WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |

На этот показатель не влияют ни размеры выводка (F2, 68=0,31; p=0,74), ни индивидуальные особенности самок F3, 49=1,67, p=0,19). Таким образом, темпы роста детенышей определяются действием двух факторов: размером выводка и индивидуальными особенностями матери. В выводках, где одновременное воздействие данных факторов на темпы роста приводит к их снижению в онтогенезе, происходят ранние внутривыводковые драки.

Работа поддержана грантом Программы Биологические ресурсы России.

Секция 3. Экология сообществ и популяций О РОЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДАУРСКОГО ЦОКОРА (MYOSPALAX ASPALAX PALLAS, 1776) Ю.А. Баженов Государственный природный биосферный заповедник «Даурский», Забайкальский край, с. Нижний Цасучей uran238@ngs.ru С 2008 года проводятся исследования экологии даурского цокора – одного из ключевых видов лесостепи Приононья Восточного Забайкалья. Ононский район, где проводились исследования, можно считать одним из участков оптимума ареала вида. Даурский цокор предпочитает участки с умеренно влажным песчаным и песчано-каменистым грунтом и степным разнотравьем. Приповерхностная активность цокоров начинает проявляться уже в последних числах марта, но массовое появление свежих выбросов грунта приходится в зависимости от года на 23 декаду апреля. Даурский цокор относится к видам с обособленными индивидуальными участками обитания. Одной системой нор совместно пользуется лишь выводок молодых и их мать.

Выселение молодняка начинается с конца июля и заканчивается в ноябре (в последнем случае молодняк несомненно гибнет). Весной молодняк в норах взрослых самок отлавливать не удовалось. Нами отмечено совместное пребывание двух взрослых цокоров разного пола в одной норе в апреле. По конфигурации нор и их диаметру мы предполагаем, что, скорее всего, самка посещает самца, т. к. помимо сказанного, наблюдается половой диморфизм в размерах тела даурского цокора. Самцы значительно крупнее самок (например средняя длина тела самок – 180,9, самцов – 198,2 мм; Р0,01) и соответственно имеют ходы большего диаметра. Кроме того, отмечено, что судя по весенним выбросам, длина ходов самцов длиннее, чем самок, что, по нашему мнению, можно объяснить необходимостью встречи соседних самок. В иных случаях ходы соседних цокоров любого пола между собой не пересекаются или расходятся на разных глубинах.

Лишь осенью некоторые из молодых выселяются не по поверхности (что типично), а копая ход, начинающийся от системы материнских нор. Нам также известен случай надземного переселения взрослого самца цокора в апреле на локальном участке с низкой плотностью вида, что мы тоже объясняем поиском особей противоположного пола. В целом же выход взрослых особей даурского цокора (в отличие от других видов цокоров) на поверхность крайне редок и лично нами не отмечался (кроме указанного исключения).

В весенний период 2011 года (до появления приплода) был проведен учет даурского цокора на одном из оптимальных для вида участков (разнотравная степь на песчаной почве с высокой долей луков) с более-менее равномерным размещением выбросов. Почти все зверьки на площадке были нами либо помечены и выпущены, либо изъяты из природы. Плотность населения оценена в 1,5–2,0 особи на га. Грубая оценка площади индивидуальных участков цокоров на площадке мечения дала показатель от 0,1 до 0,5 га.

Летом поверхностные свежие выбросы даурского цокора редки, гораздо менее значительны (в сравнении с весной) они и осенью. Значительная часть выбросов в осенний период приходится на молодняк. Кроме того, преимущественно в этот период появляются самые крупные надземные выбросы в несколько раз превосходящие типичные, что связано с подготовкой глубинных ходов. Это еще раз подтверждает предположение, что усиленная приповерхностная роющая деятельность даурского цокора весной обусловлена, в значительнейшей степени, половым поведением.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ, ЧИСЛЕННОСТЬ И ПОЛОВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА ЛЕСНОГО СЕВЕРНОГО ОЛЕНЯ (RANGIFER TARANDUS VALENTINAE FLEROV, 1933) НА ЗИМНИХ ПАСТБИЩАХ В ПРИРОДНОМ ПАРКЕ «ЕРГАКИ» М.Г. Бондарь1,*, В.В. Виноградов** * Природный парк «Ергаки», с. Ермаковское Красноярского края ** Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева Mikisayan@yandex.ru В работе приведены материалы по учету численности оленя северного лесного в зоне особой охраны природного парка «Ергаки» на зимних пастбищах. Целью исследований являлся сбор информации по численности, пространственной и половозрастной структуре оленя на указанной территории. В качестве задач решаемых в процессе проведения работ выступало определение числа стад оленей на зимних пастбищах в зоне особой охраны, их локализация, учет числа особей в пределах выявленных локальных участков обитания.

Обследование территории природного парка проводилось на снегоходных и лыжных маршрутах в период с 7 по 13 марта 2012 г. Общая протяженность маршрутов составила 213 км: снегоходных – 202 км; лыжных – 11 км. При этом разность высот составила 1392 м. Для учета использовался метод «Картирования индивидуальных или групповых участков обитания позвоночных животных». На картосхему наносились все следы оленей, производилось их тропление, определение принадлежности следов разным особям, определение участков обитания отдельных стад и анализ полученных результатов. Направленность перемещений оленя определялась по Батчелету (Савченко и др., 1996).

Учетный маршрут проходил по хр. Араданский и Шешпир-Тайга (Западный Саян) со следующими узловыми пунктами: устье р. Коярд – р. Коярд – перевал Веселый – р. Тихая – перевал Шешпир-Тайга – истоки р. Мал. Анягус – р. Узкий – р. Анягус – р. Подъемный – истоки р. Красный – оз. Черное – перевал Лев. Чежи – пер. Чаа-Хем – верховья р. Ус – устье р. Чучумайдек-Чул – водораздел рр. Чучумайдек-Чул и Анягус – истоки р. Мал. Анягус.

В ходе исследований получены следующие результаты:

1. Учтено 177 особей северного оленя, из них 76 самцов и 101 самка.

2. В пределах обследованной территории животные сгруппированы в 9 стад. Численность в пределах одного стада колеблется от 8 до 35 особей, при этом показатель средней стадности составил 19,6 особей, что является максимальным значением за весь период многолетних исследований. Вероятно, что уже к концу марта стада начнут разбиваться на более мелкие, при этом коренным образом измениться и их половозрастная структура.

3. В период исследований стада оленей при перемещении придерживались западного и северо-западного направлений, что говорит об их скорой подвижке к местам отела и летовочных стаций. Такие перемещения отмечены в 2012 г. начиная с первых чисел марта. Средний азимут направленности перемещений – 310°.

4. Площадь обследованных местообитаний оленя составила 24800 га. Плотность населения составляет 7,14 ос./1000 га. По экспертной оценке в границах зоны особой охраны ПП «Ергаки» общая численность оленей в середине марта 2012 г. определена в 260–270 особей.

5. Соотношение полов (самцов к самкам) в исследуемой группировке составляет 1:1,5.

Показатель соотношения сеголетков к взрослым самкам стабильно низок и равен 0,6:1, что несколько ниже среднемноголетних значений (0,8) за период с 2006 по 2011 гг.

6. Учитывая уязвимость исследуемой группировки оленей, доступность их зимних местообитаний для снегоходной техники и частые случаи браконьерской охоты, возникает необходимость усиления охраны оленя в снежный период года на территории парка. Особенную актуальность усиленная охрана приобретает в глубокоснежные зимы, когда олени локализованы в крупные стада в пределах немногих пригодных участков и имеют ограниченные возможности для широких перемещений.

Секция 3. Экология сообществ и популяций НОВЫЕ СВЕДЕНИЯ ПО ЗИМНЕЙ ЭКОЛОГИИ ЛЕСНОЙ КУНИЦЫ В РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ПОЙМЕ Р. ВОЛГИ Э.Д. Владимирова Самарский государственный аэрокосмический университет им. С.П. Королева, г. Самара elyna-well@nm.ru В декабре–апреле 1993–2012 гг. исследовали зимнюю экологию лесных куниц. Выборка представлена более чем 26 особями разного пола и возраста из пойменной субпопуляции. Угодья правобережной поймы напротив г. Самары, площадью 2400 га, посещали до 6 раз в месяц.

Обработаны материалы 140 полевых выходов.

В начале сезона троплений обнаруживали следы небольших куниц (вероятно, сеголеток) на участке пересеченного рельефа, поросшем лесом из осины, вяза и оскоря, с летними домиками и рудеральной растительностью, населенном лесными, луговыми и синантропными грызунами, «контролируемом» стаей полудиких собак. Куницы проявляли здесь повышенное количество ориентировочных реакций, перемещались по краю овражков и балок, поднимались на возвышения грунта у опор ЛЭП, в 2–3 раза чаще региональной нормы (Владимирова, Мозговой, 2010). В конце сезона следов постоянного присутствия особей небольших размеров здесь не находили. Не каждый год, в феврале–марте участок пересекали следы крупных особей, проходящих на быстром ходу эту трансформированную людьми территорию.

Снегопад приводил к замиранию активности куниц на несколько суток. По свежему снегу куницы проявляли повышенную активность, причем, не только кормовую, но и территориальную, по обходу периметров участков, с мечением. При смене ветра в большинстве случаев наблюдалась перемена кормового участка. У каждой особи было «наработано» по два разных пути перехода к другому участку, приводящих к его противоположным краям, так, чтобы последующее направление жировки было ориентировано против ветра (или в полветра). Максимальное время отсутствия самки на кормовом участке составило более 5 недель.

Прежде чем выйти на переход по открытому месту, куницы шли краем леса, ориентировались в сторону, противоположную направлению будущего хода, после чего меняли направление и шли к другому кормовому участку. Взрослые и большинство молодых куниц заходили на лежку, запутывая следы. Обычно куница проходила «транзитом» мимо места будущей лежки длинными векторами прямолинейной локомоции, порой – под упавшими стволами деревьев.

После чего в 5–30 м от лежки куница делала петлю со сдвойкой следа, или шла широким полукругом, возвращаяась на место лежки с противоположной стороны. Куницы отдыхали в дуплах старых деревьев, в густых кустах, замусоренных ветками и бревнами, на прибрежных склонах, в расселинах грунта, скрытых кустами и древесной порослью, а также под упавшими осокорями, ветви которых, покрытые снегом, формировали ниши. Часто куницы заходили в убежище, минуя его по верху, пройдя под снегом расстояние до 15 м, со стороны, противоположной приходу.

Плодоносящие сосновые лесопосадки самки куниц не использовали, а самцы – лишь изредка. В отличие от лисиц, куницы не заходили в сосновые лесопосадки накануне ветреной погоды на сутки-трое. Для поведения куниц Рождественской пойменной субпопуляции не характерна дневная активность, встречающаяся в поведении лисиц, горностаев, ласок и лесных хорьков. Куницы избегают ходить по своим участкам после того, как они пострадали от огня. Такие территории начинают использовать куницы новых поколений, перемещаясь по краю гарей на 3–5 год после низового пожара.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ВЛИЯНИЕ АНТРОПОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НАФОРМИРОВАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЯКУТИИ Я.Л. Вольперт НИИПЭС СВФУ им М.К. Аммосова, г. Якутск ylv52@mail.ru Нами предпринята попытка анализа причин изменения видового разнообразия млекопитающих на территории Якутии за последние два столетия. О характеристиках населения в XVIIIXIX веках можно судить только по косвенным признакам. Так, по имеющимся архивным материалам закупок пушнины, основой пушного охотничьего промысла в Якутии в XIX веке являлись: соболь, белка, горностай и лисица. Причем в численном выражении в заготовках того периода доминирует белка. Первые известные существенные изменения населения млекопитающих связаны с практически полным исчезновением соболя; существует достаточно устоявшееся мнение, что основной причиной его исчезновения на большей части ареала был перепромысел.

В 40-х годах ХХ века в результате активных реакклиматизационных усилий началось восстановление популяций соболя в Якутии и соответствующее возрастание его роли в промысле. В настоящее время это профилирующий вид пушного промысла, состояние популяций которого в целом благополучно.

Согласно литературным данным к концу XIX века, т.е. примерно в то же время, что и соболь, фактически исчез лось, этот вид полностью отсутствовал в долине р. Вилюй начиная с середины столетия. Глубокая депрессия продолжалась вплоть до 50-х годов ХХ века, рост поголовья начался после полного запрета на промысел. Уже к концу 60-х годов численность достигла примерно 60 тыс. голов, и лось заселил все лесопокрытые площади. Максимальная численность, зарегистрированная в 1988 г., составила около 80 тысяч голов. Затем начался спад и в настоящее время запасы вида, по всей видимости, не превышают 50 %, а возможно и меньше от прежнего уровня. Таким образом, уже в XIX веке относительно немногочисленное население людей, владеющее примитивным транспортом и оружием, смогло оказать влияние на состояние охотничьих видов, заселяющих огромную территорию.

В ХХ веке население охотничье-промысловых млекопитающих продолжало претерпевать трансформации. В результате успешных акклиматизационных мероприятий появилась в Якутии ондатра. В настоящее время этот вид заселил всю пригодную территорию, достигая в отдельных регионах высокой численности. Кроме того, в ХХ веке в Якутию были завезены американская норка и степной хорь. Попытку акклиматизации хоря (1980-1981 гг.) необходимо однозначно признать неудачной. Норка заселила южную Якутию, но не играет заметной роли в промысле по экономическим причинам.

Помимо мероприятий по акклиматизации, имел место и непреднамеренный завоз синантропных видов – серой крысы и домовой мыши, которые в настоящее время отмечаются практически во всех населенных пунктах Якутии, но не способны существовать круглогодично в природных местообитаниях, поэтому их появление не оказало реального воздействия на население млекопитающих природных ландшафтов.

Таким образом, из целого ряда видов, завезенных в Якутию, только соболь и ондатра реально повлияли на структуру населения млекопитающих.

В настоящее время на млекопитающих, имеющих потребительскую ценность, определяющее влияние имеет прямое преследование. Для остальных видов наибольшее значение имеет техногенное преобразование природных ландшафтов, так как восстановление населения на посттехгогенных территориях в таежной зоне идет очень медленно, а на крайнем Севере, скорее всего, невозможно.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.