WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

Для данного сообщения мы выбрали довольно известный документ, записанный В. Лораном в его Regestes под № 1474, – послание патриарха императору в Атрамиттий, написанное в конце декабря 1284 г. Этот текст дает представление о снабжения византийцев продуктами, а именно зерном и мясом. В письме идет речь о злоупотреблениях чиновников; жалобы на их действия доходят до патриарха, и он сообщает об этом императору. Церковь часто более решительно, нежели государство, пыталась бороться с греховным стяжанием, правда, опираясь на чисто нравственные посылки.

Относительно зерна патриарх говорит, что некие Кимп, Зира, Никита, Парахотис и Мелия разделили для содержания скота территорию от Каллиуполя (Галлиполи) до горы Ганос и взимали с каждого из местных жителей больше, чем полагалось, и устроили себе хранилища пшеницы и ячменя. Патриарх не знает даже, дают ли они животным необходимый корм. Из письма можно вывести, что приставленные ухаживать за вьючными животными люди также продавали зерно в столицу, так как патриарх обвиняет их в том, что они покупают дешево, а продают дорого. По мнению патриарха, они являются больше торговцами зерном, нежели конюхами и смотрителями за мулами.

Что касается мяса, патриарх обвиняет людей, в чьи обязанности входило обеспечение трапезы находящегося в Лампсаке императора, в том, что из разных мест Вифинии они привозили больше, чем необходимо, чтобы выгодно продать излишек в виде шашлыков из свинины и курицы.

Злоупотребления случались и в столице. Патриарх обвиняет наместника, оставленного императором, – бывшего болгарского царя Иоанна, ставшего византийским деспотом. Григорий Кипрский, недавно возвратившись в Константинополь из путешествия вдоль Геллеспонта, подъезжая к столице, встретил мясника, который гнал стадо из овец и торопился войти в город. Недалеко от ворот его встретила целая армия поваров и стольников деспота, которая напала на стадо и отобрала 150 овец для дома своего хозяина. Дело дошло до эпарха, который послал своих людей, чтобы возвратить овец их собственникам, но поXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) сланцы были избиты. Привратники заперли ворота, и люди деспота не смогли завершить грабеж. Появились эпарх, деспот, вероятно, и патриарх. Для видимости они согласились вернуть животных мясникам. Но ранним утром, когда никто не видел, деспот отправился за ворота со своими людьми, забрал 200 овец и беспрепятственно увел их в свой городской дворец. Владельцы животных, естественно, обратились к патриарху в надежде на защиту от несправедливости. Но он не смог ничем помочь им, хотя обращался к деспоту, который остался глух к его словам. Эпарх не располагал достаточной силой, чтобы препятствовать грабежу.

N. Kanev (Choumne) NOTES SUR CERTAINS ASPTS DE LA POLITIQUE EXTERIEURE DE LA BULGARIE LA DEUXIME MOITI DE IXE SICLE Pendant toute la deuxime moiti du IXe sicle l’Empire byzantin a men avec beaucoup de succs une politique d’accroissement de son influence sur les pays et les peuples de l’Europe de l’Est – de la Pannonie et de la Moravie jusqu’ la rgion au nord de la Mer Noire. la Pninsule Balkanique on peut observer un processus de restauration du rle prminent de l’Empire sur la partie occidentale de la Pninsule – soit sous la forme d’une prsence territoriale (par exemple la Dalmatie), soit sous la forme d’une influence politique profonde qui a pour consquence au point de vue byzantin une certaine suprmatie de l’Empire (par exemple chez les Serbes). L’influence byzantine a pntr assez loin de ses frontires – aussi la Pannonie et la Moravie (avec la mission des deux frres Cyrille et Mthode), o la Principaut de la Grande Moravie a cherch une alliance avec Byzance contre ses adversaires – le Royaume orientale des francs (le futur Regnum teutonicorum, c.--d. L’Allemagne) et la Bulgarie.

Le grand rival de Byzance au Sud-est europen – la Bulgarie – tait encercl de tous cts par des voisins qui taient en gnral hostiles ellemme et amicales et allis l’Empire. l’Ouest les Serbes qui gravitaient Настоящее исследование реализовано с финансовой помощью Шуменского университета в рамках научно-исследовательского проекта № РД-05353/12.03.2010 г.

XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) vers l’Empire byzantin, ils se sentaient menacs par l’accroissement de l’tat bulgare et ils taient des ennemis de son puissant voisin ds le temps des khans bulgares Pressian et Boris I. Au Nord-ouest la Principaut de la Grande Moravie tait un ennemi naturel de la Bulgarie, parce que ces deux forces taient en une rivalit presque constante pour la domination sur les rgions du cours moyen du Danube. Depuis sa naissance, la Principaut de la Grande Moravie avec sa formation a t une barrire contre la pntration de la Bulgarie en Europe centrale et la cration de l’tat morave a eu pour sa consquence que la Bulgarie a perdu les territoires entre la Tissa et le Danube. En plus, la menace pour la Grande Moravie du ct de l’Allemagne, aussi bien que la concurrence traditionnelle entre l’tat bulgare et Byzance, tout cela tait une base naturelle pour la formation des deux axes d’alliance – entre la Bulgarie et l’Allemagne d’une part et entre la Grande Moravie et l’Empire byzantin d’autre part, deux axes qui pouvaient toujours tre rveills selon les circonstances et qui taient ranimes en ralit plusieurs fois la deuxime moiti de IXe sicle.

Au Nord-est la frontire de la Bulgarie pouvait tre toujours dstabilise par des voisins belliqueux nomades et surtout – par les Hongrois, devenus dj une force assez puissante au dernier quart de IXe sicle. l’Est des nomades, le Khaganat khazar tait devenu un tat avec des relations traditionnelles avec Constantinople, sur qui la Bulgarie, plusieurs fois lutt contre les khazars aux sicles prcdents, ne pouvait point compter. Bien entendu, au Sud et au Sud-ouest l’encerclement de l’tat bulgare a t achev par son plus grand adversaire – l’Empire byzantin.

Cet encerclement de la Bulgarie par des voisins ennemis (ou au moins incertains) est dj un fait au milieu de IXe sicle. Peut-tre, c’est une des causes des dfaites militaires de Boris I aux annes 50 et 60 de IXe sicle.

La Bulgarie tait donc dans une situation assez difficile et elle avait besoin de sortir de cette isolation et de dchirer cet encerclement hostile tout prix.

Il semble vident que le dchirement de cet encerclement avait t pour longtemps un des buts principaux toute la politique extrieure de l’tat bulgare. La seule solution pour Boris vers le milieu des annes 60 de IXe sicle tait d’entrer en alliance ingale avec l’Empire byzantin. Peut-tre dans ce contexte on doit examiner aussi la christianisation de la Bulgarie.

Etant donn cette situation, on peut bien comprendre pourquoi le souverain bulgare avait t oblig de soutenir la paix profonde avec l’Empire aprs la conversion de son tat au christianisme.

Evidemment, la Bulgarie tait en profonde difficult de mener une politique active et elle ne pouvait pas se confronter avec l’Empire byzantin sans dchirer l’encerclement et sans pouvoir vincer la possibilit de lutter sur XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) deux ou trois fronts militaires en mme temps. En cet aspect peut-tre Vladimir-Rassate (889–893) a cherch de nouvelles possibilits pour la politique extrieure bulgare avec l’alliance entre lui et le roi des francs orientaux Arnulf (888-899) contre le prince de la Grande Moravie Sviatoplouk I (870-894), parce qu’un affaiblissement du prince morave aurait signifier une absence de menace srieuse pour la frontire nord-ouest de la Bulgarie et de cette faon – une possibilit de changement et d’activation de la politique bulgare contre l’Empire byzantin.

Le plus grand succs des efforts des souverains bulgares pour dchirer l’encerclement hostile de leur pays et d’liminer certains des ennemis plus ou moins puissants ses frontires est ralis au temps de Simon le Grand (893–927).

Au premier plan il a limin pour des dcennies la menace des ennemis dangereux au Nord-est et au Nord-ouest – les Hongrois et l’tat morave.

En 894–896, pendant la premire guerre de Simon contre les Byzantins, le prince bulgare, aid par les Petchengues, a vaincu compltement les Hongrois. Aprs sa grande victoire sur les Hongrois, Simon a ralis un brillant coup stratgique. Poursuivis par les troupes bulgares la direction espre par le souverain de la Bulgarie, en pratique les Hongrois avaient t transfrs de force en Pannonie par les Bulgares. L les Hongrois n’ont eu aucune autre possibilit que d’entrer dans une lutte vie ou mort avec la Principaut de la Grande Moravie pour envahir de nouvelles terres et de cette faon d’assurer leur existence et leur avenir. En plus, aprs la mort de Sviatoplouk I en Moravie, en 894 commena la lutte intestine entre les deux princes moraves concurrents Sviatoplouk II et Momir II (894–906) et l’apparition des Hongrois d’Arpad en Pannonie a compliqu beaucoup plus la situation au pays. Pour le souverain bulgare c’tait une garantie d’une guerre bien continuelle dont tous les participants taient des ennemis de la Bulgarie, une guerre qui tait une garantie pour la paix sa frontire nordouest. En tous cas c’tait une guerre qui aura pour consquence une limination pour longtemps de deux des ennemis de l’tat bulgare et l’limination dfinitive de l’un entre eux. Donc, la Bulgarie avait dj toute la possibilit de lutter avec toutes ses forces au Sud, contre l’Empire byzantin, sans tre presse du Nord. Douze ans plus tard la Principaut de la Grande Moravie est dtruite par les Hongrois, mais deux dcennies encore les vainqueurs n’taient pas une menace pour la Bulgarie.

Au deuxime plan Simon a fait beaucoup d’efforts pour imposer son influence sur les Serbes. Pour obtenir son but, deux reprises Simon a replac les princes serbes avec ses protgs. De cette faon, le monarque bulXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) gare a espr vincer l’influence byzantine. Enfin, il a limin l’tat serbe en l’incorporant aux territoires de la Bulgarie.

Les grands succs militaires de Simon contre l’Empire byzantin, des succs qui ont provoqu la naissance de l’autre empire du Monde byzantin – l’Empire bulgare, videmment taient possibles parce que le souverain de la Bulgarie a russi effectivement de dchirer l’encerclement hostile de son tat.

А.С. Козлов (Екатеринбург) ORIGO CONSTANTINI IMPERATORIS – ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕНДЕНЦИОЗНОСТИ ДОКУМЕНТА Бросается в глаза, что Origo Constantini, первая часть сочинения Анонима Валезия, в отличие от Chronica Theodoricana, второй части, крайне бедна социальными реалиями. Но именно они – самый яркий пример противоречий в поле тенденциозности этого документа. Дело не только в том, что автор подчеркивает низкое происхождение ряда императоров, и особенно – Лициния, противника Константина, но и говорит о простом происхождении Елены, матери Константина. Основополагающий для античной сословной сферы термин populus использован в первой части «Анонима» всего один раз, в описании гибели Максенция после поражения у Мульвийского моста (Origo, 4.12); в подобном контексте populus – скорее уничижительно-количественная категория. Некоторый социально-стратификационный аспект содержится в одной из инвектив в адрес Лициния, из-за жадности и сладострастия которого «occisis ob divitias pluribus, uxoribus eorum corruptis» (Ibid., 5.22). Сочувствие к пострадавшим богачам со стороны автора Origo здесь налицо, но оно явно размывается риторическим пафосом, присущим любому псогосу.

Крайне важное для античности понятие cives употребляется в Origo только один раз, хотя и в важном рассказе об основании Константинополя. Константин, согласно документу, разыскивал для новой столицы граждан отовсюду, причем потратил на них огромные средства (Ibid., 6.30). Этот факт проанализирован в научной литературе, но в контексте Origo важно то, что сразу за этим сообщением идет информация о характере сената, учрежденного Константином в новой столиXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) це – «senatum constituit secundi ordinis», – а также указание на предоставление новым сенаторам титула clari. Учитывая то, что оба этих сообщения композиционно объединены в одном разделе источника, можно полагать присутствие в воззрениях составителя Origo нераздельной классической римской дихотомии, подчеркивающей различие и в то же время общественный параллелизм таких основополагающих институтов как «сенат» и «народ».

Что касается использования автором Origo термина senatus secundi ordinis, то оно было более характерно для политического лексикона Запада, сенаторская знать которого снисходительно относилась к восточным коллегам. Однако сам этот термин резко контрастирует восторженным оценкам, даваемым другим мероприятиям Константина в новой столице: «Как будто свою родину он украсил его с великолепной пышностью и пожелал уравнять с Римом» (Ibid., 6.30). Но, тем не менее, данными пассажами интерес анонимного жизнеописателя к сенату и народу Константинополя исчерпывается. Учитывая общее позитивное отношение автора Origo к своему герою, это лишний раз склоняет к предположению, что аноним в своих воззрениях далек от особого внимания к обеим столицам империи. Для Рима в его труде вообще не нашлось хотя бы минимума восторженных слов.

Почти половина объема Origo приходится на сообщения о взаимоотношениях Константина и Лициния. В военно-политической тематике повествования, традиционной для античной исторической литературы, эти рассказы выходят на первый план. Уникальная информация о гражданских войнах между двумя претендентами на гегемонию в империи (с перерывами с 314 по 324 гг.), когда основные кампании разворачивались на Балканах и отчасти – в Малой Азии, дает ясно понять, какими гигантскими ресурсами располагала территория будущей Византии, будучи способной столь долго подпитывать амбиции Лициния.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.