WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

В историографии теме прихода уделено значительное внимание. Достаточно назвать широко известные исследования Е. Хермана, Б. Ферьянчича, М. Каплана, Ж. Дагрона, Д. Томаса, Е. Папаянни, Ш. Герстель и А.-М. Толбот. Однако в изучении различных аспектов сюжета заметна существенная диспропорция – предпочтение отдано церковноадминистративным вопросам, роли приходов в процессе христианизаXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) ции, а также положению клира и проблемам его материального обеспечения. В данном докладе рассматривается религиозная жизнь приходов с целью выявления в ней комплекса ритуалов и представлений, относящихся к сфере «народной религиозности», то есть отражающих специфику массового религиозного сознания. В источниковой базе материалы для осмысления темы сохранились крайне неравномерно. Можно выделить совокупность текстов VI–VII вв. (агиографические сочинения и акты Трулльского Вселенского собора), информацию из памятников XI–XII вв. (труды Феодора Вальсамона, канонические вопросыответы, полемический трактат Льва Тосканского), а также ряд источников XIII-XV столетий (акты константинопольского патриархата, сочинения Иосифа Вриенния, Номоканон при Большом Требнике). Следует отметить, что база данных византийского времени существенно дополнена сведениями, которые почерпнуты из фонда греческой этнографии нового и новейшего времени. Речь идет о применении с их помощью метода ретроспекции, значительно расширяющего возможности анализа темы.

Поскольку византийские материалы не позволяют изучать историю отдельных приходов, или даже системы приходов какой-либо епархии или города, основу исследования составляет обобщенный образ прихода, имеющий в качестве скелета модель типичной приходской структуры, компонентами которой выступают храм, клир и община прихожан.

Храм, особенно из числа так называемых общих церквей, должен был быть средоточием жизни прихода. Однако византийский религиозный пейзаж, как в городах, так и в сельской местности, отличался большим разнообразием, и конкуренцию храму составляли многочисленные часовни, семейные молельни и расположенные поблизости монастыри, предоставлявшие мирянам доступ к сакральному пространству и необходимым ритуалам. Немало имелось культовых сооружений расположенных внутри частных жилищ. Стремление византийцев удовлетворять религиозные потребности с их помощью вызывало негативную реакцию духовенства, осуждавшего пренебрежение общественными богослужениями. Тем не менее, не только храм, но пространство вокруг него играли роль сакрального локуса – здесь совершались публичные обряды, в частности, освящался скот во время весеннего выгона на пастбища.

Положение и роль клира в городах и в сельской местности существенно отличались. В деревнях клирики были глубоко интегрированы в крестьянское сообщество и в массе мало отличались от рядовых приXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) хожан, хотя и обладали более высоким социальным статусом. Источники зафиксировали готовность духовенства идти навстречу запросам паствы даже в тех сферах, которые выходили за пределы дозволенного.

Тем не менее, сохранилось немало примеров пренебрежительного отношения мирян к клирикам.

Что касается приходского сообщества, то именно оно выступало хранителем древних, глубоко укорененных традиций, и тщательно следило за их соблюдением. Это касается праздников языческого происхождения, иногда подвергавшихся поверхностной христианизации, аграрного ритуального цикла, публичных кровавых жертвоприношений и всего того, что связано с обрядами перехода (рождение, брак, смерть).

Роль храма и приходского духовенства была в этом сложнейшем комплексе исключительно важной. Однако остается пока открытым вопрос: можно ли признать ее доминирующей Н.Н. Баранов (Екатеринбург) ИМПЕРСКАЯ МИФОЛОГИЯ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОПАГАНДЕ ВИЛЬГЕЛЬМИНСКОЙ ГЕРМАНИИ На рубеже XIX–XX вв. христианский мир заговорил о «желтой угрозе». Термин, впервые употребленный известным в свое время французским экономистом и публицистом П.Л. Болье, стал активно внедряться в массовое сознание населения ведущих стран запада, прежде всего Германии, для разжигания неприязни к азиатским народам, прежде всего китайцам и оправдания, таким образом, империалистической экспансии на востоке.

Особое место в изобразительной пропаганде, где преобладал карикатурный образ врага, занимает литография представителя немецкой школы академической живописи Германа Кнакфуса «Народы Европы, защитите свои святыни!» Она была создана в 1895 г., раньше других известных произведений подобного рода, по эскизу самого кайзера Вильгельма II и была передана в дар царю Николаю II. Подарок сопровождался просьбой держать под контролем Восток, откуда исходила угроза странам Европы («угрожающая опасность используемого Японией китайского наXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) тиска»). С учетом «травматического опыта», полученного цесаревичем в Японии, дар не мог не произвести должного эффекта. Картина царю понравилась, а кайзер записал в дневнике: «Это действует, если он так сильно обрадовался».

В центре композиции на переднем плане на высоком обрыве – архангел Гавриил с пламенеющим мечом – покровитель немцев. Здесь же слева от него – группа женщин в образах валькирий, символизирующих страны Европы (справа налево): Франция (Марианна), Германия, Россия, Австро-Венгрия, Италия, Британия, Греция (). В надвигающихся с востока и нависающих над европейским ландшафтом грозовых тучах на столбе пламени восседает Будда. Характерно, что впоследствии образ Будды не получал настолько негативной трактовки. Этим аллегорическим изображением Вильгельм II хотел призвать христианские народы Европы к совместной борьбе против «безбожного буддизма». Художественными средствами с использованием узнаваемых символов античной и христианской мифологии выражена идея интеграции европейских империй перед лицом общей опасности.

Стоит отметить, что массовый интерес к картине заметно вырос в связи с отправкой немецкого восточноазиатского корпуса на подавление боксерского восстания в Китае. Многие из солдат в ходе экспедиции имели при себе репродукции картины и иногда снабжали изображение припиской «Пощады не давать!» – прямой цитатой из «Гуннской речи» кайзера 27 июля 1900 г.

Н.И. Бармина (Екатеринбург) БАЗИЛИКА:

ПРОСТРАНСТВО СОВЕРШЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ОБРЯДОВ В период становления христианства светская римская базилика постепенно трансформировалась в сооружение, которое соответствовало требованиям нового вероучения: в ней можно было проводить службы и совершать таинства. Однонефные, чаще трeх- или пятинефные постройки, со стропильным перекрытием, разработанным алтарным пространством, широким нартексом, четкой ориентацией запад-восток, скупым внешним декором и богатым внутренним убранством повсемеXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) стно сооружались на территории Римской империи в IV–VI вв. После сооружения Софийского собора в Константинополе приоритет был отдан крестово-купольной архитектуре. Вместе с тем, в горной Греции, Малой Азии, Болгарии и Северном Причерноморье продолжали строить базилики, так как их возведение не требовало значительных трудовых и экономических ресурсов.

К их числу относится и Мангупская базилика в Юго-Западной Таврике. В процессе ее исследования в 1938 г. здесь были обнаружены остатки крещальни. По мнению М.А. Тихановой, эта постройка была создана одновременно с храмом в VI в.

В ходе доследования базилики (1967–2005 гг.) были выделены четыре основных периода возведения крупного христианского ансамбля на Мангупе. Происходившие изменения обусловили «перемещения» пространства совершения таинств крещения и миропомазания. К концу XIII – началу XIV в. купель оказалась в северо-восточном храме, около которого была построена большая базилика. В итоге, здание старой крещальни пришло в упадок.

Последняя перестройка, происходившая около 1425 г., полностью видоизменила архитектурный облик базилики. Вместо величественного собора, некогда центра Готской епархии, на месте южного нефа появилась часовня феодоритского князя Алексея. Отметим, что еще при раскопках Р.Х. Лепера в 1912–1914 гг. была обнаружена капитель, искусно выполненная из проконесского мрамора в виде резного аканфа. В верхней части капители было сделано углубление, что позволило Р.Х. Леперу интерпретировать находку как «переносную» купель.

Можно предположить, что обряды крещения и миропомазания продолжали осуществляться в алтарной части этой часовни.

Очевидно, что невозможно обнаружить археологических подтверждений проведения таинств причащения, покаяния, священства, брака и елеосвящения. Вместе с тем выявлено множество свидетельств обрядовой деятельности на протяжении с VI по XV вв. – похорон и поминальных трапез. Доказательством тому служат 78 гробниц и 482 грунтовых захоронения. Результаты анализа погребальных памятников показывают, что наряду с христианской обрядностью производились и языческие ритуалы.

Таким образом, пространство Мангупской базилики обладало качеством транзитивности: в зависимости от исторических обстоятельств перемещалась локализация совершения религиозных ритуалов, сакральный континуум «дополнялся» языческой «составляющей». Базилика наглядно отражает перипетии судьбы Мангупского XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) городища, изменения этноконфессионального состава его населения, плюралистический характер субкультуры региона.

Н.Н. Болгов, Е.А. Красникова (Белгород) РАННЕВИЗАНТИЙСКИЙ БОСПОР:

ПРОБЛЕМЫ КОНТИНУИТЕТА Понятие «континуитет», будучи калькой с латинского continuitas, невозможно выразить по-русски одним словом. Поэтому представляется необходимым вывести несколько составляющих данного феномена.

Первая составляющая подразумевает простую преемственность эпох, продолжение прошлого (или отдельных его явлений) в будущем (survivance). При этом преемственность может наблюдаться в области материальной культуры, производственных традиций, отчасти в идеологии (христианство), отчасти в государственно-политической сфере. Однако, как правило, на данном уровне на смену государству античного типа приходит варварское раннегосударственное образование, которое лишь пытается имитировать античные политические институты, или делать вид, что античное государство, уже исчезнувшее, продолжает существовать. Вторая составляющая является темпоральной характеристикой и представляет собой непрерывность происходящих процессов, отсутствие дискретности, лакун на протяжении всей переходной эпохи. Третья составляющая включает в себя единство и качественную целостность всех эволюционных процессов. Попытка современного специалиста вычленить какую-либо линию континуитета из общего потока представляется нам методологически неверным шагом, исказившим бы целостную картину.

Проблемы континуитета между античной и византийской эпохами в теоретическом плане отечественными специалистами почти не рассматривались. Для региона Северного Причерноморья никто из авторов в подобном ракурсе проблему вообще не ставил до конца 1980-х гг.

Гораздо большее внимание уделялось эпохе VII–VIII вв. («темных веков») в связи с общими проблемами рождения Византии. Постепенно выработалось две основных точки зрения. А.П. Каждан отстаивал XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) мысль о частичном дисконтинуитете в развитии эпохи. М.Я. Сюзюмов же последовательно утверждал идею континуитета.

Нам представляется, что общетеоретические взгляды М.Я. Сюзюмова, перенесенные на эпоху конца III – VI в. и на северопонтийский регион, Боспор, помогут представить исторический процесс здесь поновому.

Итак, континуитет – это непрерывность существования и развития. Составные части этого явления:

– континуитет государства;

– территориальный континуитет города (топография, градостроительство, система расселения, фортификация);

– континуитет погребального обряда;

– континуитет производственной деятельности, торговых связей, денежной системы (по отдельным памятникам материальной культуры);

– континуитет социальной структуры (знать, военные, клир, ополчение и т.д.);

– континуитет идеологии;

– континуитет духовной культуры и искусства.

Все ученые, так или иначе изучавшие Боспор конца III – начала VII в., отмечали продолжение жизни и сохранение материальной культуры на протяжении всего данного периода, но не менее важна проблема континуитета политического и культурного. Одной из самых сложных проблем является проблема обстоятельств рождения в регионе христианского искусства.

Материальная культура населения Боспора в конце III – VI в. отличалась принципиальным единством и преемственностью по отношению к предыдущему времени. Находки на территории городищ и некрополей убедительно демонстрируют континуитет материальной культуры и сохранение сложно организованной стратифицированной социальной организации. Он прослеживается в сохранении прежних традиций градостроительства, фортификации, планировки, топографии поселенческих структур. Особое значение имеет сохранение традиций и преемственность погребального обряда, прослеживающееся по материалам некрополей.

Не отрицая огромной роли материальной культуры, надо признать, что ведущей силой, главным фактором континуитетных процессов были традиционная социальная организация и государство – мощная консервативная сила, стремившаяся сохранить основы общественной жизни. Вместе с тем, это – наименее изученная сторона континуитета.

XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) Боспорское государство в рассматриваемый период дало особый, периферийный вариант континуитета, близкий к византийскому, но не тождественный ему.

А.Г. Бондач (Москва) ПРАВОВЫЕ ИДЕИ ИОАННА ЗОНАРЫ В ПОСТВИЗАНТИЙСКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ (НА ПРИМЕРЕ ПИДАЛИОНА) Церковно-правовые сочинения Иоанна Зонары, выдающегося византийского правоведа и историографа, использовались в различных юридических сборниках поствизантийского периода (например, в Номоканоне Мануила Малакса или в Номиконе Феофила из Янины). Наиболее многочисленны заимствования из трудов Зонары в Пидалионе, составленном иером. Агапием и прп. Никодимом Святогорцем и впервые опубликованном в 1800 г. (Бондач А.Г. История и содержание Пидалиона // Богословский вестник. № 11-12. 2010. С. 123-132). Пидалион особенно важен для нас и потому, что он – в отличие от других поствизантийских церковно-правовых памятников – был издан по официальному распоряжению органов церковной власти (Константинопольского Патриарха, а впоследствии и синода Элладской Церкви).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.