заметно возросла (показатель учёта – 7,9 особь на 10 км), в этом случае средняя длина охотничьего хода рыси (n = 9) равнялась 5,7 ± 0,36 км (limit 4,1–7,6).

Проведенный нами анализ 285 экскрементов рыси, показал, что основу питания хищника в Северо-Восточной Якутии составляет заяц-беляк – 75 % в пик численности, тетеревиные птицы – глухарь, рябчик и куропатка – 19 %, мышевидные в питании рыси имеют небольшое значение – 6 % и добывают их случайно, дикий северный олень – 6,8 % и лось – 0,7 %.

На заражённость эндопаразитами исследовано шесть рысей, добытых в Центральной Якутии и Верхоянье, зараженными оказались все, обнаружено три вида гельминтов. Цестода – Taenia hydatigena (Pallass, 1766) (у пяти рысей, с интенсивностью инвазии 1–25 экз., средняя зараженность 8,0 ± 4,3 экз., индекс обилия 6,6 ± 3,7 экз.) и два вида нематод – Ancylostoma caninum (Ercolani, 1859) (у одной 6 экз.), Toxocara mystax (Zeder, 1800) (у одной 2 экз.) Численность хищника находится на низком уровне. По данным ДБР МОП Якутии послепромысловая численность рыси в 2001 г. насчитывала 1,1 тыс. голов, в 2002 и 2003 гг. соответственно 1,09 и 0,8 тыс., т. е. на 200 км маршрута встречается одна особь. Промысел рыси в Республике развит слабо. Так, за период с 1935 по 1971 гг. среднегодовые заготовки шкур рыси составляли 140 шкур. Максимальное количество рысьих шкур (700 штук) было заготовлено в 1934 и 1935 гг. Минимальные заготовки доходили до 20 шкур в год.

В последние два десятилетия в заготовительные организации Республики практически шкуры рыси не поступают. Например, в 2004 г. одна шкура поступила из Оймяконского района, а в 2008 г. – из Хангалаского, за которую охотнику заплатили 2 тыс. рублей. В основном шкуры рыси оседают у населения.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ПИЩЕВОЙ РАЦИОН АМУРСКОГО ТИГРА В СРЕДНЕМ СИХОТЭ-АЛИНЕ И.В. Серёдкин1*, Д.Г. Микелл2**, А.С. Мухачева3, Ю.К. Петруненко4*, Д.М. Гудрич5** * Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток ** Общество сохранения диких животных, г. Нью-Йорк, США seryodkinivan@inbox.ru, 2dmiquelle@wcs.org, 3siam83@mail.ru, 4yurbarius@rambler.ru, tiger372@yahoo.com Пищевой рацион амурского тигра (Panthera tigris altaica) изучался в 1992–2012 гг. в Тернейском, Красноармейском и Дальнегорском районах Приморского края (Сихотэ-Алинский заповедник, его окрестности и бассейн р. Большая Уссурка). Работа проводилось в рамках программы Сихотэ-Алинского заповедника и Общества сохранения диких животных.

Сбор данных для расчета доли отдельных компонентов (видов животных) в питании тигра проводился двумя способами. Первый заключался в сборе информации по жертвам, которые обнаруживались при посещении мест пребывания радиомеченых и GPS-меченых тигров, а также при случайных находках останков трапез хищников. Каждая жертва независимо от ее размера принималась при анализе за равную единицу. При втором способе производился сбор экскрементов тигра, которые промывались и разбирались на отдельные компоненты. Видовая принадлежность компонентов определялась по видоспецифичным особенностям волос (форма, цвет, рисунок кутикулы, структура диска сердцевины, полученная щелочным термогидролизом) и других остатков жертв (когти, копыта), обнаруженных в экскрементах. Для анализа использовалось процентное содержание объема компонентов разных видов-жертв в каждом образце экскрементов. Всего были обследованы 692 жертвы и 421 проба экскрементов тигра.

Анализ по жертвам выявил в рационе тигра 18 видов животных: изюбрь – 45,4 %, кабан – 26,3 %, косуля – 9,1 %, пятнистый олень – 7,8 %, барсук – 2,5 %, собака – 1,9 %, бурый медведь – 1,2 %, гималайский медведь – 1 %, корова – 1 %, ларга – 1 %, енотовидная собака – 0,9 %, горал – 0,6 %, тигр – 0,4 %, лошадь – 0,3 %, кабарга – 0,3 %, лось – 0,1 %, лисица – 0,1 %, неясыть – 0,1 %.

В экскрементах тигра обнаружены остатки следующих животных: кабан – 42,4 %, изюбрь – 16,%, косуля – 16,1 %, гималайский и бурый медведи – 10,4 %, пятнистый олень – 4,9 %, барсук – 3,%, енотовидная собака – 1,4 %, кабарга – 1,2 %, горал – 1 %, тигр – 0,7 %, собака – 0,7 %, оленьи (до вида не определено) – 0,7 %, мелкие хищные млекопитающие – 0,5 %, лось – 0,2 %, рысь – 0,%, лисица – 0,2 %, длиннохвостая неясыть – 0,04 %, заяц-беляк – 0,01 %. Результаты, полученные посредством двух методов, значительно различаются по содержанию некоторых видов. Так, доля в рационе тигра кабана, косули и мелких хищных млекопитающих оказалась выше, а изюбря ниже при анализе экскрементов по сравнению с жертвами. Это может объясняться тем, что более крупные жертвы радиомеченых тигров обнаруживались чаще, поскольку хищники на них проводили больше времени.

Чтобы определить значение в рационе тигра относительно крупных жертв, являющихся основой его питания, из анализа были исключены мелкие виды животных. В результате значение разных видов крупных жертв для тигра выглядит следующим образом (приведены % в рационе по жертвам и в скобках по экскрементам): изюбрь – 48,1 % (17,2 %), кабан – 27,7 % (45,1 %), косуля – 9,6 % (17,1 %), пятнистый олень – 8,3 % (5,2 %), бурый и гималайский медведи – 2,3 % (11,1 %), корова – 1,1 % (0 %), нерпа – 1,1 % (0 %), горал – 0,6 % (1 %), тигр – 0,5 % (0,8 %), лошадь – 0,3 % (0 %), кабарга – 0,3 % (1,3 %), лось – 0,2 % (0,3 %), рысь – 0 % (0,3 %), оленьи (до вида не определено) – 0 % (0,8 %).

В результате проведенных исследований выявлен 21 вид животных, поедаемых амурским тигром в Среднем Сихотэ-Алине. Наибольшее значение в рационе хищника имеют кабан, изюбрь, косуля, пятнистый олень (вдоль морского побережья) и два вида медведей.

Секция 3. Экология сообществ и популяций СЕЗОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПИТАНИЯ СОБОЛЯ НА ВЕРХНЕЙ ПЕЧОРЕ Л.В. Симакин1*, Г.А. Седаш2** * Печоро-Илычский заповедник, пос. Якша ** Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва leonidsimakin@yandex.ru, 2sedash@list.ru Питание соболя (Martes zibellina L.) изучали в 2010–2012 гг. на стационаре «Елминский» в предгорной части Печоро – Илычского заповедника. Район исследований находится на западном макросклоне Северного Урала в подзоне средней тайги (верховья р. Печора). Доминируют чернично-сфагновые и чернично-папоротниковые еловые и пихтово-еловые леса с участием сибирской сосны и березы. Материал по питанию соболя (экскременты) собран на постоянном маршруте протяженностью 13 км в зимний, летний и осенний сезоны. Всего собрано и обработано 318 проб.

В зимние периоды 2010 и 2011 гг. основу кормового рациона соболя составляли лесные полевки (Clethrionomys) – встречаемость в пробах соответственно 61 и 95 %. Остальные кормовые объекты – бурозубки и прочие мелкие млекопитающие, птицы, ягоды рябины и другая растительная пища играли незначительную роль.

В летний сезон 2010 г. (июнь) ведущую роль в питании так же играли полевки – 89 % встреч в пробах. В осенний сезон 2010 г. (сентябрь) рацион соболя изменился. Большая часть проб, собранных в этот период содержала остатки ягод черники (75 %) и малины (20 %). Интересно отметить, что в этот год интенсивность плодоношения этих ягод была довольно слабой: 1–2 балла по шкале А.Н. Формозова. Процент проб, содержащих остатки полевок, так же был достаточно высок – 40 %.

Похожая картина наблюдалась и в конце летнего сезона 2011 г. (август). В пробах, собранных в этот период так же преобладала растительная пища. Отличие заключалось в присутствии остатков кедрового ореха – 23 %. Важно отметить, что в 2011 г. в предгорных районах заповедника после трех неурожайных лет наблюдался хороший урожай сибирской сосны (3–4 балла по шкале В.Г. Каппера). Процент проб, содержащих шерсть и фрагменты костей полевок, почти не изменился – 35 %.

Осенью 2011 г. (октябрь) соболь почти полностью переключился на питание растительной пищей – ягодами черники (56 %) и рябины (43 %), интенсивность плодоношения которых в этот год составила 4–5 баллов по шкале А.Н. Формозова. Участие кедрового ореха в питании при этом снизилось – 9 %. Полевки в этот период отмечены только в 17 % проб.

В зимний сезон 2012 г. большая часть проб содержала остатки кедрового ореха – 90 %.

Возросло участие в рационе полевок – 34 %. По сравнению с осенью 2011 г. увеличился набор кормовых объектов. В пробах снова появились остатки бурозубок и птиц. Впервые за весь период работ обнаружена беличья шерсть (только в одном экскременте).

Таким образом, в 2010–2012 гг. в питании соболя на Верхней Печоре наблюдались значительные сезонные различия. В конце лета и осенью 2011 г. во время хорошего урожая ягодников, зверьки почти полностью переключались на питание ягодами черники, малины и рябины, а зимой 2011 г. основу питания соболя составил кедровый орех. Из животных кормов предпочтение отдавалась полевкам, причем, по сведениям Бобрецова А.В. (Летопись природы ПечороИлычского заповедника, 2010, 2011 гг.) численность большинства видов мелких млекопитающих в районе стационара находилась в 2010 г. на низком уровне, а в 2011 г. наблюдалась их глубокая депрессия.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ОСОБЕННОСТИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗМЕЩЕНИЯ ПОЛОВЫХ ГРУПП У СЕВЕРНОГО КОЖАНА (EPTESICUS NILSSONII ) НА САМАРСКОЙ ЛУКЕ Д.Г. Смирнов 1*, В.П. Вехник2** * Пензенский государственный педагогический университет, г. Пенза ** Жигулевский государственный заповедник, г/о Жигулевск eptesicus@mail.ru, 2vekhnik@mail.ru Eptesicus nilssonii (Keyseling et Blasius, 1983) – широко распространенный в Евразии вид.

В Европейской части России населяет хвойные, смешанные и отчасти лиственные леса северной и средней полосы, где приурочен к горам, крупным возвышенностям и выраженным карстовым формам рельефа (Ильин, Смирнов, 2000). В Поволжье южным пределом распространения вида является территория Самарской Луки. Ведет оседлый образ жизни. Зимует в естественных пещерах, в скальных трещинах и штольнях, реже в постройках человека.

В районе Самарской Луки местами массовых зимовок E. nilssonii служат системы искусственных подземелий, расположенные на правобережных склонах Жигулевских гор. В разные годы здесь на зимовке отмечается от 700 до 1000 особей (Смирнов и др., 2007). По результатам суммарных учетов полового состава количество зимующих самцов составляет 63.6 % (n=288), а самок 36.4 % (n=165), что отличается от теоретически ожидаемого – 1:1 (=33.4, p<0.001).

По окончании зимовки значительная часть особей покидает подземелья и, не совершая дальних перекочевок, рассредоточивается в оптимальных для летнего обитания биотопах в непосредственной близости от мест зимовок. Максимальное расстояние, на которое удаляются рукокрылые, составляет 15 км, что подтверждается результатами кольцевания. Так, две самки, окольцованные нами зимой, были повторно отловлены летом лактирующими в 10 и 11 км от места кольцевания. Одна кормящая и две нерожавшие самки, два взрослых и два молодых самца, окольцованные летом, были повторно обнаружены на зимовке в штольне на расстоянии 8 и км от места их кольцевания. Следует отметить, что в одних и тех же местах встречаются как размножающиеся самки, так и взрослые самцы. В летних местах обитания соотношение взрослых самцов и самок диаметрально противоположно тому, что наблюдается на зимовках (=19.0, p<0.001). Количество самцов в отловах составляет 42.6 % (n=81), а самок 57.4 % (n=109). У молодых животных соотношение полов не отличается от 1:1. Преобладание взрослых самок (=4.1, при p<0.05) мы связываем с тем, что недостающая до равного соотношения с ними часть самцов остается в штольнях, используя их летом как дневные убежища. Так, проведенные в середине июля около входов в штольни отловы животных показали, что самцов здесь 76.7 % (n=23), а самок 23.3 % (n=7). Причем, среди последних есть как яловые, так и закончившие лактацию. Численное преобладание самцов в зимних учетах можно объяснить тем, что самки для спячки используют преимущественно недоступные для наблюдателя микроурытия подземелий и трещины скал.

За пределами области зимовки обитание E. nilssonii было отмечено лишь один раз на юге Самарской Луки на расстоянии 25 км от места их массовых зимовок.

Таким образом, полученные данные о дальности перелетов E. nilssonii от мест зимних скоплений к местам летнего обитания, а так же данные по совместным находкам взрослых самцов и размножающихся самок в одних и тех же местах летнего пребывания, расположенных в районах пещер, свидетельствуют о широком перекрывании у данного вида области зимовки и области размножения и не подтверждают ранее выдвинутую гипотезу (Большаков и др., 2005;

Снитько, 2005) о значительной пространственной дифференциации в летний период времени мест обитания взрослых самцов и выводковых колоний.

Работа выполнена при поддержке РФФИ (грант 11-04-00383-а).

Секция 3. Экология сообществ и популяций ДЕМОГРАФИЯ И ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ У МОНГОЛЬСКОЙ ПОЛЁВКИ (MICROTUS MONGOLICUS) В ЛЕНТОЧНОМ БИОТОПЕ ВОСТОЧНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ А.В. Сморкачева1*, П.С. Донцова2*, Ю.А. Баженов3** * Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург ** ФГБУ ГПБЗ «Даурский», Забайкальский край tonyas1965@mail.ru, 2polevka_379@mail.ru, 3uran238@nds.ru Монгольская полёвка – слабоизученный представитель подсемейства Arvicolinae. Сведения по его экологии крайне скудны, а информация о поведении и социальной организации отсутствует. Мы исследовали демографическую и пространственную структуру популяции M.

mongolicus на территории заказника «Цасучейский бор» Забайкальского края. Отловы проводились в апреле-августе 2011 г.; применялись трапиковые живоловки и ловушки-накопители. В общей сложности было поймано 104 особи.

В отловах за апрель преобладали самцы, что может быть связано с их большей подвижностью; вскрытые самки (n=3) были без признаков беременности. Во второй декаде июня ловились зверьки двух возрастных групп: взрослые, вероятно, перезимовавшие, и сеголетки в возрасте около месяца. Соотношение полов для обеих групп в этот период было близко к 1:1. В конце июня - начале июля в отловах появились сеголетки 2-ой когорты, родившиеся в начале-середине июня.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.