WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |

северная граница поселения идет вдоль опушки культуры сосны вблизи бортика долины р. Паника, примерно в восточном направлении до точки с координатами 53° 38,067' с.ш. 39° 06,962' в.д.

Обнаружены отдельные заходы слепыша от опушки сосняка в северном направлении на расстояние до 60 м и 4 весенние слепышины – к востоку от основного поселения на левом берегу р. Паника в 150 м от русла реки на краю вспаханного поля в точке с координатами 53° 38,268' с.ш.

39° 07,486' в.д. На высохшем русле р. Паника слепышины отсутствовали. Общая площадь поселения составила 31 га. Таким образом, мы имеем возможность наблюдать изменения, которые претерпело изолированное (возможно реликтовое) поселение обыкновенного слепыша в Рязанской области за 42 года. Колония сместилась из лесного массива (разреженной дубравы) к югу на открытые местообитания, и лишь отдельные особи обитают на опушке дубравы и сосновых насаждений.

Секция 1. Фауна и зоогеография СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СООБЩЕСТВ ЗЕМЛЕРОЕК ЛАНДШАФТНЫХ УРОЧИЩ РЯЗАНСКОЙ МЕЩЕРЫ М.В. Дидорчук Окский государственный природный биосферный заповедник, Рязанская обл.

marina_didorchuk@mail.ru Территория Рязанской Мещеры очень неоднородна, со сложными природными ландшафтами. В связи с этим весьма важным представляется изучение зооценозов на данной территории, их связи с элементами природно-территориальных комплексов. Мы провели сравнительный анализ сообществ землероек четырёх ландшафтных участков: поймы р. Пра, первой надпойменной террасы р. Пра, второй надпойменной террасы р. Пра и поймы р. Ока по результатам многолетних отловов (1967–1974, 1985–2007 гг.) мелких млекопитающих канавками.

На обследованной территории землеройки представлены обыкновенной (Sorex araneus), малой (S. minutus), равнозубой (S. isodon), средней (S. caecutiens) и крошечной (S. minutissimus) бурозубками, а также обыкновенной куторой (Neomys fodiens). В лесной пойме р. Пра плотность землероек почти в 2 раза выше чем на первой (критерий Вилкоксона: W=121.5, p=0.027;

критерий Ван дер Вардена: V=3.665, p=0.032) и в 3 раза выше, чем на второй (W=141, p=0.001;

V=6.082, p=0.001) надпойменных террасах. Видовое разнообразие на террасах отличаются незначительно. В долине р. Пра в направлении от поймы к террасам выравненность сообщества землероек уменьшается, а степень доминирования эврибионтных и многочисленных видов, таких как обыкновенная и малая бурозубки увеличивается. Лесная пойма р. Пра более богата гумусом по сравнению с террасными участками и в значительно меньшей степени подвержена пересыханию во время весенне-летних засух. Она относительно узкая (80–500 м) и во время половодья животные имеют возможность спастись на останцах надпойменных террас, а главное переместиться на незаливаемые участки, граничащие с поймой. В пойме р. Ока численность землероек выше, чем на террасах р. Пра, но ниже, чем в ее лесной пойме. С точки зрения обеспеченности кормом пойма Оки – привлекательное для землероек место. Полые окские воды, стекающие с распаханных площадей и лугов богаты органическими остатками, образующими плодородный наилок на поверхности почвы. Но в отличие от лесной поймы р. Пра на данном участке сильнее выражено элиминирующее воздействие половодья на мелких млекопитающих. В связи с высоким обилием обыкновенной бурозубки на «Липовой горе», индекс разнообразия Шеннона здесь наиболее низкий по сравнению с другими ландшафтными участками, а индекс доминирования самый высокий. Достоверны отличия численности землероек в пойме р. Ока и на второй надпойменной террасе р. Пра (W=256, p=0.006; V=–3.838, p=0.005).

Кластерный анализ ландшафтных сообществ землероек показал наибольшее сходство по условиям обитания между первой и второй террасами р. Пра. Для ландшафтных группировок землероек этих урочищ отмечена наиболее низкая суммарная численность при высоком уровне доминирования. Сильнее всего отличается от прочих сообщество лесной поймы р. Пра. Для него характерна высокая численность, самая низкая степень доминирования и большая доля обычных видов. Промежуточное положение между сообществами участков поймы и террас р.

Пра занимает сообщество землероек урочища «Липовая гора» в пойме р. Ока. Существенно отличаясь по уровню численности, они близки к террасным сообществам по уровню и структуре доминирования. При довольно высокой численности здесь отмечается высокое обилие доминирующего вида – обыкновенной бурозубки.

Исследованные ландшафтные участки Рязанской Мещеры имеют близкий видовой состав, однако территориальные группировки землероек отдельных участков различаются по структуре их населения и численности видов.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – РОЛЬ ОХОТСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ В РАСПРОСТРАНЕНИИ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Н.Е. Докучаев Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, г. Магадан dokuchaev@ibpn.ru Многие виды растений и животных в прошлом распространялись вдоль Охотского побережья как в северном, так и южном направлениях. В этом отношении наиболее показательны отдельные представители мелких млекопитающих из отрядов Soricomorpha, Hyroptera и Rodentia.

Всего на материковом и камчатском побережьях Охотского моря землеройки, летучие мыши и грызуны представлены 38 видами. Проводившиеся в последние 40 лет на Охотском побережье изыскания позволили уточнить северные пределы распространения целого ряда видов из числа мелких млекопитающих. Так, если взять за точку отсчета публикацию В.Г. Кривошеева (1973), то можно видеть, что ареалы ряда видов землероек, летучих мышей и грызунов существенно «продвинулись» к северу от Охотска. Для Sorex gracillimus, например, такое «расширение» ареала составило почти 600 км, для Apodemus peninsulae – 450, для Plecotus auritus и Micromys minutus почти 900 км.

В южной части Западного Приохотья обозначились свои «подвижки» ареалов. В бассейне р. Уда, например, было установлено обитание когтистой бурозубки и, кроме полевки-экономки, еще двух видов серых полевок (Microtus fortis и M. maximowiczii) (Тиунов, 2003; Шереметьева и др., 2010). Ранее считалось, что M. fortis в своем распространении достигает Охотского побережья лишь в устье Амура, где имеется изолированная ее популяция, а восточные пределы ареала полевки Максимовича ограничивались бассейном р. Селемджа (Костенко, 2000). Установлено также обитание у пос. Аян полевки Громова (Воронцов и др., 1988; Шереметьева и др., 2010).

В самой северо-восточной части Охотского побережья имели место иные события. Здесь тундровая бурозубка и оба вида леммингов (Dicrostonyx torquatus и Lemmus trimucronatus) являются реликтами последнего сартанского оледенения. Тундровая бурозубка, видимо, с того же времени сохранилась в верховьях ряда рек Охотского побережья (рр. Охота, Ульбея, Яма), а берингийский суслик тогда же достиг своих юго-западных пределов. Вероятно в максимум сартанского (или зырянского) оледенения копытный лемминг, пройдя на юг вдоль Охотского побережья, проник и на о. Сахалин (Алексеева, Горбунов 2007). С другой стороны, Sorex camtschaticus с п-ова Камчатка прошла в западном направлении до бассейна р. Тауй уже в голоценовое время.

В результате на территории Кава-Тауйской равнины вместе сошлись южно-палеарктические виды в лице дальневосточной бурозубки и восточноазиатской мыши и плейстоценовый вселенец с американской стороны – камчатская бурозубка.

Большая часть материкового побережья Охотского моря отделена от континентальных районов горными системами, в связи с чем в прибрежных областях создаются относительно мягкие климатические условия. Поэтому западное и северное побережье Охотского моря в отдельные периоды четвертичной истории играло роль своего рода «экологического коридора». В голоценовый термический оптимум, например, по нему многие виды животных и растений проникли далеко на север и сохранились там в качестве реликтов. Среди млекопитающих из рассмотренных выше отрядов к таковым относятся дальневосточная бурозубка, обыкновенная кутора, ушан, обе ночницы (Myotis brandti и M. petax) и восточноазиатская мышь. В части бурозубок обозначенный путь также хорошо маркируется гельминтами – цестодами и нематодами (Докучаев, Гуляев, 2007; Докучаев, 2008). Реликтовыми являются и популяции копытного и амурского леммингов на Камчатке.

Исследование поддержано грантом РФФИ № 12-04-00018-а.

Секция 1. Фауна и зоогеография БУРОЗУБКИ НИЗОВИЙ Р. АНАБАР (СЕВЕРО-ЗАПАД ЯКУТИИ) Н.Е. Докучаев1*, В.М. Сафронов2**, Е.С. Захаров3** * Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, г. Магадан ** Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН, г. Якутск dokuchaev@ibpn.ru, 2safronov@mail.ru, 3zevs_ann@mail.ru О бурозубках северо-западной Якутии до настоящего времени практически ничего не было известно. Имелось лишь указание С.У. Строганова (1957), что на р. Харабыл (левый приток р. Анабар) была отловлена арктическая (= тундровая) бурозубка. С 6 по 24 августа 2011 г. в окрестностях пос. Юрюнг-Хая было собрано 48 экз. бурозубок. Зверьков отлавливали ловчими конусами и давилками на приманку. Изучалось генеративное состояние зверьков и содержимое их желудков. Желудок, мочевой пузырь, диафрагма, легкие (последние только у перезимовавших зверьков) и полость тела просматривались на наличие нематод, поскольку кишечные гельминты (цестоды и трематоды) полностью мацерировали.

Все зверьки оказались одного вида – тундровой бурозубкой (Sorex tundrensis Merriam, 1900). В выборке было всего 6 перезимовавших особей, среди которых все самцы (5 экз.) имели развитые половые органы без признаков угасания сперматогенеза. Единственная зимовавшая самка была беременной. В ее матке находилось 11 эмбрионов размером 9,0 х 8,8 мм. По развитию глаз и конечностей их возраст примерно соответствовал двухнедельному развитию. Состояние сосков самки указывало на то, что у нее были и более ранние выводки.

В группе сеголеток было 24 самки и 18 самцов. Среди молодых зверьков не было участвующих в размножении, что не типично для этого вида. Согласно данным большинства исследований, именно для тундровой бурозубки характерно массовое включение прибылых зверьков в репродукционный процесс (Шварц, 1959, 1962; Вольперт, 1986, 1992; Dokuchaev, 2005), вплоть до поголовного в нем участия в отдельные годы молодых зверьков из первых выводков (Ревин и др., 1988; Вольперт, Шадрина, 2002).

Численность бурозубок была рассчитана по отловам конусами в канавках и давилками с приманкой. Всего было отработано 200 конусо-суток (к-с) и 1050 давилко-суток (д-с). В первом случае было отловлено 15 экз. бурозубок, что дало 7,5 экз. на 100 к-с. Относительная численность при отлове давилками (учтено 18 зверьков) составила 1,7 экз. на 100 д-с. Эти данные говорят о довольно низкой численности бурозубок в районе исследования в 2011 г.

Анализ содержимого желудков бурозубок показал, что чаще всего они поедали пауков (% встреч). Несколько меньшую долю (40 %) в их рационе составляли дождевые черви, хотя по биомассе этот вид корма явно превосходил все другие объекты питания. Высокий процент дождевых червей в рационе тундровой бурозубки ранее был отмечен и в других районах Якутии (Вольперт, Аверенский, 1983; Ревин и др., 1988). Все это позволяет говорить о трофической специализации S. tundrensis в условиях Якутии, выражающейся в преимущественном потреблении зверьками дождевых червей. Личинки жуков (40 %) и личинки двукрылых (33 %) из типулид, грибных комариков и др. тоже были обычными в питании бурозубок с Анабара. Среди поедаемых беспозвоночных были отмечены также жуки (в частности, жужелицы), червецы, личинки пилильщика, имаго других насекомых.

Нематод у бурозубок с Анабара обнаружено не было, что, возможно, связано с высокоширотным расположением изученной популяции (72° 48' с. ш.).

Работа профинансирована проектом 2.8. «Биомониторинг тундровых экосистем СевероВостока России в условиях глобального изменения климата и интенсификации антропогенного процесса» Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Амосова (г. Якутск).

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ЭВОЛЮЦИЯ СООБЩЕСТВ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТЮАЩИХ ВОСТОЧНОГО САЯНА И ЗАПАДНОГО АЛТАЯ ОТ ПОСЛЕДНЕГО ЛЕДНИКОВЬЯ ДО СОВРЕМЕННОСТИ Т.А. Дупал1*, О.В. Андренко** * Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск ** Красноярский государственный медицинский университет gf@eco.nsc.ru Согласно концепции филоценогенеза В.Н. Сухачева (1942), эволюционная перестройка сообщества представляет собой результат микроэволюции популяций разных видов, образующих сообщество. Другой подход, основанный на анализе палеонтологических материалов (Жерихин, 1993, 1994) предполагает, что эволюция сообществ – это такой процесс, который приводит к фиксированным, стабильно воспроизводящимся изменениям структуры экосистем. Если в результате перестройки состава сообщества возникает новая, ранее не существовавшая структура экологических связей внутри него, и эта структура в дальнейшем сохраняется – это эволюция.

Цель исследования – на основе анализа фоссильных остатков мелких млекопитающих из пещерных местонахождений и современной фауны Восточного Саяна и Западного Алтая проследить изменения фауны от сартанского ледниковья до современности.

Видовой состав и структура ископаемой фауны мелких млекопитающих Среднего Енисея (около 13–11 тыс. лет назад) соответствуют гиперборейному комплексу млекопитающих (Смирнов, 2001). В нем многочисленны узкочерепная полевка и полевка-экономка, обычны – копытный лемминг и степная пеструшка, полевки из группы «middendorffii–hyperboreus», которые составляют основу комплекса. Первая половина голоцена (9,4–5,5 тыс. лет) характеризуется исчезновением из фауны полевок из группы «middendorffii–hyperboreus», снижением доли узкочерепной полевки и резким увеличением доли красно-серой полевки (до 27 %). В слоях, с датировками от 5,5 до 5 тыс. лет, не встречаются степная пеструшка и копытный лемминг (Чеха и др., 2000). Преобладание лесных полевок, исчезновение копытного лемминга и степной пеструшки, полевок из группы «middendorffii–hyperboreus» указывают на то, что деградация гиперборейного комплекса произошла 6–5 тыс. лет назад, что является эволюционным рубежом перехода его в лесостепной и лесной. В современной фауне лесного пояса Восточного Саяна доминируют лесные полевки и восточноазиатская мышь, на остепненных участках – узкочерепная полевка, а на увлажненных поймах лесостепи – полевки, экономка и водяная (Виноградов, 2011).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.