WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |

Род Myotis, известный своей таксономической сложностью, остается одной из ведущих таксономических «горячих точек», как в Индокитае, так и за его пределами. Мы исследовали таксономию мелких представителей этого рода фауны Индокитая (группу видов «siligorensis» и так называемый морфокомплекс «усатых ночниц»), стараясь совместить морфологический и молекулярный (ДНК штрих-кодирование) подходы. Собственно комплекс «siligorensis» представляет собой смесь близкородственных форм неясного таксономического статуса. В его пределах в границах Вьетнама выявлена одна популяция, в которой комбинация морфологических, генетических и экологических черт позволяет выделить ее в качестве отдельно вида (недавно описанного как М. phanluongi); ряд подобных форм существует в Южном Китае и требует детальной ревизии. Узкоареальная М. annamiticus и более широко распространенная М. laniger, будучи морфологически дискретными, имеют практически идентичные последовательности гена coxI. Это может быть следствием митохондриальной интрогрессии или же, что менее вероятно, продукт очень быстрой локальной эволюции (в пределах одной популяции).

«Усатые ночницы» представлены в Индокитае несколькими видами, наиболее распространенным из которых является М. muricola. Нами показаны морфологические и генетические различия этого и близкого вида, M. ater, а также существование нового вида, описание которого в настоящее время готовится к печати. M. muricola и M. ater в ряде мест обитают симпатрично и занимают сходные биотопы; в одном случае выявлена вероятная генетическая интрогрессия между ними. Сравнение Вьетнамских образцов с экземплярами из Непала показало, что индокитайские M. muricola заметно отличаются от типичных и, возможно представляют собой отдельный вид. Еще один Индокитайский вид из этого морфокомплекса – M. montivagus, представлен в Юго-Восточной Азии двумя близкими, но и генетически, и морфологически дискретными формами: мелкой, по промерам соответствующей типичной M. montivagus из Китая, и крупной, возможным действительным названием для которой является M. federatus (описана из Малайзии). В целом для окончательного решения перечисленных проблем требуется изучение дополнительных материалов, как морфологических, так и генетических.

Мы хотели бы выразить благодарность Владимиру Лебедеву (ЗММУ), Наталье Ивановой и Полу Эберу (BIO), Джудит Игер (Royal Ontario Museum), Андрею Кузнецову и Нгуену Данг Хою (Российско-Вьетнамский Тропический Центр). Работа выполнена при частичной поддержке РФФИ (10-04-00683-а). Молекулярный анализ проводился в Канадском центре ДНК-баркодинга.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ФАКТОРЫ РИСКА ХРОМОСОМНЫХ АБЕРРАЦИЙ У РЫЖЕЙ ПОЛЕВКИ: МУЛЬТИМОДЕЛЬНЫЙ ВЫВОД И.А. Кшнясев1, С.Б. Ракитин, М.И. Чепраков Институт экологии растений и животных УрО РАН, г. Екатеринбург kia@ipae.uran.ru В 1999–2011 гг. исследована частота хромосомных аберраций (ХА) в клетках костного мозга (КМ) рыжей полевки (Clethrionomys glareolus) из циклической популяции южной тайги Среднего Урала (57°15’N, 58°44’E). Всего у 557 особей исследовано 22553 метафазы в клетках КМ и обнаружено 383 клетки с ХА, что дает оценку ожидаемого уровня ХА в 17 промилле (17 клеток на тысячу исследованных).

(min QBIC) конкурирующих моделей множественной логит регрессии (с фиксированными эффектами и оценкой параметра дисперсии, f=D/rdf=0.172), исследованы относительная важность (w+=Swi) и статистика отношения правдоподобия (QLR=[2LL(qi )–2LL(q0 )]/f), а также, оценены эффекты (приведены ниже как изменение относительного риска »(OR-1)100 % и его 95 % доверительный интервал, ДИ) ряда дискретных и непрерывных предикторов уровня ХА: пол (0 – самка, 1 – самец), репродуктивный статус особи (0 – неполовозрелая, 1 – половозрелая), фаза популяционного цикла (две фиктивные переменные: 00 – депрессия, 10 – рост, 01 – пик), солнечная активность (СА: число пятен, поток радиоизлучения), аномалии геомагнитного поля. Количественные предикторы предварительно стандартизовали (m=0, s=1).

Обнаружено четыре статистически значимых (p<0.01) эффекта, три из них диагностируются как сильные. Самый слабый эффект соответствует предиктору «пол» (w+=0.19, QLR(1)=7.09), и самцы в среднем лишь на 12 % (95 % ДИ: 3 %–22 %) превосходят самок по уровню ХА. Для половозрелых особей (w+=1.0, QLR(1)=49.51) ожидается превышение уровня неполовозрелых на 37 % (11 %–69 %). В фазе роста (w+=1.0, QLR(1)=107.40) уровень ХА выше, чем в другие фазы популяционного цикла в среднем на 86 % (34 %–159 %). Наиболее сильный эффект (w+=1.0, QLR(1)=112.73) сопоставлен СА – от минимума к максимуму солнечной активности риск ХА примерно удваивается или возрастает на 102 % (47 %–177 %).

Причем после учета любого из двух коррелированных (r=0.99) показателей СА (числа пятен или радиоизлучения), включение в модель геомагнитной активности как еще одного предиктора является избыточным (QLR(1)=0.19, p=0.66).

Работа выполнена при поддержке РФФИ (10-04-01657 и 11-04-01369) и Президиума РАН (12-П-4-1071, «Фундаментальные науки – медицине»).

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость АЛЛОЗИМНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ И ДИАГНОСТИКА ВИДОВ ОБЫКНОВЕННЫХ ПОЛЕВОК (MICROTUS, RODENTIA) В.М. Малыгин Биологический факультет Московского государственного университета, г. Москва vmalygin1@yandex.ru С различной полнотой в литературных источниках даны сведения по электрофорезу 56 ферментных и неферментных белков, а также белковых систем в основном у симпатрично распространенных видов-двойников – восточноевропейской, Microtus rossiaemeridionalis (ранее этот вид называли M. subarvalis или M. epiroticus, использование названия «levis» пока недостаточно обосновано), обыкновенной, M. arvalis sensu stricto, и алтайской, M. obscurus, полевок. Видовой статус двух последних таксонов недостаточно обоснован, часто их рассматривают как кариоформы «arvalis» и «obscurus» M. arvalis. Только в двух статьях (Доброхотов, Малыгин, 1982; Межжерин и др., 1993) даны результаты электрофореза белков у закаспийской, M. transcaspicus, и киргизской, M. kirgisorum, полевок, в сравнении с выше упомянутыми видами-двойниками.

По 25 ферментам и неферментным белкам, а также белковым системам были выявлены электрофоретические особенности у видов-двойников обыкновенной полевки, причем не редко в экспериментах у одних исследователей многие из этих белков не различаются, а у других обнаружены различия, чаще всего связанные с полиморфизмом, что снижает возможность их использования для диагностики. В основном изменчивость белков отмечена у обыкновенной полевки. Часто электрофоретическая подвижность одной из фракций полиморфного белка у этого вида совпадает с таковой мономорфного белка восточноевропейской полевки.

Наиболее приемлемым для определения этих видов-двойников, закаспийской и киргизской полевок оказался гемоглобин. На электрофоретическую подвижность этого белка на ацетатцеллюлозных пластинах, в полиакриламидном и крахмальном гелях протестированы сотни особей видов-двойников из Азии (Ковальская, Малыгин, 1985; Межжерин и др., 1993; Гашев, 1998) и Восточной Европы (Малыгин, 1983; Тесленко, 1986 и др.) и получены практически сходные результаты. У восточноевропейской полевки выявлены 2 фракции – основная, ярко окрашенная полоса, и минорная, слабо окрашенная, тогда как у обыкновенных полевок обеих кариоформ – одна основная.

Такие же результаты даны Воронцовым с соавторами (1984) за одним исключением. Из 28 особей видов-двойников у одной особи M. arvalis, кариоформа «obscurus», из Арзамасского района Горьковской области была отмечена дополнительная фракция гемоглобина с большей подвижностью, чем основная. На электрофореграммах этого белка у особей кариоформы «arvalis» с Украины Тесленко (1986) обнаружил вторую минорную фракцию, расположенную вблизи от основной. Сравнение этих результатов показало, что подвижность минорной фракции гемоглобина у полевок с Украины не совпадает с таковой у полевки из Горьковской области.

В отличие от популяций из Азии и Восточной Европы у видов-двойников из Югославии различия по гемоглобину не выявлены. Так, в локусах А и В гемоглобина представлен только b аллель (Gill et al., 1987). В статье не приведены фотографии или схемы электрофореграмм, что не позволяет сравнивать результаты. Можно лишь высказать два предположения: восточноевропейская (2 экз. из Скопья) и обыкновенная (25 экз. из 4 пунктов) полевки из югославских популяций не различаются по гемоглобину, или электрофоретическая подвижность этого белка оказалась сходной (Gill et al., 1987) вследствие условий эксперимента (гель, буфер). Дальнейшее использование аллозимного анализа и более трудоемких молекулярно-генетических методик позволят разработать более четкие критерии диагностики видов обыкновенных полевок.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ И ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОПУЛЯЦИЙ И ПОДВИДОВ ДОМОВЫХ МЫШЕЙ MUS MUSCULUS ПО ДАННЫМ ПОЛИМОРФИЗМА КОНТРОЛЬНОГО РЕГИОНА (D-LOOP) МТДНК А.Н. Мальцев, Е.В. Котенкова Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва aleks.maltcev@gmail.com В связи с развитием филогенетической концепции вида и молекулярно-генетических методов в последние два десятилетия произошла ревизия таксономического статуса многих таксонов млекопитающих. На территории России и Ближнего Зарубежья авторы выделяют несколько морфологически отличающихся подвида M. musculus (M. m. musculus, M. m. wagneri, M. m. gansuensis(raddei)) (Коробицина, Якименко, 2004). Задача настоящего исследования состояла в оценке филогенетических взаимоотношений и генетической изменчивости разных подвидов и форм M.musculus. Материалом для генетического анализа были 72 особи домовых мышей, отловленных из 9 местообитаний на территории России, Молдовы, Армении и Казахстана.

В 72 последовательностях длиной 978 пн обнаружено 50 полиморфных сайтов и два консервативных участка в позициях 371–679 и 681–732. Следует отметить крупную делецию, встречающуюся в 65 образцах всех популяций, длиной 88 пн. В 7 образцах из 4 популяций (Цимлянские пески, Московская область, Кишинёв, Забайкальский край), характеризующихся к тому же большим количеством вариабельных сайтов, идентифицирована вставка длиной 89 пн. Максимальные значения гаплотипического и нуклеотидного разнообразия отмечены в популяциях M. m. musculus из Цимлянских песков и г.Кишинёва. Высокие значения этих характеристик, повидимому, свидетельствуют в пользу того, что в их состав входят особи из нескольких ранее изолированных популяций (Avise, 2000). Ряд фактов указывают на их гибридное происхождение.

В выборках домовых мышей M. m. musculus (г. Ишим), M. m. gansuensis (Ю. Забайкалье) и выборке из естественной зоны гибридизации (Закавказье, Армения) зарегистрировано высокое генное разнообразие (H) и низкая нуклеотидная изменчивость (р). В остальных популяциях M. m. wagneri (Астрахань), и М. m. musculus (Москва и Московская область) генное разнообразие и нуклеотидная изменчивость характеризовались средними значениями.

Результаты изучения генетических дистанций показали существование двух филогенетических групп Mus musculus, населяющих территорию России и Ближнего Зарубежья. Первую из них составляют домовые мыши из зоны гибридизации Закавказья. Они характеризовались наибольшей генетической дивергенцией от других гаплогрупп по данным p-дистанции, высоким генным разнообразием и относительно большим количеством трансверсий. Гаплотипы домовых мышей из Еревана вместе с одним гаплотипом M. m. musculus, включающим большую часть последовательностей из Москвы и Московской области (7 из 9), образовали единую филогруппу, достаточно хорошо отделившуюся от других популяций M. musculus. Полученные нами данные подтверждают заселение Закавказья линией M. musculus (или предковой формой), родственной домовым мышам Восточной Европы. Во вторую филогенетическую линию вошли домовые мыши, обитающие на юге Западной Сибири (г. Ишим). Они вместе с домовыми мышами из Поволжья и Алтая образовали единую филогруппу, но разделённую на две подгруппы.

Проведенный нами анализ полиморфизма мтДНК не выявил дивергенцию подвидов M. musculus. Вероятно, это обусловлено гибридизацией между разными парапатрическими таксонами домовых мышей, как на видовом, так и внутривидовом уровнях, что уже обсуждалось целым рядом авторов (Спиридонова и др., 2008, 2011). Работа выполнена при поддержке ПФИ Президиума РАН «Живая природа», подпрограмма «Динамика и сохранение генофондов».

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость КРАНИОЛОГИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПОЛЕВОК ПОДРОДА TERRICOLA (RODENTIA, ARVICOLINAE, MICROTUS) ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ Т.А. Миронова1, М.И. Баскевич2, Л.А. Хляп3, Н.М. ОкуловаИнститут проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва talmir84@mail.ru Проведено сравнение четырех кариологически датированных форм кустарниковых полевок, принадлежащих трем видам подрода Terricola рода Microtus: кустарниковой M. (T.) majori, дагестанской M. (T.) daghestanicus и подземной M. (T.) subterraneus (2n=52; 2n=54) полевкам фауны России.

Использованный в работе материал включал сборы: M. (T.) subterraneus (2n=54), из Тверской (n=16) и Ленинградской (n=2) областей; M. (T.) subterraneus (2n=52) из Воронежской области (n=11);

M. (T.) majori из Кабардино-Балкарии (n=17) и Карачаево-Черкессии (n=3); M. (T.) daghestanicus из Кабардино-Балкарии (n=29), Северной Осетии (n=3) и Карачаево-Черкессии (n=1).

В работе были использованы зверьки двух возрастных групп: полувзрослые и молодые взрослые (не старше восьми месяцев). Рассмотрены качественные признаки у всех особей без учета половой и возрастной изменчивости, однако соотношение зверьков разного пола и возраста в анализируемых выборках было приблизительно равным. Все исследованные особи были добыты в местах естественного обитания.

Изученные признаки были представлены вариациями рисунка жевательной поверхности коренных зубов – 11; а также числом и расположением отверстий, связанных с выходом кровеносных сосудов и нервов – 8 (Ангерманн, 1973; Ларина, Еремина, 1988; Васильева, 2005–2006). У каждой хромосомной формы подсчитывались частоты фенов как отношение числа особей (сторон черепа для билатеральных признаков), у которых данный фен проявился, к общему числу исследованных особей данной группы. Оценка фенетической дифференциации производилась с помощью показателя средней меры дивергенции MMD и усредненных среднеквадратических отклонений MSD (Berry, 1963; Sjоvold, 1977; Васильев, 2005), при MMD>2MSD уровень статистической значимости соответствовал p<0,05. Для расчета применялось трансформирование полученных частот фенов для нормализации их распределений.

Изначально анализировалось 19 морфологических признаков, для которых было выделено 68 фенов. В дальнейшем из анализа были исключены 20 фенов с частотой проявления менее 15 %.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.