WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 35 |

В целом наибольшим фенотипическим разнообразием обладает ондатра бассейна р. Колыма (3,37), наименьшим –Лено-Вилюйского междуречья (2,87), промежуточное значение данного параметра наблюдалось Лено-Алданском междуречье – 2,95; нижнем течение р. Вилюй – 3,11; среднем течение р. Вилюй – 3,24.Отверстия верхней и нижней челюстей оказались сильно вариабельными признаками, среднее число фенов колеблется в пределах от 3,24 до 4,68. В популяциях Лено-Вилюйского и Лено-Алданскогомеждуречий выявлено снижение среднего числа фенов и одновременное возрастание доли редких фенов.

При анализе второго комплекса краниометрических признаков выявлено наибольшее фенотипическое разнообразие Вилюйской популяции (4,55), наименьшее – Лено-Вилюйской популяции (3,60). Отмечена наименьшая доля редких фенов (0,16) для Колымской, наибольшая (0,36) для Лено-Алданской популяций.При рассмотрении показателей сходства-различия в среднем по совокупности признаков показатель сходства r варьирует в пределах от 0,87 до 0,96, и все сравниваемые выборки различаются между собой (критерий идентичности I от 50,34 до 168,94).

В качестве показателя нарушения стабильности развития рассматривали частоту асимметричных проявлений (ЧАП) по 9 билатеральным признакам. Отмечено, что ЧАП наиболее высока для популяций, приуроченных к речным системам бассейнов рр. Вилюй и Колыма, тогда как относительно низкий уровень асимметрии отмечен для особей, обитающих в озерах Лено-Алданского и Лено-Вилюйского междуречий. Возможно, что высокий показатель флуктуирующей асимметрии у зверьков, обитающих в долинах крупных рек, связан с негативным воздействием паводковых явлений, тогда как более благополучным состоянием характеризуются популяции, удаленные от крупных речных систем.

Таким образом, обнаружено высокое сходство рассматриваемых популяций между собой. Наибольшим сходством по частоте встречаемости вариаций неметрических признаков характеризуются популяции двух крупных речных систем – Колымы и Вилюя. Снижение среднего числа фенов и одновременное возрастание доли редких фенов возможно, связано с обеднением фенетического состава популяций в условиях относительной изоляции озер аласно-таежного ландшафта.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – МИКРОЭВОЛЮЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В МАЛЫХ ОСТРОВНЫХ ПОПУЛЯЦИЯХ ГРЫЗУНОВ И.Н. Шереметьева1, И.В. Картавцева, М.В. Павленко, В.Ю. Гуськов Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г. Владивосток seremet76@yandex.ru Раскрытие механизмов микроэволюционного процесса (Шварц, 1980; Тимофеев-Ресовский и др., 1973; и др.) является одной из фундаментальных задач биологии. В этой связи значительный теоретический интерес представляют островные популяции широкоареальных видов.

Целью работы является выяснение закономерностей микроэволюционных процессов в малых островных популяциях грызунов. Работу проводили на островах залива Петра Великого.

Благодаря большому количеству и разнообразию эти острова являются удобной моделью для изучения особенностей начальных этапов микроэволюционных процессов в малых изолированных популяциях мелких млекопитающих. В связи с полной изоляцией островов от материка и друг от друга, разной площади островов и с различными экологическими условиями, каждая островная популяция эволюционировала независимо и, по-видимому, население млекопитающих сложившееся к настоящему времени является уникальным.

В настоящей работе проведен анализ особенностей микроэволюционных процессов двух модельных видах: дальневосточной полевки Microtus fortis Bchner, 1889 и полевой мыши Apodemus agrarius Pallas, 1771. Эти виды в качестве объектов исследования нами выбраны в связи широким распространением на островах Залива Петра Великого (Чугунов, Катин, 1984;

Катин, 1989, Шереметьев, 2001). Различными морфологическими и генетическими методами исследованы 10 островных популяций дальневосточной полевки и 5 популяций полевой мыши.

Было показано, что островные популяция дальневосточной полевки и полевой мыши архипелага Римского-Корсакова достоверно (2 = 16,777, p<0.0002) отличается от популяций других островов и материка по краниометрическим, аллозимным и молекулярно-генетическим параметрам и фенам зубов. Выявлена достоверная связь отличий со временем изоляции 2 = 13,00, p<0.005 и отсутствие таковой связи с размером популяции (площадь острова), с наличием потенциальных видов конкурентов за местообитание и корм, разнообразием биотопов и климатическими условиями.

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость ПРОСТРАНСТВЕННО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ГИБРИДНОГО ПОСЕЛЕНИЯ БОЛЬШОГО И ЖЕЛТОГО СУСЛИКОВ КАК ФАКТОР ЕГО УСТОЙЧИВОСТИ А.А. Шмыров1*, С.В. Титов** * Институт проблем экологии и эволюции РАН, г. Москва ** Пензенский государственный педагогический университет, г. Пенза shm-andrey2005@yandex.ru Гибридное поселение образовалось при расселении большого суслика (Spermophilus major) в южном направлении в поселения желтого суслика (Spermophilus fulvus) на юге Саратовского Заволжья (Шилова и др., 2002), повторяющее по своей структуре зону контактов видов.

В нем отмечаются как участки обитания «чистых» видов, так и зона обитания гибридов и контакта «чистых» особей.

Пространственную структуру поселения изучали как по месту дислокации отдельных зверьков, так и по расположению и составу их группировок. При сравнении дистанций между особями (тест Манна-Уитни (U), p>0.05), было выявлено, что распределение особей относительно друг друга в поселении не зависит от их половой или видовой принадлежности и носит агрегированный характер. Мы выделяли пространственные группировки двух типов. Полигинные группы, которые объединяют одного самца и агрегацию обитающих по соседству друг с другом самок, характерные для поселений большого суслика и являются устойчивыми пространственными группами особей, где соотношение полов в среднем было 1:2. Другой тип, в большей степени характерный для видовых поселений желтого суслика, представляет собой группировку с непостоянными по числу компактными группами самцов и обитающими поблизости самками и соотношением полов составляет 1:1. Ни одна из группировок не была одновидовой: все они включали либо гетероспецифичных самцов и самок, либо гибридов, что указывает на отсутствие ассортативности в выборе партнеров при формировании репродуктивных ячеек.

Анализ многолетней динамики соотношения пространственных группировок и соотношения полов в поселении показал, что при уменьшении доли самцов в населении ниже 50 % уровня и увеличении доли самцов большого суслика отмечается заметный рост доли полигинных групп.

Так как для S. major характерен полигинный тип репродуктивных отношений, то именно вселяющиеся самцы большого суслика и образуют новые полигинные группы в гибридном поселении, объединяясь с агрегациями филопатричных не расселяющихся самок (в основном, гибридных).

По результатам наблюдений, несмотря на общее стабильное преобладание гибридов (в среднем 63 %), видовой состав колонии подвержен значительным изменениям, что связано с различной по масштабам миграцией родительских особей в поселение. Учитывая факт, что в период образования смешанного поселения в результате активного вселения S. major в поселение S. fulvus регистрировались только единичные гибридные особи, можно предположить, что краткосрочное увеличение доли особей родительских видов ведет к увеличению числа гибридов. При рассмотрении генетической структуры гибридного поселения заметна ее неустойчивость. Это связано с преимущественными скрещиваниями гибридов с особями большого суслика.

Таким образом, гибридное поселение большого и желтого сусликов характеризуется интеграцией пространственных структур видовых популяций, проявляющейся в формировании полигинных групп (свойственных S. major) и группировок самцов и самок (свойственных S.

fulvus), объединяющих кон- и гетероспецифичных особей. В связи с активным весенним вселением самцов S. major и преобладанием их спариваний с гибридами доля устойчивых полигинных групп увеличивается и наблюдается интрогрессивная гибридизация с поглощением аборигенного вида S. fulvus.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (11-04-00228).

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ФОРМУ КЛИНЫ В ГИБРИДНЫХ ЗОНАХ ХРОМОСОМНЫХ РАС SOREX ARANEUS L.

Н.А. Щипанов Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва shchipa@mail.ru Клину характеризуют распределением: y = 0.5 [1 – tanh A (B – x)], где у – частота хромосомы, х – дистанция от крайней точки, А – коэффициент наклона и B – средняя координата. Параметр А определяет стандартную ширину. Ширины гибридной зоны зависит от дисперсии (у) расселения и селекции (s): w=2.8у/s0.5. Зная дистанции расселения и ширину клины, можно судить об отборе против гетерозигот. Расчет предполагает случайное расселение. Однако отсутствии ограничения расселения особей а на территорию особей b при равном случайном расселении: pn= t(1-t)n – «стратегия прямого поиска» (Мurray, 1967), где pn – вероятность расселиться на n-ую дистанцию от места рождения, дистанция измеряется в диаметрах участков, а t – вероятность покидания родительского участка, выравнивает соотношения родительских форм и клина расползается. Во многих случаях реальное распределение дистанций расселения не соответствует «прямому поиску», особь совершает последовательные экскурсии – «спиральный поиск» и максимум приходится на ближайший к месту рождения участок (Wasser, 1985): pn=[1 – (1-t)6n (1-t)1+3n·2-3n. Симуляция в гибридной зоне хромосомных рас Москва и Селигер, показала, что, смена типа поиска со спирального на территории родительской популяции на прямой, за пределами материнской популяции, может стабилизировать зону даже при отсутствии внешних барьеров (Щипанов и др., 2008а). С.В. Павловой (настоящий сборник) изучено распределение кариотипов в гибридной зоне рас Кириллов и Печора, обнаруженной ранее на берегу р. Мезень (Щипанов и др., 2010). Подгонка кривой tanh:

центр клины расположен в 600 м от уреза воды на правом берегу, А = 0.0023, ширина зоны 1080 м.

Это одна из наиболее узких известных гибридных зон. Стандартное отклонение расселения рассчитано на основании данных, полученных ранее для расы Москва в ходе мечения с повторным отловом (Щипанов и др., 2008б); =44.42 м. При ширине клины 1080 м s=0.013. Барьерный коэффициент для наибольшего совпадения равен 0.1 (1 % успешного пересечения реки). Коэффициент обора учтен при доживании гибридов до размножения, гибридизация в первом поколении ничем не ограничена. Симуляции проведены для 4 вариантов прямого поиска и для стольких же – диверсифицированного расселения. Соответствие фактическим частотам проверяли критерием 2 (df=2) для соотношения родительских рас и гибридов в центральной части клины. Все симуляции в первых поколениях соответствуют фактическим данным. Когда случайное расселение происходит повсеместно, отклонение соотношения быстро нарастает и стремится к равновесию Харди-Вайнберга. Коэффициент отбора стабилизирует зону, но отклонения высоко значимо. Барьерный коэффициент уменьшает скорость отклонения. Одновременное использование коэффициентов снижает отклонение, и демонстрирует тенденцию, но не стабилизирует зону в течение ближайших поколений. Смена типа расселения стабилизирует гибридную зону, при отсутствии коэффициентов, на меньшем, чем при случайном расселении, отклонении. Коэффициент отбора несколько увеличивает отклонение. Барьерный коэффициент стабилизирует зону на уровне незначимого отклонения. Применение обоих коэффициентов дает минимальное отклонение и стабилизирует гибридную зону на незначимом уровне отклонения. Таким образом, барьерный коэффициент в наибольшей степени влияет на ширину зоны. Даже маленький коэффициент отбора заметно стабилизирует клину.

Работа поддержана РФФИ (12-04-0937 а).

Секция 3.

ЭКОЛОГИЯ СООБЩЕСТВ И ПОПУЛЯЦИЙ Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ФАКТОРЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ РОСТ ДЕТЕНЫШЕЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ РЫСИ А.Л. Антоневич1, М.Н. Ерофеева, С.В.Найденко Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Москва anastasia-antonevich@yandex.ru Евразийская рысь (Lynx lynx) размножается один раз в году (в мае-июне), в выводках обычно 1–4 детеныша. В возрасте 36–67 суток у рысят регистрируют внутривыводковые драки, которые могут вести к гибели котят (Соколов и др., 1994; Antonevich et al., 2009) Драки чаще отмечают в выводках с более низкими темпами роста (Naidenko et al., 2009). Целью нашей работы было выявить факторы, влияющие на темпы роста рысят в раннем онтогенезе.

Работу проводили на научно-экспериментальной базе «Черноголовка» ИПЭЭ им. А.Н.

Северцова РАН, расположенной в 60 км северо-восточнее г. Москвы. Взвешивания рысят проводили в 1989–2011 гг. еженедельно с точностью до 5 г с возраста 3–5 дней. Для оценки суточного прироста массы котят (темпов роста) разность двух последовательных взвешиваний делили на количество дней между взвешиваниями. В анализе использовали данные взвешиваний, характеризующих темпы роста на протяжении ключевых периодов раннего онтогенеза рысят: в 4, 14, 39, 45 и 90 дней. Анализ проводили в программе Statistica 8.0. Для определения различий в динамике массы тела и темпах роста в выводках с драками и без драк использовали дисперсионный анализ для повторных измерений (ANOVA repeated measures). Для апостериорного анализа использовали тест для неравных выборок (Unequal N HSD). В работе данные представлены в виде средних значений ± стандартные отклонения. Рассматривали следующие факторы: пол детенышей, размер выводка, индивидуальные особенности самки. Также проводили анализ различий в развитии рысят из выводков с ранней внутривыводковой агрессией и из выводков, где ее не отмечали (Соколов и др, 1994; Антоневич, Найденко, 2007).

Пол рысят не влияет на их массу тела (F5, 58=1,04; p=0,40) и темпы роста (F4, 57=1,37; p=0,25) на протяжении всего рассматриваемого периода. Размер выводка влияет на массу тела (F10, 114=3,67;

p<0,001) во всех рассматриваемых периодах (p<0,05) и темпы роста (F8, 112=4,26; p<0,001) детенышей. Зависимость темпов роста рысят от размера выводка обусловлена, прежде всего, различиями в возрасте 30 дней. Темпы роста рысят в двойнях (40,27± 6,6 г/сут) были больше, чем в тройнях (30,19±9,6г/сут; p<0,01) и выводках с четырьмя рысятами (27,98±10,2г/сут; p<0,05). Изменения массы тела рысят зависят от индивидуальных особенностей самок (4 самки, F15, 110,82=2,08;

p<0,05), в 4, 30 и 45 дней (p<0,05-0,01). Темпы роста рысят еще более зависят от матери F12, 103,48=2,85; p<0,01. Разница темпов роста в 14 и 45 дней различается в выводках с драками и без F1, 69=9,71; p<0,01. С первых двух недель жизни к полутора месяцам в выводках с драками темпы роста снижаются (на 4,71±8,34 г/сут), а в выводках без драк увеличиваются (на 2,94±12,22 г/сут).

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.