WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 35 |

Отлов ондатры осуществлялся с апреля по ноябрь в 2008–2011 гг. В течение 4 лет было исследовано 323 особи обоего пола. Черепа измеряли по 8 промерам: длина носовой кости, длина мозгового отдела, ширина мозгового отдела, кондилобазальная длина черепа, скуловая ширина, высота в области барабанных камер, высота неба, длина верхней диастемы. Относительный возраст ондатр определяли по степени развитости корней зубов и стертости коронки (Цыганков,1955). Выделены 3 возрастные группы – возраст от 1 до 5 месяцев (n=76), от 6 до 9 месяцев (n=122), от 1 года до 3 лет (n=125).

Исследования массы тела показали, что достоверные отличия наблюдаются между самками и самцами ондатры в возрасте от 6 до 9 месяцев (tф=16,4 при р<0,05), где средняя масса самок 651,5 ±29,78 гр., самцов 679,55± 21,24 гр.. Для возрастных групп в возрасте от 1 до 5 месяцев средняя масса и длина тела самок ондатры составляет 357,95±51,99 гр. и 204,1±10,52мм. Самцы весят 319,94±48,86 гр., длина тела 196,3±9,98 мм. Самки на 38,01 гр. больше самцов, но статистически эти данные не достоверны. Взрослые самцы имеют средний вес 1101,27±30,68 гр., средняя длина тела 296,85±5,48 мм. Самки весят 1111,3±50,8 гр., длина тела 301,52±8,9 мм.

Сравнительный анализ полученных данных по краниометрическим признакам позволяет выявить четко выраженный половой диморфизм у ондатры в возрасте от 6 до 9 месяцев. По размерам черепа самцы превосходят самок по следующим признакам: длина носовой кости (tф=5,26), длина мозгового отдела (tф=3,04), ширина мозгового отдела (tф=2,75), кондилобазальная длина черепа (tф=2,37), скуловая ширина (tф=2,59), высота неба (tф=2,6), различия статистически достоверны. Ондатры данной возрастной категории, обитающие на территории Финляндии (Pankakoski, Nurmi, 1986), тоже обладают хорошо выраженным половым диморфизмом: самцы несколько крупнее самок, причем наиболее выражены различия по длине диастемы, ростральной ширине и длине нижней челюсти. Различия по краниометрическим признакам в возрасте от 1 до 5 месяцев не наблюдаются. В возрасте от 1 года до 3 лет различия выражены в кондилобазальной длине черепа (tф=2,09) и высоте неба (tф=2,38).

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость ХРОМОСОМНЫЕ ФОРМЫ ПОЛЕВКИ МАКСИМОВИЧАИ (MICROTUS MAXIMOWICZII, RODENTIA, CRICETIDAE, MICROTINAE) И ИХ МОЛЕКУЛЯРНОФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ И.В. Картавцева1*, И.Н. Шереметьева*, Л.В. Фрисман**, М.В. Павленко*, В.П. Кораблев*, Л.Л. Войта***, А.В. Рябкова**** * Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г. Владивосток, ** Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, г. Биробиджан *** Зоологический институт РАН, г. Санкт-Петербург, **** Хабаровская противочумная станция, Роспотребнадзор, г. Хабаровск irina-kar52@rambler.ru Полевка Максимовича Microtus maximowiczii Schrenk, 1858 (=Microtus ungurensis Kastschenko, 1913), является широко распространенным видом серых полевок рода Microtus на территории востока Азии. Анализ хромосомных характеристик этого вида позволил выявить широкий спектр хромосомного полиморфизма (2n=36–44; NF=52–62) и описать шесть хромосомных форм: «A» (2n=39–44, NF=54–62, Бурятия, с. Романовка); «B» (2n=38–42, NF=54–57, Бурятия, берег оз. Байкал, пос. Истомино); «V» (2n=36–40, NF=52–56, Бурятия, Сохондинский заповедник); «D» (2n=40–43, NF=54–58, Забайкальский край, Восточная Монголия); «C» (2n=39– 41, NF=55–60, Дальний Восток России, среднее течение р. Амур) и «I» (2n=44, NF=60, север Хабаровского края, пос. Аян) из различных географических районов (Kartavtseva et al., 2008).

Позже форма «I» была выделена в самостоятельный вид M. gromovi Vorontsov, Boeskorov, Lyapunova and Revin, 1988 (Sheremetyeva et al., 2009).

Анализ новых и ранее опубликованных данных (хромосомных – 2n, NF и молекулярногенетических – мтДНК) позволил выявить сопряженность кариологической и генетической изменчивости и предположить внутривидовую подразделенность некоторых хромосомных форм.

Нами обсуждается молекулярнофилогенетическое взаимоотношение как хромосомных форм полевки Максимовича, так и видов-двойников: M. evoronensis Kovalskaya and Sokolov, (2n=38–40, NFa=51–54), M. mujanensis Orlov and Kovalskaya, 1978 (2n=38; NFa=46–50) и ставится вопрос о ревизии подвидов полевки Максимовича.

Работа подержана грантами РФФИ: 06-04-48969-а и 12-04-00662-а; ДВО РАН: 09-II-СО-06007 и 09-II-УО-06-005.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – ОНТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БИЛАТЕРАЛЬНОЙ АСИММЕТРИИ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ В ПРИРОДНЫХ ПОПУЛЯЦИЯХ ПОЛЕВОК В.Ю. Ковалева1*, Ю.Н. Литвинов2*, В.М. Ефимов3*,**,*** * Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск ** Институт цитологии и генетики СО РАН, г. Новосибирск *** Томский государственный университет, г. Томск vkova@ngs.ru; 2litvinov@eco.nsc.ru; 3vmefimov@ngs.ru Исследования в области направленной асимметрии (НА) стали быстро развиваться после открытия асимметрично экспрессирующихся генов раннего онтогенеза, таких как Shh и Nodal у цыплят (Levin et al., 1995) и Nodal и Lefty1 у мышей (Collignon, Varlet, Robertson, 1996; Lowe et al., 1996; Meno et al., 1996). На сегодняшний день известно довольно большое число генов, участвующих в установлении лево-правой висцеральной асимметрии в раннем онтогенезе позвоночных животных (Shiratori, Hamada, 2006). Поскольку феномен НА имеет довольно широкое распространение в природных популяциях (Levin, Palmer, 2007; Palmer, 2009) он заслуживает более пристального внимания и самостоятельного изучения, в том числе, и в онтогенетическом, популяционном и эволюционном аспектах.

Известно, что существуют гены и их совокупности, которые дифференциально экспрессируются на поздних стадиях онтогенеза (СО) (Zahn et al. 2007). Поэтому можно предполагать, что это верно и для НА, т.е. и в позднем онтогенезе могут действовать свои генные сети, приводящие к НА. В природных популяциях такие сети должны пройти сито естественного отбора и результаты их действия должны проявляться на фенотипическом уровне. Поэтому целью нашей работы было исследование НА билатеральных признаков, как дискретных, так и непрерывных, в зависимости от пола, СО, эпигенетических взаимоотношений (морфогенетической близости), условий среды и динамики численности в природной популяции животных.

На основе частот встречаемости морфотипов M1 и M3 с правой и левой стороны одной и той же особи рассчитаны расстояния Кавалли-Сфорца между морфотипами (Ковалева и др., 2002). Дендрограммы, полученные методами кластерного анализа, интерпретированы нами как креоды Уоддингтона.

Три из четырех исследованных непрерывных признаков продемонстрировали НА, которая не зависит от окружающей среды, динамики популяций и времени отлова для обоих полов, в отличие от размеров. Тем не менее, асимметрия зависит не только от размера признака, но и от СО.

НА веса надпочечников постоянно увеличивается в ходе онтогенеза, как у самцов, так и у самок. Средний вес надпочечников и максимальная разница между левой и правой стороной достигает больших значений у самок, чем у самцов. Правосторонняя НА для веса почек значима и у самцов и у самок и зависит от СО. Максимум НА наблюдается на стадии subadultus. Поздние СО полевок характеризуется симметрией этих парных органов. Правосторонняя НА по длине задней лапы значима у самцов и у самок. Правая задняя лапа полевок длиннее левой на стадиях juvenes и adultus.

Асимметрия может быть использована для изучения морфогенеза – пути от генотипа к фенотипу. Сходство креодов можно оценить, используя частоты совместной встречаемости дискретных признаков. НА не зависит от факторов окружающей среды и, скорее всего, имеет сильную генетическую детерминацию. НА непрерывных признаков зависит от СО.

Работа поддержана Программой Президиума РАН №28, грантами Президента РФ НШ-2012.4, РФФИ №11-04-00141-а, Интеграционного проекта СО РАН № 18.13, Проекта фундаментальных исследований СО РАН и УрО РАН №70.

Секция 2. Систематика, филогения и изменчивость ПОИСК СООТВЕТСТВИЯ И КОМБИНИРОВАНИЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ И МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ДАННЫХ В СИСТЕМАТИКЕ ЗЕМЛЕРОЕК СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В.Ю. Ковалева1*, Ю.Н. Литвинов2*, В.М. Ефимов3*,**,*** * Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск ** Институт цитологии и генетики СО РАН, г. Новосибирск *** Томский государственный университет, г. Томск vkova@ngs.ru; 2litvinov@eco.nsc.ru; 3vmefimov@ngs.ru Таксономическая сложность землероек Сибири и Дальнего Востока объективно связана со значительным морфологическим сходством входящих в ее состав родов и видов. Тем не менее, Б.С. Юдин (1971; 1989) на основании комплекса морфологических признаков смог построить достаточно удачную классификацию этой группы, не потерявшую своего значения до настоящего времени. Наступившая эпоха молекулярной эволюции и компьютерного филогенетического анализа привела к значительному видодробительству и существенной перестройке систематики землероек (MSW – Wilson, Reeder, 2005). Однако в результате возникло несоответствие между морфологическими и молекулярно-генетическими реконструкциями.

В монографии (Юдин, 1989) содержатся определительные таблицы семейств, родов и видов, а также таблицы морфометрических данных по каждому виду и подвиду, взятых по единому образцу. Таким образом, нам представилась уникальная возможность объединить морфологические описания классической школы с современными молекулярно-генетическими данными по изменчивости одних и тех же видов землероек Сибири и Дальнего Востока, а также оценить степень их соответствия с помощью технологии комбинирования гетерогенных данных (Ефимов, Катохин, 2009; Ковалева и др., 2012).

Морфометрические данные для разных половозрастных групп и для выборок из разных частей ареала были поставлены в соответствие 18 современным видам землероек и далее объединены и усреднены для получения видовых средних. Дополнительно включены число промежуточных зубов и отсутствие/наличие постмандибулярного канала. По тем же видам землероек использованы 310 полных кодирующих нуклеотидных последовательностей гена цитохрома b (cytb) мтДНК, взятых из генетической базы данных GenBank.

Тест Мантеля показал довольно слабое соответствие между морфологической и молекулярно-генетической матрицами расстояний между видами (r=0.373, p=0.00267, число пермутаций = 106). Одним из основных интерпретируемых направлений изменчивости для сем. Soricidae являются размеры. Молекулярный маркер cytb, по всей видимости, не конгруэнтен размерным признакам сем. Soricidae, поскольку является счетчиком нейтральных мутаций, а размеры – признак адаптивной эволюции. После исключения размерной компоненты, корреляция между морфологической и молекулярно-генетической матрицами расстояний (r=0.759, p=0.000621, число пермутаций = 106) заметно увеличилась.

Двумерное неметрическое шкалирование и дендрограмма, построенные по объединенной матрице расстояний, позволяют получить не только современную родовую и подродовую структуру семейства, но и сформулировать ряд гипотез, в том числе, о статусе S.minutissimus.

Судя по объединенным морфогенетическим дистанциям, статус этого вида соответствует подродовому. Некогда S. minutissimus был включен в состав подрода Eurosorex Stroganov 1952. Этот подрод был выделен на основании мелких размеров зверьков и общих особенностей в строении glans penis, т. е. признаков, которые не были нами использованы.

Работа поддержана Программой Президиума РАН №28, грантами Президента РФ НШ-2012.4, Интеграционного проекта СО РАН № 18.13, Проекта фундаментальных исследований СО РАН и УрО РАН №70.

Актуальные проблемы современной териологии. Новосибирск – О КАРИОТИПАХ НЕКОТОРЫХ ЮЖНЫХ ПОДВИДОВ УЗКОЧЕРЕПНОЙ ПОЛЕВКИ MICROTUS (STENOCRANIUS) GREGALIS PALLAS, 1778 (RODENTIA) Ю.М. Ковальская Институт проблем экологии и эволюции им.А.Н.Северцова РАН, г. Москва sicistam@yandex.ru Узкочерепная полевка Microtus (Stenocranius) gregalis Pallas, 1778 – политипический вид, широко распространенный в нашей стране и на сопредельных территориях Казахстана, Киргизии, а также встречающийся в Монголии и Китае. Современный мозаичный ареал этой полевки разделен лесной зоной на северную и южную, а также на низкогорную и высокогорную части.

Зверьки из отдельных географических популяций заметно различаются между собой окраской меха и размерами тела. Сравнительный анализ окрашенных рутинным способом кариотипов узкочерепной полевки из 3-х пунктов в северной и 14 пунктов в южной части ареала выявил у всех исследованных особей, за исключением полевок из двух популяций в Северной Монголии, сходное строение кариотипа с 2п=36, NF =54 (Ляпунова, Мироханов, 1969; Fedyk, 1970; Орлов и др., 1978; Ковальская, 1989).Отклонение от стандартного 36-хромосомного кариотипа узкочерепной полевки, обнаруженное у зверьков из Хэнтэя и Хангая (2п=36 – 40, NF =54 – 58), обусловлено элиминацией одной Х –хромосомы у некоторых самок, а также присутствием добавочных (от 1до 4) хромосом у полевок обоего пола (Ковальская, 1989).

В данном сообщении представлены результаты цитогенетического исследования хромосомных наборов 19 экземпляров узкочерепной полевки из 6-ранее кариологически не изученных, южных популяций этого вида. По данным рутинной окраски хромосом зверьки из Заилийского Алатау (Казахстан, р.Талгар), Терскей Алатау (Киргизия, р. Каркара, р. Баянкол), из бассейна р.Сары-Джаз (Киргизия, р.Талдысу), Хакасии (с. Ново-Николаевка), севера Алтая (с. Кучук) характеризуются стабильным, типичным для этого вида строением кариотипа (2n = 36, NF = 54).

Впервые получены сведения о дифференциальной G-и C-окраске хромосом у 14 экземпляров узкочерепной полевки подвидовых форм «gregalis»(Курганская обл., с. Звериноголовское), «castaneus»(Заилийский Алатау, р. Талгар), «dukelski» (Хакасия и Иркутская обл., с. Аларь), «eversmanni» (Терскей Алатау,р.Каркара, бассейн Сары-Джаза, р. Талдысу), «raddei»(Западное Забайкалье, бассейн р. Темник, с. Сосновка) (у двух последних форм исследованы только С- окрашенные хромосомные препараты).

Различий по рисунку G – окраски хромосом между кариотипами исследованных форм не обнаружено. Яркие прицентромерные блоки гетерохроматина выявлены на всех одноплечих и двуплечих аутосомах, за исключением пары самых крупных субметацентриков. Крупные теломерные блоки гетерохроматина на одноплечих хромосомах двух пар отмечены только у полевки из Западного Забакалья. Х-хромосома у зверьков всех изученных подвидов имеет прицентромерный гетерохроматин, а У-хромосома целиком С-позитивна. Рассматривается возможная связь между теломерными блоками гетерохроматина в кариотипе полевки из Бурятии и В-хромосомами полевок из Северной Монголии (Ковальская, 1989). Выявленная кариологическая обособленность полевок из Забайкалья и Монголии поддерживает результаты анализа изменчивости нуклеотидных последовательностей цитохрома б (Абрамсон, 2006).

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.