WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 35 |

Результаты анализа показателей MMD указывают на близость сосуществующих на Кавказе видов-двойников M. (T.) majori и M. (T.) daghestanicus (ММD=313·0-3, MSD=0,718·10-3), обособленных от обитающих на Русской равнине и также близких между собой кариоморф M. (T.) subterraneus (ММD=279·10-3, MSD=1,652·10-3). Наибольшие значения MMD отмечаются между кавказскими полёвками и 54-хромосомной формой подземной полёвки (ММD=600·10-3, MSD=0,689·10-3 для M. (T.) daghestanicus и ММD=613·10-3, MSD=0,936·10-3 для M. (T.) majori), что, вероятно, объясняется наибольшим широтным удалением этих выборок. Фенетические дистанции между кавказскими полевками и 52-хромосомной формой подземной полёвки соответственно составили: ММD=544·10-3, MSD=1,539·10-3 и ММD=559·10-3, MSD=1,664·10-3.

Полученные результаты поддерживают точку зрения Кратохвила (Kratochvil, 1970) о выделении понтическо-кавказской группы видов, куда входят виды-двойники M. (T.) majori и M. (T.) daghestanicus. Следует подчеркнуть, что по хромосомным и биохимическим данным (Баскевич, 1997; Межжерин и др., 1995), M. (T.) majori, напротив, наиболее обособлена от трех сравниваемых представителей Terricola фауны России, а M. (T.) daghestanicus объединяется c M. (T.) subterraneus (2n=52).

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО КРАНИОМЕТРИИ И РАЗМЕРНОМУ ПОЛОВОМУ ДИМОРФИЗМУ У MARTES В.Г. Монахов Институт экологии растений и животных УрО РАН, г. Екатеринбург mon@ipae.uran.ru Принято, что род Martes включает 8 видов (Anderson, 1970), хотя предпринимаются попытки отделить M. caurina от M. americana. Пользуясь же последними таксономическими сводками (Wilson, Reeder, 2005; Lariviere, Jennings, 2009), надо признать легитимность 8-видовой таксономии рода. Если по большинству видов данные по краниометрии довольно подробны, то в отношении трех из них (flavigula, melampus и gwatkinsii) этого сказать нельзя. Нами исследованы краниологические коллекции в основном российских музеев и НИИ по 7 видам рода и межвидовому (martes х zibellina) гибриду кидасу. Общий объем материала – 8431 экз. (4565 самцов, 3866 самок). Основная часть материалов сосредоточена в музеях ЗММУ, ЗИН, ИЭРиЖ, ВНИИОЗ, ИБПС, ИБПК. Также исследовались выборки по foina из Senkenberg Natural History Museum (Gerlitz, Germany), по americana из Berlin Natural History Museum, по melampus из Dokkyo Medical University (Japan). Анализировались промеров черепа. По каждому из видов вычислены средние значения по всем признакам, которые условно можно считать средневидовыми для взрослых, старше 1 года животных. Так, кондилобазальная длина (КБД, мм) для самцов составила (M±m (n)): americana 83,15±0,49 (35); flavigula 109,54±0,(16); foina 82,84±0,30 (62); martes 82,31±0,10 (576); melampus 85,02±0,29 (31); pennanti 113,05±2,17 (4);

zibellina 83,05±0,05 (3823); кидас 84,51±0,72 (18). Средние для самок: americana 74,70±0,48 (19); flavigula 102,13±0,81 (19); foina 78,20±0,17 (63); martes 75,65±0,10 (465); melampus 76,82±0,49 (17); pennanti 99,45±0,(6); zibellina 76,04±0,05 (3262); кидас 77,08±0,38 (15).

Особых замечаний требуют данные по melampus. Сведений о краниометрии вида в литературе почти нет. Первичные описания (Kuroda, 1922, 1939; Kuroda, Mori, 1923) сделаны по экстерьерным признакам. Лишь у E.Anderson (1970) имеются данные по КБД 14 особей: 8 самцов (82,52-85,00 мм) и 6 самок (74,55-77,00). По нашим данным самцы японской куницы являются самыми крупными в подроде Martes (состоит из 5 видов: americana, martes, melampus, zibellina). Пауэлл (Powell, 1993) считал, самой крупной в подроде каменную куницу, а самой мелкой – американскую. Однако по нашим измерениям, самые мелкие виды – каменная и лесная куницы (КБД B& менее 83 мм).

Немного лучше положение с данными по харзе. В сводке В.Г.Гептнера с соавторами (1967) есть данные по КБД 8 самцов (109 мм) и 7 самок (100,6 мм), у E.Anderson (1970) по образцам из зарубежной Юго-Восточной Азии приводятся средние по КБД 48 самцов (87,87–108,9 мм) и самок (81,02-101,2 мм).

Естественно, для таких видов, как, M. martes, M. zibellina, M. foina, занимающих широкий ареал, представленные «средневидовые» значения весьма условны, поскольку в локальных группировках размеры изменяются значительно. Например, КБД самцов M. martes (Монахов, 2009) имеет минимальные значения (< 81 мм) в бассейне рр. Кама, Вятка и в Италии (De Marinis et al.

1990), а на западе – максимальные (> 87 мм): Дания, Вост. Германия; о. Минорка (Alcover et al., 1986). Этот же признак у соболя (Монахов, 2006) варьирует от минимального в юго-восточной части ареала (< 78 мм, Сихотэ-Алинь, низовья Амура) до максимального (> 87 мм) в ЮгоЗападном Алтае и на Камчатке.

Анализ степени межполовых различий по КБД у семи видов рода и для кидаса показал, что превышение самцов над самками составило в %±m: americana – 11,31±0,78; flavigula – 7,26±0,99;

foina – 5,94±0,41; martes – 8,79±0,17; melampus – 10,68±0,66; pennanti – 13,68±1,71; zibellina – 9,23±0,08; кидас – 9,64±0,89. Оказалось, что размерный половой диморфизм менее всего выражен у каменной куницы.

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость ВОЗРАСТНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬЧЕРЕПА МАТЕРИКОВОГО ПЕСЦА (VULPES LAGOPUS LAGOPUS) И ПЕСЦОВ КОМАНДОРСКИХ ОСТРОВОВ (V. L. BERINGENSIS, V. L. SEMENOVI) О.Г. Нанова МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва nanova@mail.ru Задачей нашей работы было определить, какую роль играет постнатальный онтогенез в формировании наблюдаемых различий (Цалкин, 1944; Загребельный, Пузаченко, 2006; Павлинов, Нанова, 2008; Нанова, 2008) в размерах и форме черепов взрослых песцов изолированных Командорских популяций (подвиды Vulpes lagopus semenovi и V. l. beringensis) и материковых популяций (V. l. lagopus). Для этого мы исследовали в сравнительном аспекте особенности возрастной изменчивости этих популяций с использованием методов векторного анализа (Klingenberg, 1996; O’Higgins, Collard, 2002; Drake, Klingenberg, 2008). Мы обнаружили, что векторы возрастной изменчивости трех исследованных подвидов песцов смещены друг относительно друга в морфопространстве признаков, поскольку уже молодые особи этих подвидов сильно различаются между собой по форме черепа. Направление вектора возрастной изменчивости песца о-ва Медный достоверно отличается от направления векторов возрастной изменчивости остальных исследованных нами популяций, тогда как направления возрастных векторов материковых песцов и песцов о-ва Беринга одинаковы. Кроме того, векторы возрастной изменчивости материковых песцов, песцов о-ва Беринга и о-ва Медный различаются по своей длине.

В частности, вектор возрастной изменчивости песцов о-ва Медный – самый короткий, а песцов о-ва Беринга – самый длинный.

Наши результаты показали, что значительная часть краниологических различий между островными и материковыми песцами возникает на пренатальной и ранней постнатальной стадиях. Эти различия только усиливаются в результате роста на поздней постнатальной стадии.

Относительный рост частей черепа (аллометрический паттерн) песцов о-ва Медный сильно отличается от такового всех остальных исследованных популяций. Молодые особи (сеголетки) песцов о-ва Медный быстрее достигают больших размеров, чем особи соответствующего возраста в остальных популяциях песцов, что отражается в существенном укорочении по сравнению с другими популяциями возрастного вектора медновской популяции песцов.

В данной работе мы продемонстрировали необходимость использования в исследованиях, выполненных на основе векторного анализа, комплексного подхода, позволяющего оценить достоверность различий векторов, как по направлению, так и по длине.

Работа выполнена при поддержке гранта Президента РФ МК-1681.2012.4, гранта РФФИ 0904-0283-a.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ИССЛЕДОВАНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ АСПЕКТОВ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ ИЗОЛИРОВАННЫХ ПОПУЛЯЦИЙ ПЕСЦОВ (VULPES LAGOPUS LINNAEUS, 1758) С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДОВ КОМПЬЮТЕРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ О.Г. Нанова1*, М. Проа2**, А.А. Евтеев3*, П. О’Хиггинс4** * МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва ** Hull York Medical School, York, United Kingdom nanova@mail.ru, 2miguel.proa@hyms.ac.uk, 3evteandr@gmail.com, 4paul.ohiggins@hyms.ac.uk Задачей нашей работы было проанализировать, имеют ли выявленные ранее многими исследователями (Цалкин, 1944; Загребельный, Пузаченко, 2006; Павлинов, Нанова, 2008; Нанова, 2008, 2010) отличия формы черепа песцов Командорских островов от материковых популяций функциональное значение. Песцы Командорских островов изолированы в течение долгого времени в необычных для песца условиях (Goltsman et al., 2005). В частности, на островах сильно отличается кормовая база песцов (Гольцман и др., 2010). Так, основной рацион популяций песцов на Командорских островах составляют крупные морские птицы, в отличие от материковых песцов, питающихся в основном мелкими грызунами. Для оценки функциональной значимости межпопуляционных морфологических различий мы применяли новейший подход (O’Higgins et al, 2010; Cox et al., 2011), основанный на совместном использовании метода компьютерного моделирования – анализа конечных элементов (FEM) – и 3D геометрической морфометрии. Мы создали трехмерные компьютерные модели черепов и жевательной мускулатуры песцов Командорских (о-в Беринга и о-в Медный) и материковой популяций. С использованием этих моделей мы сравнивали карты распределения нагрузок на черепа при жевании и захвате добычи. С помощью методов геометрической морфометрии мы оценивали деформации черепов, возникающие при жевании и захвате добычи. Сравнение функциональных моделей показало, что, как при захвате, так и при разделке добычи черепа песцов Командорских популяций деформируются меньше, и кости испытывают меньшие нагрузки по сравнению с черепами материковых песцов. Таким образом, относительно более широкий в области хищнических зубов и скуловых дуг череп песцов Командорских популяций лучше приспособлен к питанию более крупной добычей. Мы считаем, что современный облик песцов Командорских островов складывался в результате приспособительной эволюции к необычным для песцов условиям островов, в частности, к необычной кормовой базе.

Работа выполнена при поддержке гранта Президента РФ МК-1681.2012.4, гранта Королевского общества (The Royal Society) JP 100455.

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость РАЗНООБРАЗИЕ КОНТРОЛЬНОГО РЕГИОНА МИТОХОНДРИАЛЬНОЙ ДНК ВЫДРЫ ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ А.Ю. Олейников*, П.А. Сорокин**, В.В. Рожнов** * Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, г. Хабаровск ** Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва shivki@yandex.ru Выдра (Lutra lutra L., 1758) – широко распространенный полуводный хищник, обитающий на большей части Евразии и на крайнем северо-западе Африки. Географическая изменчивость, несмотря на значительный ареал, выражена слабо (Гептнер и др., 1967; Юдин, 1974; Аристов, Барышников, 2001).

Исследование генетической изменчивости выдры в России до сих пор не проводилось. В то же время в других частях ареала (Европа, Япония, Корея) подобные исследования выполнены. В Европе выявлено низкое гаплотипическое разнообразие выдры – выделено всего 13 гаплотипов по мтДНК (данные ГенБанка) с доминированием одного гаплотипа, характерного для всей филогеографической структуры популяций вида (Mucci et al., 1999; Cassens et al., 2000; Honnen et al., 2010 и др.).

Материалом для исследования послужили образцы тканей 60 особей выдры – засушенные фрагменты шкур, фрагменты костей, мышечные ткани, собранные неинвазивным методом волосы и экскременты. Остеологический материал (45 проб) взят из личной коллекции (9), коллекции ЗМ МГУ (8) и ДВО ВНИИОЗ (28). Для сравнения исследованы биопробы, собранные на юге Дальнего Востока (Приморский и Хабаровский края, Сахалинская и Амурская области) и в Европейской части России (Архангельская, Владимирская, Московская области, Республика Коми). В качестве маркера генетического разнообразия использован вариабельный фрагмент контрольного региона мтДНК (299 п.н.), используемый в филогеографических исследованиях позвоночных (Банникова, 2003; Сорокин и др., 2005; Холодова, 2009).

В исследованном фрагменте мтДНК обнаружены 7 вариабельных позиций. Всего выявлены 9 гаплотипов, из них 7 ранее не описанных и не представленных в Генбанке, а 2 – общих с животными из Европы, относящихся к тому же подвиду. Различия между гаплотипами составляли от 1 до 5 нуклеотидов.

На Дальнем Востоке выявлены 7 гаплотипов, из них 2 являются общими для животных Дальнего Востока и Европы, а 5 обнаружены впервые для выдры. В целом в проанализированной выборке преобладает один гаплотип, его доля составила 69 %. Он широко распространен в исследуемом регионе (о. Сахалин, Хабаровский и Приморский края, Амурская область), а также отмечен в Московской области. 2 гаплотипа встречены только в Хабаровском крае и отсутствуют в других районах Дальнего Востока.

Полученные нами результаты указывают на более высокое гаплотипическое разнообразие (H) контрольного региона мтДНК выдры, населяющей юг Дальнего Востока России (0,86) по сравнению с Западной Европой и Европейской частью России. Значение нуклеотидного разнообразия р (0,22) сравнимо с таковым, известным для Европы.

Наличие общих гаплотипов для выборок из Европы и юга Дальнего Востока свидетельствует об относительно недавнем расселении вида. В Европе, Европейской части России и на юге Дальнего Востока обитают близкие формы одного подвида выдры.

Результаты исследования могут быть использованы для выяснения внутривидовой структуры и путей расселения выдры на юге Дальнего Востока.

Авторы благодарят ДВО ВНИИОЗ (Хабаровск) и Зоологический музей МГУ (Москва) за предоставленную возможность анализа образцов остеологических коллекций. Исследование выполнено в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Живая природа: современное состояние и проблемы развития» и при поддержке РФФИ (11-04-моб_ст).

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – КАРИОТИПИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ГИБРИДНОЙ ЗОНЫ МЕЖДУ ХРОМОСОМНЫМИ РАСАМИ КИРИЛЛОВ И ПЕЧОРА ОБЫКНОВЕННОЙ БУРОЗУБКИ (SOREX ARANEUS L.) С.В. Павлова Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва swpavlova@mail.ru Феномен внутривидовой гибридизации все чаще обнаруживается у разных видов млекопитающих и в большинстве случаев для выявления гибридов применяется комплексный набор методов (морфологические, биохимические и молекулярно-генетические). У видов с выраженной кариотипической изменчивостью обнаружить внутривидовые формы и гибридов между ними легче, поскольку хромосомные перестройки служат надежным маркером популяций и достоверно выявляются с помощью цитогенетического анализа.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.